ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его слова потрясли меня до глубины души.

- По-твоему, мне наплевать на родных и друзей?

- Ты слишком многим пытаешься помочь, и на остальных не хватает сил. Слишком много ты на себя берешь и многим рискуешь. Поэтому тебе не победить.

Зуб даю, он намеренно сменил тему. Вспомнил наш старый спор, чтобы сбить меня со следа.

- Рейес, тебя похитили у биологической семьи или нет?

Тяжело дыша, он отложил ключ и наконец-то посмотрел на меня. В свете светильника его глаза мерцали.

- Да.

- Значит, Фостеры – твои биологические родители. То есть те, которых ты выбрал, чтобы родиться на земле. Так?

- Нет.

Он вернулся к работе, а я стиснула зубы, чтобы не взорваться.

- Значит, у Фостеров похитили ребенка, но это был не ты.

- Нет. И еще раз нет.

На несколько секунд я застыла, загипнотизированная его действиями. Тени между мышцами смещались каждый раз, когда Рейес напрягался.

- Попробую пойти от обратного. У Фостеров не похищали ребенка, - я помолчала, чтобы подыскать правильные слова, - но этим ребенком был ты. Ты был ребенком Фостеров. 

- Теплее.

- Боже мой! – Я распласталась по асфальту со всем присущим мне драматизмом. Разумеется, аккуратно, чтобы не покалечиться. – Я тебе миллион долларов дам, если ты сам все расскажешь.

Рейес посмотрел на ключ, который держал в руке.

- Нет у тебя таких денег.

- Ну ладно. – Я перекатилась на спину, похлопала себя по карманам и вытащила все содержимое. Три однодолларовых купюры, мелочь и арбузную мармеладку. – Я дам тебе три доллара пятьдесят два цента и мармеладку.

Черты Рейеса смягчились, когда он снова удостоил меня взглядом.

- Я собирался отказать, но раз уж ты предлагаешь мармеладку… - Он вылез из-под машины и помог мне встать на ноги. – Если я тебе расскажу, ты мне кое-что пообещаешь?

- Обещаю станцевать стриптиз на коленях, - отозвалась я, убирая с лица растрепавшиеся волосы. – У тебя на коленях.

- Договорились. Меня не похищали у Фостеров.

Я отряхивала задницу, но застыла, услышав его следующие слова:

- Фостеры сами меня похитили.

Пока я пыталась уговорить глаза вернуться в глазницы, Рейес достал из-под машины светильник и закрыл капот. Я и раньше пыталась поговорить с ним о том, как прошло его детство с Эрлом Уокером – монстром, который его вырастил. Рейес не хотел делиться подробностями. Сейчас речь шла о другом, но и тут я чувствовала, что он не горит желанием обсуждать эту тему. Он вытер руки о тряпку, словно и не замечая, что с ног до головы покрыт грязью и маслом. Да уж, для определения слова «сексуальность» в словарь можно запросто вклеить его фотку.

Шагнув ближе, я коснулась его руки, чтобы привлечь к себе внимание. Хотя нет, не так. Чтобы просто к нему прикоснуться, потому что, блин, не смогла удержаться.

- Я вообще ничего не понимаю.

- Я не ангел смерти, - начал Рейес, глядя на тряпку, - и не помню свою жизнь с самого рождения. Но мне удалось кое-что выяснить. Судя по всему, миссис Фостер похитила меня на стоянке в Северной Каролине.

- В Северной Каролине? – обалдела я.

Рейес кивнул:

- Я считаю, что преступление заранее не планировалось. Миссис Фостер недавно узнала, что не может иметь детей. В тот день они с мужем возвращались домой с приема у очередного врача. Машина моей матери перегрелась. Я спал на заднем сиденье. Мы заехали на стоянку. Мать заперла двери и отошла на пару метров за шлангом. Потом вернулась, чтобы укрыть меня одеялом, но заново запереть замки забыла. Все это из своей машины видела миссис Фостер, пока ее муж находился в уборной. Она сочла это знаком свыше. Будто сам бог сказал ей, что она должна меня забрать. Если мать может вот так бросить собственного ребенка, то не заслуживает быть матерью. Миссис Фостер считала, что это несправедливо. Моя биологическая мать стояла перед открытым капотом, заливала воду в радиатор. Миссис Фостер спокойно подошла к машине, открыла дверь и забрала меня. Все случилось очень быстро. Когда мать выглянула из-за капота, меня в машине уже не было.

Он говорил так, словно вычитал все из полицейского рапорта.

- Получается, ты знаешь, кем были твои биологические родители?

- Знаю. Постепенно возвращались воспоминания, хотя до тюрьмы многие из них были обрывочными. В какой-то момент я вспомнил их имена. Правда, больше ничего конкретного вспомнить не получилось.

- Как же тебе удалось узнать столько подробностей?

- Взломал базу данных ФБР и прочитал отчеты.

- Ты хакнул ФБР, сидя в тюрьме?!

Рейес надменно приподнял бровь, и мне оставалось только изумленно покачать головой. Вечно забываю, что он в этих делах профи.

- А что случилось потом? Если миссис Фостер тебя похитила, то почему… То есть тебя опять кто-то похитил? – Картинка никак не хотела складываться. – Ерунда какая-то.

- Это один из тех случаев, когда все с самого начала катится к черту. Забрав меня, миссис Фостер убедила мужа, что так и должно было случиться. Однако возвращаться домой с трехмесячным ребенком на руках было бы глупо. Поэтому они уехали из штата, пожили то тут, то там и наконец обосновались в Альбукерке. Что само по себе странно.

- Почему?

- Потому что мои биологические родители тоже должны были сюда переехать. Потому я их и выбрал. Но даже после похищения я, так или иначе, оказался здесь.

Я прислонилась к фонарному столбу.

- Очень сомневаюсь, что это простое совпадение. Что дальше-то было?

- Прошло какое-то время. Фостеры познакомились с соседями, стали ходить в церковь, начали заводить друзей. Однако у семьи мистера Фостера появились подозрения. Родные хотели с ним увидеться. Его жена никогда им не нравилась. Мало того, они считали ее опасной. Поэтому решили приехать. Фостеры понимали, что родственники сложат два и два, когда увидят у них на руках ребенка того же возраста, что и похищенный мальчик в их штате. Поэтому они меня продали.

- В смысле… взяли и продали? Типа как на «еБэй», что ли?

- Этот кусочек головоломки для меня пока остается загадкой. Может быть, мистеру Фостеру кто-то помог. Не знаю. В общем, как мне кажется, они планировали продать меня и поставить на этом точку. Вот только соседка видела, как через черный ход меня выносит мужчина подозрительной наружности. И позвонила в полицию. Приехали копы, Фостеры запаниковали и подтвердили версию с похищением. Конец истории.

- Рейес, это какое-то безумие. А как насчет родственников мистера Фостера? Разве они ничего не поняли, когда узнали, что у него похитили какого-то загадочного ребенка?

- Хочешь – верь, хочешь – нет, но они так ничего и не узнали. Детей постоянно похищают. Сколько их, по-твоему? Особенно по всей стране? Даже сегодня, в эпоху информационных технологий, мы не видим и сотой части лиц пропавших детей. Ты знала, что каждый день пропавшими без вести объявляют в среднем две тысячи человек? И скольких из них ты видела в новостях?

- И все-таки, - озадаченно возразила я, - как могли копы не увидеть связи? На тебе же были метки, в смысле карта к вратам ада. 

- Да, но, когда я родился, они были едва заметны. Невооруженным глазом не разглядеть. По мере того, как я рос, они темнели. Когда Фостеры меня продали, метки были похожи на бледные родимые пятна. Совсем не такие, как сейчас.

Я уселась на коробку. С неба упали первые капли дождя.

- Все равно в голове не укладывается. По документам, Фостеры милейшие люди. – Вспомнив, что говорила мне Сачок, я потрясла указательным пальцем. – Агент Карсон говорит, у ее отца были дурные предчувствия, связанные с этим делом. Как будто в то время происходило что-то еще, но он никак не мог понять, что именно.

- Похоже, он был неплохим агентом.

- Значит, так или иначе, ты должен был оказаться здесь. Чтобы мы вместе росли и ходили в одну и ту же школу.

Рейес собрал инструменты и посмотрел в небо. От капель на его лице и руках оставались мокрые дорожки.

41
{"b":"254698","o":1}