ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прости, – встрепенулся Майкл, отворачиваясь от Селены. – Задумался.

– Я заметила, – Диана улыбнулась, жуя сэндвич. – А она красивая. Давно вы знакомы?

– Неделю. Это второй раз, как мы видимся.

– Она тебе нравится, – Диана сказала это так, что Майкл не понял, был это вопрос или утверждение. На всякий случай он улыбнулся и сказал:

– С чего ты взяла?

– Можешь считать это женским чутьем.

– Пусть будет так, – Майкл пожал плечами. – Мы с Селеной всего лишь друзья.

– Ты говоришь так, будто сожалеешь об этом. Ты хотел бы большего? Майкл насторожился, поднял бровь и взглянул на Диану.

– К чему она клонит? – думал Майкл, изучая взглядом уголки губ Дианы.

– Неважно, – сказал он вслух. Взгляд понесся за плечо Дианы и впился в Селену, сидевшую метрах в десяти от их столика. Да, он хотел бы большего! Хотел бы держать это изумительное тело в объятиях, покрывать его поцелуями, шептать этим маленьким ушкам слова любви и ловить носом изумительный аромат туалетной воды, аромат настолько сильный, что он до сих пор висел в воздухе над их столиком и дразнил ноздри Майкла.

– Она не замужем, – как бы между прочим заметила Диана, ковыряясь вилкой в салате.

Майкл посмотрел на Диану.

– И…

– И ты мог бы приударить за ней… Знаешь, Майкл, вы, мужчины, ужасные трусишки. Вместо того чтобы подойти к девушке, которая вам нравится, вы предпочитаете стоять в сторонке и наблюдать за ней, испытывая душевные муки. Боитесь отказов, так как от них страдает ваша гордость, поэтому вместо того, чтобы действовать и добиться своего, – ну или хотя бы попробовать это сделать, – вы топчетесь на месте в надежде, что девушка возьмет да сама к вам прибежит, бросится в ноги и будет слезно молить обратить на нее внимание. Но так если и бывает, то очень редко. Истина проста: мужчина – сильное существо, женщина – слабое. Слабое существо никогда не сделает первым шаг навстречу сильному.

Майкл слушал Диану и разглядывал кусочки лука в тарелке. Он чувствовал себя мальчишкой, которого наставляет учитель. Ему не нравилось это чувство, к тому же он не понимал, с чего это вдруг Диане вздумалось учить его общению с девушками. Что это, забота или особое проявление женской ревности?

– А как же сильные женщины? – Майкл отложил вилку в сторону, поставил локти на стол, соединил ладони, а сверху положил подбородок. Его взгляд устремился к глазам Дианы. – Недаром же существует в обществе такое словосочетание, как “сильная женщина”. Как по мне, Селена из таких: она целеустремленная, волевая, решительная.

– Глупый, – рассмеялась Диана. – Как плохо, оказывается, ты знаешь женщин. Сильная женщина – это нонсенс. Только глупая женщина стремится быть сильной, желает уподобиться мужчине. Сила женщины как раз в ее слабости. Такой ее создал бог. Сильный мужчина и слабая женщина – только так мы можем дополнять друг друга и только так мы можем уживаться. Представь, что бы было, если бы мы были равны. Давно бы поубивали друг друга. Создать мужчину и женщину одинаковыми – это был бы большой просчет со стороны бога. А что касается Селены, то мне достаточно было одного взгляда на нее, чтобы понять, что вся ее холодность – это не более чем кожура, обертка от конфеты, с помощью которой она, как и многие из нас, защищается, – между прочим, от вас, мужчин. В действительности, она очень ранимая и нежная девушка. Поверь, я намного решительнее ее, и более волевая. Бросить парня мне легко, для нее же – лишние душевные мучения.

Взгляд Майкла скользнул к Селене. Задержался на хрупких плечах, тонкой шее, утонченном подбородке, перенесся на чувственные губы, поднялся выше и замер на изумительных глазах. Селена обернулась. Их глаза встретились. Майкл хотел было отвести взгляд, но заставил себя продолжать смотреть в глаза Селене.

– Для нас, женщин, холод, отчужденность и даже показное безразличие, – будто издалека несся голос Дианы, – это своего рода оружие, броня, за которую мы прячемся, чтобы уберечь свою душу от мужских посягательств. Хотим мы этого или нет, но для вас, мужчин, мы не больше, чем игрушки, а с игрушками сам знаешь, как поступают, наигрался и бросил. Поэтому нам, женщинам, проще казаться холодными и даже сильными, чтобы отпугнуть, скажем так, недостойных, или слишком игривых…

Дальше Майкл не слушал Диану, так как увидел, как на губах Селены расцвела улыбка. О, что это была за улыбка! От одного ее вида можно было сойти с ума, потерять сознание, а то и испытать экстаз. Недаром говорят, что улыбка – это оружие, особенно улыбка красивой девушки. Против такой улыбки ты бессилен, как мышь перед гадюкой. Ты сразу капитулируешь, не хочешь сражаться, не хочешь сопротивляться. Хочешь только одного, оказаться в плену у носительницы такой улыбки. Упасть к ее ногам, извиваться жалким червем и молить, чтобы она улыбнулась еще.

Майкла будто током ударило. Пот прошиб тело. Ноги задрожали.

– Как хорошо, что под столом их никто не видит, – пронеслось в голове. Селена отвела взгляд и продолжила разговор с подругой.

– Давай не будем говорить о Селене, – Майкл посмотрел на Диану. – Мы же не для того сюда пришли, правда?

– Как хочешь, – улыбнулась девушка и положила руку на живот. – Кажется, я уже наелась. Еще чуть, и я превращусь в шар. Придется просить собачий пакетик.

– Думаю, ты будешь не единственной, кому он понадобится, – Майкл кивнул на тарелку с нетронутой лазаньей. – С ней я погорячился. Придется забрать домой. А вот салат я все же осилю.

На этом разговор затих. Диана продолжала ковырять салат. Мыслями она, казалось, была где-то далеко. Майкл не мешал девушке парить в облаках, разбирался со своим салатом и думал о том, что если он не найдет на выходные развлечение, ему придется застрелиться. Еще одних выходных, проведенных в отупляющем одиночестве дома, ему не выдержать.

Спустя полчаса Майкл попросил официанта принести счет, оплатил его, забрал пакетик с лазаньей, и, сопровождаемый Дианой, покинул ресторан.

Глава 6

Музыка проникла в сознание Майкла, разорвала оковы сна и выпихнула его в настоящее. Майкл открыл глаза, протянул руку и взял с тумбочки мобильник.

– Чертов будильник, – пробормотал Майкл, отключил будильник и засунул телефон под подушку. – Надо же было забыть вчера его отключить. Поднял в шесть утра.

Субботнее утро ворвалось в комнату лучами солнечного света и заливистой трелью соловья. Ветерок-проказник скользнул в комнату через приоткрытую форточку и принялся дергать за штору. С улицы донесся звук работающего двигателя, задрожал, завибрировал и унесся прочь, сопровождаемый криками птиц.

Майкл закрыл глаза и попытался заснуть, но сон ушел и возвращаться, судя по всему, не собирался. Майкл заворочался в кровати, перевернулся на один бок, на другой, в конце концов отбросил одеяло в сторону, поднялся и свесил ноги с кровати, затем окинул взглядом комнату, подхватил со стула банный халат и направился в ванную. В ванной он разделся и вошел в душевую кабинку, включил воду и замер, наслаждаясь мягкими потоками теплой воды, струившимися по обнаженному телу. Вода сбегала по коротким волосам, падала на грудь, скатывалась на живот и устремлялась к ногам.

Мысли, эти непослушные бестелесные птицы, сорвались, будто напуганные кем, и понеслись в прошлое. Майкл вспомнил вчерашний вечер. Перед глазами тот же час возник образ Селены. Очертания милого личика, окутанного, словно туманом, золотистыми волосами, волосами роскошными, вьющимися, длинными. Майкл успел полюбить эти волосы. Даже не осознавая этого, он влюбился в них, словно мальчишка в новую игрушку. Он представил, как касается этого шелка, проводит по нему ладонью, целует, наклоняется к шее и вдыхает аромат туалетной воды. Его ноздри трепещут, будто парус на ветру, пытаясь вобрать в себя как можно больше, чтобы оставить на потом, когда рядом не будет этого божественного тела, этого цветка редкой красоты.

Майкл мотнул головой, прогоняя наваждение, но не тут-то было. Образ ни в какую не желал пропадать, все манил, дразнил воображение, расцветая пышными картинами. Вот его рука ложится на шею Селены, двигается к подбородку, приподнимает его. Губы Селены, этот прелестный чувственный бутон, к которому так хочется прикоснуться губами, будто к живительному роднику, и пить из него, жадно, страстно, до потери сознания, – полураскрыты, слегка подрагивают, готовы ринуться навстречу по первому зову. Майкл не в силах себя сдерживать. Он хочет эти губы, хочет это тело! Прикоснуться губами, прикоснуться телом, слиться с ним, стать одним целым, наслаждаться сводящей с ума музыкой единения женского тела и мужского.

15
{"b":"254693","o":1}