ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И я не знаю. – Вообще ни разу об этом не задумывалась.

Похоже, мне нужен хоть какой-то капитал, который придется пустить в оборот. Значит, мне нужен богатенький «папочка». Или Рейес Фэрроу.

- Ну и ладно, - сказала я, сложила список и затолкала в карман. – Пойду тогда прямиком к владельцу.

- Ты с ним знакома? – удивился мистер Зи.

Естественно, раз он не знал обо мне, то думал, что владелец – это «он». Рейес приобрел здание, а потом переписал его на меня. Подарить мне многоквартирный дом – все равно что подарить двенадцатилетнему ребенку одну из пятисот крупнейших промышленных компаний и сказать «Ну держи, сдувай пылинки».

- Еще как знакома. И собираюсь ему подробненько рассказать о том, как меня сегодня тут приняли.

- Серьезно? А я ему тогда про страуса расскажу.

У меня отвисла челюсть.

- Это было всего один раз! И птичка осталась целой и невредимой!

- Угу. А теперь можно мне закончить с ужином?

- Можно. – Я развернулась и громко зашагала по коридору. Пусть знает, в каком я бешенстве.

Страус, твою дивизию. Птичка живет себе припеваючи, с тех пор как ветеринар снял с нее наряд из пакетов.

Направляясь к квартире Рейеса, я надеялась, что он уже вернулся с работы. По пути на всякий случай пару раз позвала Даффа. Черт бы его побрал! То не избавишься от него ни за какие коврижки, то фиг найдешь. Прямо как призрак, ей-богу.

Я постучала к Рейесу, смеясь над собственной шуткой. Ну кто-то же должен был посмеяться. Чаще всего мои шутки понимает только один человек – я сама. Что тут скажешь? Одиночество – мой удел.

Дверь открылась. На пороге стоял крайне раздраженный на вид Рейес. Что я опять натворила?

- Привет, - сказала я, а через полсекунды дверь захлопнулась у меня перед носом.

Какого…? Я снова постучала. На этот раз со всей дури. Дверь распахнулась. Рейес прислонился плечом к косяку и сложил на груди руки. Нравится ему эта поза, судя по всему. А мне нравится, что она ему нравится.

- Ну и к чему это было? – поинтересовалась я.

- Почему ты не воспользовалась ключом?

- Потому что. – Честно говоря, я об этом подумывала, но мне все еще было не по себе вот так запросто к нему вламываться. Я протянула Рейесу список. – Думала, ты на работе.

- Был. Уже нет.

- Прямо забросал меня словами. Ну что ж, у меня тоже есть для тебя парочка слов. – Пришлось буквально сунуть ему в руки список. – Мне нужен стартовый капитал, который я пущу в оборот.

Рейес глянул на список:

- Ну и что ты сделаешь за новую плиту для миссис Аллен?

- Буду прыгать до потолка и напевать «Оклахому»[5]. Откуда мне знать? Это же плита.

- Если мне придется отвалить такой куш, то понадобится серьезная поощрительная программа.

Я чуть не расхохоталась:

- Поощрительная программа? И чем же сегодня поощряется плита?

- Зависит от обстоятельств. У тебя есть форма медсестры?

Я лукаво изогнула бровь:

- Нет, но у меня есть рабский костюм принцессы Леи.

В глубине глаз Рейеса вспыхнул горячий голод, от которого тепло разлилось у меня внизу живота. Голод этот был лишь отчасти вызван тем, что Рейес хорошо знал, из чего состоит упомянутый костюм.

- Сойдет. И обо всех проблемах уже позаботились. – Он отдал мне список. – Просто отнеси это в управляющую компанию.

- А они мне от ворот поворот не дадут?

- Нет, если хотят, чтобы ты оставалась их клиентом. – Тут он прав. – Все еще планируешь нанести визит дилеру?

Пока он говорил, я отвлеклась на какую-то тень сбоку. Иногда СДВ приходится очень кстати. Я повернулась и успела заметить, как у моей двери появился и тут же испарился Дафф.

- Запомни, на чем мы остановились, - сказала я Рейесу, осмотрелась в коридоре и крикнула: - Дафф! Покажись сию же секунду!

Он послушался, вот только нарисовался в другом конце коридора.

- Чем это ты занимаешься? – спросила его я.

- Н-ничем, п-просто с-стою, - ответил он, заикаясь сильнее обычного. Однако смотрел он не на меня. Его взгляд был прикован к Рейесу, а сам Дафф смахивал на кролика, готового сбежать в любую секунду.

- Слушай, - я шагнула к нему, - у меня есть парочка вопросов. Хотела с тобой поговорить. Может, подойдешь?

- С-спасибо, н-но лучше я з-здесь п-постою.

Блин, какой он все-таки милый!

- Как тебе угодно. Но серьезно, мне надо с тобой поговорить… - Я уже собиралась пригласить его к себе, как вдруг краем глаза заметила мрачного Рейеса и повернулась к нему: - Ты что творишь?

- В смысле?

- Ты его пугаешь.

- Я просто стою.

- Пугающе стоишь.

Уголок его рта приподнялся в полуулыбке.

- А как мне надо стоять?

- Для начала прекрати так мрачно на него зыркать.

Он снова перевел взгляд на Даффа. Медленно. Угрожающе.

- Но это же весело.

Я решительно двинулась обратно к нему:

- Рейес Александр Фэрроу, можешь ты быть повежливее с призраками или нет?

Он опустил голову, притворяясь, будто раскаивается, а потом взглянул на меня из-под неимоверно длинных ресниц:

- Только Дафф не какой-нибудь случайный призрак. Верно, пацан? – Рейес бросил на него очередной холодный взгляд, и Дафф испарился.

- Ну елки-палки! – раздосадовалась я и ткнула Рейеса кулаком в плечо. Правда, еле-еле. – Откуда ты его знаешь?

- Мы с Даффом старые друзья. Время от времени он навещал меня в тюрьме.

- Чего?! – Я оглянулась, но Даффа по-прежнему было. – Зачем?

- Он за мной следил. – Рейес легко провел пальцами по моему животу.

- И зачем ему за тобой следить? – спросила я. Вечно обо всем узнаю последней.

- Он беспокоился о тебе. Похоже, он сражен любовью.

Приплыли. Или он не шутит?

- Он призрак, Рейес. Вряд ли у нас могли бы быть какие-то отношения.

- Если у кого и могут быть отношения с призраком, то точно у тебя. И он это знает. – Рейес просунул палец в петлю для ремня и потянул меня к себе.

- Рейес, он совершенно безобиден. Будь с ним поласковее.

Он провел рукой по моей спине, и исходящий от него жар стал почти непереносимым – таким горячим, что впитался в мои волосы, просочился сквозь кожу, тут же покрывшуюся мурашками.

- Мне это очень нравится, - проговорил Рейес, подталкивая меня к себе одной рукой, а на палец другой накручивая мой локон. – Ты не способна видеть в людях плохое, пока не станет слишком поздно.

Все, что он делал, ужасно отвлекало. Мне даже пришло в голову, что он пытается сменить тему.

- По-твоему, Дафф плохой человек?

- По-моему, ты для него слишком хороша.

Наконец я прижалась к Рейесу всем телом.

- Для тебя я тоже слишком хороша.

Мне хотелось его всего лишь подразнить, но Рейес почему-то не купился.

- Согласен, - сказал он, а через секунду его губы коснулись моих.

Мы слились воедино, словно нас сплавили вместе огнем. Рейес обнял меня. Крепко. Неумолимо. Жар вдруг стал обжигающим, каким-то фантастическим, и я ощутила его с головы до кончиков пальцев ног.

Оторвавшись от моих губ, он наклонился и прошептал мне на ухо:

- Думаю, это даже хорошо, что у тебя могут быть отношения с призраком.

- Почему?

- Мы сможем видеться, когда я умру.

Мне хотелось отстраниться, чтобы заглянуть ему в глаза, но Рейес вдруг переключился со скорости в пределах города на ультразвуковую – не успела я и глазом моргнуть, как меня распластали по стене. Длинные пальцы одной руки сковали оба мои запястья у меня над головой, а вторая рука поднялась под свитером по спине. Кончики пальцев словно исследовали впадину позвоночника.

- Ищешь слабое место? – мягким тоном поинтересовалась я, хорошо зная любовь Рейеса к рассечению позвоночников.

- Я прекрасно знаю все твои слабые места, - отозвался он.

А через секунду подтвердил слова делом – скользнул рукой под лифчик и накрыл Уилл Робинсон, нежно сжав пальцами вершинку.

вернуться

5

Песня из мюзикла «Оклахома!», впервые поставленного на Бродвее 31 марта 1943 года.

15
{"b":"254698","o":1}