ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 17

- Черт возьми, Джулиан, это не смешно! – вскричала девушка, наблюдая, как Рамсден стягивает с себя камзол и беспечно бросает его на пол.

- Надеюсь, – промолвил он, снимая с себя белую рубашку и нагибаясь, чтобы стянуть с ног сапоги. – Начни ты сейчас смеяться надо мной, я обижусь.

- Что, похоже, что мне очень весело? – огрызнулась Айви, оглядываясь вокруг в поисках предмета, которым бы можно было запустить в наглеца.

- Нет, судя по всему, ты разгневана, – с улыбкой проговорил Джулиан, расстегивая штаны, – будто тебе угрожает сказочное чудовище!

Айви отвернулась, не зная, то ли смеяться, то ли злиться на Джулиана.

- Ты – осел, – повторила она, прекрасно осознавая, что румянец на щеках появился у нее не от гнева и не от смущения. Она так и не повернулась, когда он подошел к чану.

- Подвинь-ка ноги, – таким веселым и беззаботным тоном попросил Джулиан, словно они каждый день мылись вместе. – Или убери их назад, или, если ты хочешь, чтобы мне было удобнее…

- Не хочу я ничего такого! – вскричала девушка. – Вот так, Джулиан! Если только ты залезешь сюда, я немедленно выберусь наружу!

Опершись одной рукой о край ванны, другой она потянулась за льняным полотенцем, стараясь, чтобы Рамсден видел только ее спину.

Джулиану было все равно. Как только она встала, он сел в чан и быстро схватил Айви за талию. Молодой человек издал торжествующий вопль, который был бы уместнее на поле боя, а не в ванне, и они с шумным всплеском упали в воду, Айви с полотенцем в руках.

Девушка стряхнула с лица воду и принялась извиваться, вырываясь из сильных рук Рамс-дена, а вода все выплескивалась из чана на темный каменный пол.

Джулиан хохотал, и чем больше вырывалась Айви, тем веселее ему было.

- Джулиан! Замолчи! Что, если кто-нибудь услышит тебя?

Айви никак не удавалось ускользнуть: теплая вода была, как масло, и ее руки лишь скользили по его груди и рукам, а Рамсден продолжал крепко держать ее за талию, прижимая к себе.

- Что ж, если кто-то придет, то я позову этого человека на помощь.

Айви обернулась и поглядела на него сквозь пряди мокрых волос. Джулиан был слишком хорош сейчас, когда капли воды стекали на его широкой груди, темные глаза сияли.

- Ты позовешь на помощь? – возмущенно спросила она.

- Ну да. Вот так. – И Рамсден заорал с такой силой, что Айви была уверена: его слышно даже в деревне: – Помогите, кто-нибудь! Ради всего святого, выломайте дверь! Она заманила меня сюда и попыталась утопить, а теперь не выпускает! Пожалуйста, ради Бога…

Повернувшись к Рамсдену, Айви зажала ему рот мокрой рукой.

- Джулиан!

Довольный собой до чрезвычайности, молодой человек с улыбкой приподнял брови и страстно поцеловал ладонь девушки.

Айви быстро отдернула руку и тут же заметила его озорную усмешку.

- Вот что я сделаю, – заявил Рамсден. – Но начну вот с этого…

Джулиан пригнул к себе головку девушки и прильнул к ее губам долгим поцелуем. Его красивые теплые губы медленно ласкали ее; его язык, дотрагивающийся до языка Айви, заставлял ее млеть и сгорать от желания.

Айви тянулась к нему, как цветок тянется к солнцу, все ее существо было подчинено Джулиану, словно весь смысл ее существования заключался в том, чтобы сливаться с ним воедино.

Поцелуй длился долго, и тишину комнаты нарушало лишь потрескивание дров в камине да тихие всплески воды, ласкавшей их тела нежными, теплыми прикосновениями.

- Черт, – прошептал Джулиан, когда они наконец оторвались друг от друга, – я так долго мечтал об этом.

Положив голову Айви себе на плечо, Рамсден стал ласкать ее шею.

Айви подумала о том, что все ее печали унеслись, как только Джулиан дотронулся до нее. Едва она оказалась в его объятиях, остальной мир перестал существовать для девушки. Рамсден дарил ей ощущение безопасности, уюта. Ах, как бы ей хотелось остаться навсегда в его сильных руках, чувствовать, как он целует ее, гладит ее мягкие волосы…

Айви знала, что лишь Джулиан может подарить ей такие ощущения. Даже их тела, казалось, были созданы одно для другого: голова девушки находила идеальное место на изгибе его шеи, его грудная клетка и длинный торс служили прекрасной «спинкой» для ее спины; даже ее маленькие ноги замечательно устраивались на его длинных ногах.

Взяв руку Айви в свою, Рамсден стал внимательно изучать ее ладонь, а потом оглядел по одному все пальчики с таким видом, будто никогда в жизни не видел вблизи женской руки.

- Как хорошо твоя рука смотрится в моей, – произнес он. – Просто чудо.

Чувства слишком переполняли Айви, чтобы говорить. Просто ее рука лежала в его ладони, но она не могла оторвать от этой картины глаз.

«Можно ли назвать это любовью? Любит ли человек, если он меняется от прикосновений, от слов другого человека? Если вдруг начинаешь замечать тысячи мелочей, на которые прежде не обращала внимания?» – не выходило из головы у Айви. С каким же наслаждением она слушала его дыхание, как ловила чудные звуки его голоса!

Все изменилось, как только Джулиан обнял ее. И вода в деревянном чане, и отблески пламени на ее поверхности. Даже темные углы комнаты казались милыми и уютными, а огонь, пылающий в камине, напоминал собою золотое свечение.

А Джулиан… Ах, Джулиан был слишком прекрасен! Повернувшись к нему, Айви провела пальцем по его лицу… Острый нос с горбинкой, высокие скулы, пушистые брови и сводящий ее с ума рот…

Рамсден молча наблюдал за ней своими мягкими, темными глазами, но взгляд его обещал так много, что сердце Айви таяло от радости.

Они поцеловались еще раз, сжав друг друга в объятиях с такой силой, что кровь девушки забурлила.

Слегка передвинувшись, Айви легла на Джулиана, прижимаясь до боли своей грудью к его широкому торсу. Он не спеша поцеловал ее лоб, щеки, нежные веки.

- У тебя глаза, как у оленихи, – прошептал он ей на ухо.

Айви откинула голову назад, и Рамсден стал ласкать ее гибкую шею, плечи, груди… Вода, как слезы, капала с его рук на ее бледную кожу.

Девушка ощутила, как под теплой водой возбуждается его плоть, и прижалась к Джулиану теснее, судорожно вздыхая. Ее руки, как бабочки, порхали по его мускулистому телу.

В такт их движениям из ванны выплескиваясь вода, но они этого не замечали. Джулиан я Айви, словно в первый раз, тщательно изучали тела друг друга, искали и находили все новые ласки.

Он целовал ее грудь, живот, бедра – до тех пор, пока голова у Айви не закружилась. Его теплые, мокрые руки не оставляли без внимания ни одного уголка ее тела.

Иногда Джулиан что-то бессвязно шептал Айви, называя ее красавицей, умницей, самой желанной, но даже в те мгновения, когда он молчал, его глаза говорили красноречивее слов, и от одного его взгляда девушка таяла, как воск.

Ее тело отвечало на каждое его прикосновение. Лишь однажды, когда он взял ее колени и развел их в стороны, Айви слегка отпрянула. Она даже попыталась вырваться, но Джулиан лишь крепче схватил ее. Глаза их встретились, и она затрепетала от разрывающего ее желания.

- Не вырывайся, – прошептал Рамсден. – Милая Айви, не прячься от меня. Было бы преступлением скрывать этот дивный сад от моего взора. Я хочу прогуляться по нему, и не требуй от меня, чтобы я не понюхал ни одного цветка, не сорвал ни одного бутона.

Дыхание Айви участилось, в груди разрасталось тепло. Прижимая девушку к себе, Джулиан повернулся вместе с ней, и, когда она стала издавать тихие, сводящие его с ума стоны наслаждения, он вошел в нее, наполняя ее тело жаром своего обжигающего желания.

Крепко прижимая Айви к себе, Джулиан входил в нее резкими толчками. Их переполняла безумная радость. Айви казалось, что внутри нее бушует огонь, который охватывает все ее тело, заставляя его содрогаться снова и снова.

Джулиан нагнулся к Айви и стал смотреть в ее глаза, ожидая, что они, как обычно в минуты их близости, станут черными, как ночная мгла.

52
{"b":"25469","o":1}