ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обратная сила. Том 1. 1842–1919
Лекс Раут. Наследник огненной крови
Княгиня Гришка. Особенности национального застолья
После того как ты ушел
Напряжение на высоте
Канун Всех Святых
Голод
Анатомия шоу-бизнеса. Как на самом деле устроена индустрия
Легкая уборка по методу Флай-леди: свобода от хаоса

– Чертово наваждение, – Майкл опорожнил бутылку и потянулся за второй.

– Поостынь, идиот. Ты с ней даже не встречаешься. Да и что, девчонок мало вокруг? Выбирай любую. Чего ты присосался к Селене, как пиявка к заднице, – со второй бутылки слетела крышка и улетела куда-то в темноту.

– Вон, Диана. Чем хуже? Горячая греческая кровь. Спокойная с виду, но готов заключить пари, в кровати огонь, может даже похлеще Селены. Девушка-вамп. Выжмет как лимон и даже, быть может, не выбросит за ненадобностью. В Европе люди другие. Не такие, как мы, помешанные на сексе, еде и вещах. Рабы успеха, глашатаи мнимой свободы. И девушки у них другие. Более семейные, что ли. Не знаю, но не такие, как наши. Если так, то вот возьми и пригласи Диану поужинать, пообщайся с ней, может из этого что-то и получится. Диана не Селена. Эта даже позвонить не соизволила, смску прислала. Как кость собаке бросила. Мол, с тебя и этого хватит. Чертово женское безразличие… А Селена чем-то похожа на эту… – Майкл хлебнул из бутылки и кивнул на диск луны, как корабль разрезающий небесную гладь. – Такая же безразличная, холодная. Все они такие. Весь женский род таков. Мужики для них – поставщики спермы, не более. Ты им звезды с неба, а они тебе нож в сердце. Вот и вся благодарность. Всех своих бывших я на руках носил и что имею сейчас? Ничего. Дырку от бублика. Разодранное в клочья и склеенное кое-как сердце. Как можно кого-то любить, если в ответ получаешь только боль, хорошо бы только головную – так нет, душевную, самую сильную из всех, что способен чувствовать человек… Дерьмо! – Майкл залпом осушил остатки пива во второй бутылке и запустил бутылку в землю. Бутылка стукнулась о землю и покатилась, приминая спящую траву.

Майкл откинулся в кресле и уставился на звезды. Далекие и равнодушные к человеческим проблемам, они весело перемигивались друг с дружкой. Белые, желтые, подернутые синевой, они взирали свысока на одиночку в кресле, шептались и смеялись, не понимая, да и не желая понимать хитросплетений человеческой души. Может, из-за того, что у них самих не было души? Майкл часто в прошлом мечтал о том, чтобы не иметь души. Если бы не было души, не было бы и душевной боли. К сожалению, или к счастью, человеку не дано выбирать, рождаться с душой или без, иначе был ли бы он человеком? Не душа ли делает человека человеком? Но она же обрекает его и на страдания. Майкл ненавидел страдать, впрочем, как и любой обычный человек, поэтому старался избегать всего, что может причинить страдания. Только вот парадокс в том, что часто ты не знаешь и не можешь знать, что заставит тебя страдать. Начиная новые отношения, Майкл вряд ли думал о том, что они принесут ему страдания, как и любой другой человек. Поэтому неудивительно, что, в конце концов, Майкл начал заводить новые отношения все реже. Нужны ли они, если за ними, как тени за путниками, плетутся страдания?

Ветер набросил на лунный диск, словно вуаль на лицо, тонкое и легкое облако, будто пожелал спрятать ночную красавицу от взглядов окружающих. Впустую. Луна не пропала из вида, лишь слегка померк ее свет. Виднеющаяся сквозь тонкую облачную пелену, луна продолжала скользить вперед, гордая в душе и холодная в поступках, величественная в самообмане и таинственная в мужских мечтах, как… как женщина.

– А ведь и впрямь похожа, – Майкл поставил бутылку на землю, ухватился рукой за ручку старого кресла и поднялся на ноги. Взгляд ни на миг не отрывался от луны, образ которой проступал через облачный занавес.

– Точно как женщина, не знающая любви. Только посмотри на нее. Одинокая, властная, идет себе по небу, а за ней, как мужики за женщиной, вьются звезды. И почему нас тянет к таким. Ведь так не должно быть. Нам, мужикам, нравятся ранимые, ласковые и нежные девушки, а не глыбы льда, пусть даже и красивые, как Афродита, в своей девственной наготе и пахнущие, как цветочные оранжереи. И все же нас тянет к ним… влечет… влечет… влечет, будто кто проклятие наложил. И не избавиться от него… не снять никак… на погибель свою… – Майкл подхватил с земли бутылку и поднес к губам. Холодная влага заполнила рот, часть вылилась наружу, но большая часть устремилась вниз по пищеводу.

Майкл тряхнул головой, сбрасывая с губ пивные капли, запрокинул голову и вновь устремил взгляд на луну, успевшую выскользнуть из-за облака, как женщина из платья, так же грациозно и игриво.

– Вот, что я тебе… тебе скажу, Селена, – Майкл ткнул указательным пальцем в сторону ночного светила, – Ты… ты можешь сколько угодно вилять своим прелестным задом у меня перед глазами, но… но я не такой, как другие. Запомни это, хорошенько запомни. Я не поддамся на твои чары, какими бы крепкими они ни были. Пусть другие бегают за тобой, как кобели за сукой, а я не буду. Слышишь меня? Не-е бу-ду. Я знаю одно: женщина без любви – что мир без солнца, погибель для всего живого. Я не хочу, чтобы ты стала моей погибелью. Ты женщина без любви, а я хочу, чтобы меня любили. Слышишь? Любили, а иначе ничего у нас не получится. Я за любовь… – Майкл плюхнулся в кресло, бутылка выпала из рук и хлопнулась о землю, проливая остатки пива. – За любовь… будь она неладна. За любовь… – Майкл перевернулся на бок, обхватил себя руками и поджал ноги. Голова уперлась в спинку кресла, глаза закрылись, дыхание начало обретать прежнее спокойствие.

– Пошло все к черту, – прошептал Майкл, чувствуя, как сон наконец-то соизволил постучаться в его дверь, крепче сжал себя в объятиях и уронил голову на подлокотник. – Холодно… Ну и пусть… Я хочу спать…

Ветер пробежался по телу Майкла, взъерошил волосы на голове, подергал за полы халата, но Майкл не обращал внимания на проказы ветра.

Сознание заполнили сновидения, тело расслабилось, дыхание успокоилось. Сердце тихо пульсировало в груди, отбивая вечный ритм жизни. Майкл спал и вместе с ним спал окружающий мир, и только луна, загадочная и гордая в своем одиночестве, еще долго продолжала свой путь по чернильному небу.

Глава 4

Музыка в стиле Нью Эйдж, медленная, релаксирующая, ворвалась в сознание Майкла, прогоняя прочь сновидения. Майкл открыл глаза и уткнулся глазами в зелень травы перед собой.

– Ох, – вырвалось из груди, когда Майкл попытался встать с кресла. Тело затекло и отдавало тупой болью, то в районе поясницы, то в плечах, то в шее. Мышцы ныли так, будто прошлый вечер Майкл провел в спортзале, а не на работе.

Превозмогая боль, Майкл поднялся на ноги и осмотрелся. Солнечные лучи играли на лужайке перед глазами, прыгали по ясеням и кустам можжевельника, уносясь все дальше в пустошь. Вдалеке скользили по трассе машины, наполняя округу звуками работающих двигателей.

– Вот и поспал, – Майкл зевнул и потянулся, после чего принялся махать руками, разгоняя кровь по телу.

На улице было прохладно. Солнце еще не успело подняться высоко, поэтому его лучи хоть и были теплы, но не грели.

Вновь заиграла музыка. Майкл прислушался. Звук несся из кармана халата. Майкл запустил руку в карман, достал мобильник и взглянул на экран.

– Ник? С чего бы это вдруг? – пробормотал Майкл, поднося телефон к уху. – Алло.

– Сафер? Райт. Спишь?

– Нет, – Майкл попытался удержаться от зевка, не получилось.

– Очень хорошо. Я вчера общался с мистером Робинсом. Надеюсь, ты еще не успел о нем забыть? Так вот. Сегодня он возвращается из Монреаля, обещал заехать по дороге из аэропорта к нам в офис и ознакомиться с условиями сотрудничества. Так что давай поднимай задницу и мчись в офис, готовь документы. И знаешь что, Сафер? Если ты и на этот раз провалишь встречу, я собственными руками тебя задушу. Ты меня понял?

– Понял. Когда приедет мистер Робинс?

– Когда точно, не знаю. Где-то в первой половине дня. Чтобы не было скучно одному, вызвони еще кого-нибудь. Например, своего секретаря. Будет, кому кофе делать. В общем, делай что хочешь, обещай что хочешь, но этот клиент должен быть наш. И еще. После встречи с мистером Робинсом обязательно свяжись со мной. Разговор окончен. Удачи.

9
{"b":"254693","o":1}