ЛитМир - Электронная Библиотека

Дверь тюрьмы с треском отворилась, и в зарешеченном окошечке камеры Айви увидела двух мужчин. Тюремщик искал по карманам ключ.

- …Мне согреть в мороз и дать в жару прохладу…

Дверь в камеру распахнулась. Тюремщик застыл на пороге, изумленно глядя на светящуюся, улыбающуюся женщину, на золотистый, мигающий свет, на клочья соломы, пляшущие вокруг узницы…

- Она – посланница сатаны! – взревел Джозия Фейк. – О, злая колдунья! Отдай книгу, написанную кровью твоих жертв!

Маргарет просто стояла, улыбаясь, с рассыпавшимися по плечам седыми волосами и договаривала заклинание:

- Приди, о только приди, ты, потерянная между небом и землей…

Джозия Фейк, с побагровевшим от ярости худощавым лицом, бросился вперед и ухватился за книгу, пытаясь вырвать ее из рук Маргарет. Но хилые, старческие руки крепко держали волшебный фолиант.

- …В очарованном времени! – договорила леди Маргарет.

Айви отступила еще на шаг назад. Стены тюрьмы задрожали, солома сверкающим вихрем закружилась в воздухе. Мигающее свечение охватило улыбающуюся пожилую женщину и разъяренного мужчину, бессвязно выкрикивающего что-то.

Вот камеру осветила ослепляющая вспышка, и последним, что увидела Айви, была улыбка Маргарет и ее восторженное, озорное подмигивание…

В камере стало тихо и темно. Маргарет исчезла…

Вместе с ней – Джозия Фейк.

Айви оторопела.

Тюремщик стоял на четвереньках, уткнув голову в сложенные на полу руки, и громко завывал.

Кроме этих звуков тишину нарушал лишь отдаленный шум морского прибоя.

Постояв еще мгновение, Айви побежала вниз по улице к тому месту, где была привязана Баттеркап. Задыхаясь, она вскарабкалась в седло и поскакала в сторону Виткомб-Кипа.

Когда девушка подъехала к обломкам ворот замка, занималась заря. Отведя кобылу в конюшню, девушка протерла ее и насыпала ей овса. К радости Айви, Джиневер был на месте в стойле и спокойно жевал сено.

Все еще находясь в состоянии оцепенения, девушка зашла в кухню, прихватила с собой сыра, хлеба и сушеных фруктов, вышла во двор и направилась к часовне.

Айви пару раз споткнулась об обломки, пробираясь к тайнику в вымороженном помещении. Лишь со второй попытки ей удалось открыть потайную дверь.

Сюзанна сидела у стены, поставив перед собой горящую свечу. Дейзи крепко спала, положив голову девушке на колени.

Дрожа от возбуждения, Айви закрыла дверь и соскользнула вниз по стене, закрыв глаза от облегчения.

- Ну что, Айви? Удалось? – взволнованно спросила Сюзанна.

- Да. Она исчезла.

- Слава Богу, – прошептала Сюзанна. – Айви, а ты думаешь, она найдет Томаса? Только честно?

- Сюзанна, позволь мне сказать тебе кое-что. – Открыв глаза, Айви улыбнулась темноволосой девушке. – Последним нормальным днем в моей жизни было двадцать третье декабря тысяча девятьсот девяносто четвертого года. Потом я оказалась здесь. За то время, что прошло с тех пор, я уяснила себе одну вещь. Возможно абсолютно все, Сюзанна. Невозможно только то, что еще не случилось.

Сестра Джулиана улыбнулась и слегка толкнула Айви ногой.

- Да ты философ, – насмешливым тоном промолвила она. – Я рада видеть тебя, Айви. – И Сюзанна вновь заулыбалась.

- Я тоже, – ответила Айви.

Оказывается, вовсе уж и не так ужасно прятаться здесь, если рядом Сюзанна. У них была еда, был свет. И Джулиан скоро приедет, в этом Айви была уверена.

- Надеюсь, этот стервец Джозия Фейк здесь не задержится, – промолвила Сюзанна.

Айви захихикала. Может, она очень устала, но это очень развеселило ее. Девушка пыталась представить себе Джозию Фейка в его пуританском наряде посреди нью-йоркской улицы или где-нибудь в эскимосской деревне. Или вдруг он окажется на вечеринке в честь какой-нибудь южной красавицы! А может, побежит от пуль на военном полигоне!

- Айви! Что с тобой? – изумилась Сюзанна.

- Джозия Фейк тоже исчез, – сообщила Айви. – Потерян. В Истории. Где-то в очарованном времени.

Сюзанна уставилась на нее широко открытыми глазами, а затем, впервые с тех пор, как началась охота на ведьм, девушка залилась своим веселым смехом, напоминающим звон серебряных колокольчиков.

Глава 23

Солнце уже садилось, когда Джулиан почувствовал запах моря, – запах, говоривший ему о том, что он дома. Он вдыхал его полной грудью, наслаждался им, как наслаждается водой утомленный жаждой путник.

Рамсден съехал с большой дороги и пробирался неприметными лесными тропами, вьющимися вокруг скалистых утесов, избегая приближаться к деревне. Ему было известно, что Кромвель мог выдать ордер на его арест, и Джулиану надо было быть очень осторожным до тех пор, пока он и его семья не окажутся в безопасности в Кале.

Молодой человек с радостью смотрел на каждую лесную тропу, на каждый шумный ручей, знакомые ему с самого детства. Он вернется. Обязательно вернется назад с Айви и их детьми, и Бог поможет им. И их семья будет процветать – как и все предыдущие поколения Рамсденов.

Подъехав к руинам аббатства, Джулиан пришпорил Бахуса, торопясь скорее попасть домой.

Но вдруг он заметил, что камни в основании девичьего колодца сдвинуты.

- Черт! – Подъехав поближе, он посмотрел вниз и не поверил своим глазам: на земле валялся кусок ткани, а чуть поодаль темнела кожа, в которую он заворачивал книгу.

Но самой книги нигде не было.

- Ох, Айви! – тихо произнес он.

Будет ли она в замке, когда он приедет в Виткомб-Кип? Или окажется, что девушка покинула их, отправившись в туманное будущее? Что случилось, пока его не было?

Рамсден нахмурился. Направив Бахуса к дорожке, ведущей в Виткомб, Джулиан пришпорил коня, и тот перешел на галоп. Молодой человек почувствовал: что бы там ни произошло, событие это огорчит его.

Подъехав к замку и увидев сорванные с петель, взорванные ворота, Джулиан побледнел, сердце его упало. Заметив, что двери замка распахнуты и в большом зале гуляет ветер, он разразился страшными проклятиями. Рамсден боялся даже и думать о том, что тут случилось.

Оставив Бахуса во дворе, молодой человек вошел в замок.

В большом зале никого не было. Он не услышал ни звука, ни живого голоса, приветствующего его. Лишь ветер гонял по комнате светящиеся в лучах заходящего солнца пылинки.

- Сюзанна! Айви! Бабушка!

Бросившись наверх, он стал по очереди заглядывать во все комнаты. Везде было пусто. Он побежал вниз, в кухню. Сразу было видно, что огонь в очаге не разжигали давно: угли были холодными. На столе лежал огрызок высохшего хлеба, которым, похоже, уже полакомились мыши.

Распахнув дверь в бабушкину аптеку и увидев, что банок и бутылей леди Маргарет там нет, а полки сорваны со стен, Рамсден понял, что случилось. Охотники на ведьм добрались до Виткомб-Кипа.

И еще эта чертова книга пропала! Замок пуст. А он-то слышал, что охота на ведьм ушла на запад страны.

- Я этого не переживу, – громко сказал он. Его голос прозвучал гулко в пустой комнате.

Джулиан вернулся в большой зал и вышел во двор.

Бахус удивленно смотрел на хозяина, недоумевая, почему ему не дали овса и воды.

- Отвали! – рявкнул молодой человек, даже не сообразив, что обращается к животному, к коню, который, к слову сказать, только что проскакал огромное расстояние.

Джулиан стоял во дворе, вдыхая в себя морской ветер, проникающий во двор через разбитые ворота и через бойницы. Молодой человек отрешенным взором смотрел на красновато-золотистые блики заката.

Он не хотел идти в тайник в часовне. Ему не пережить, если там никого нет.

Но это было необходимо.

- Ты должен пройти через это, – громко сказал Рамсден, обращаясь к самому себе.

Джулиан ворвался в часовню и побежал по усеянному осколками стекол и обломками полу, не дав себе времени подумать и помолиться. Он с силой нажал на камень, открывающий потайную дверь.

- Ты разве не знаешь, что надо стучать? – вместо приветствия сказала ему сестра, нахмурившаяся над игральными картами.

68
{"b":"25469","o":1}