ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ангелосмертское. Если кому и известно, что на уме у живых чуваков, так точно тебе.

- Поверь мне, солнце, чего я точно не знаю – так это того, что у чуваков на уме. То есть я знаю, что им нравится секс. Вот и все.

- Да нет же, я про людей вообще. Ты можешь узнать, что они задумали, и пометить их.

Капитан открыл дверь, а я не могла пошевелиться и думала только об одном: он совершает огромную ошибку. И я знала это каждым своим атомом. То, что он собирался сделать, неправильно.

- Что мне делать? – уже на бегу в приступе отчаяния спросила я у Ангела. Капитан уплывал сквозь пальцы. Образно выражаясь.

- Спросите его про собаку! – крикнул мне вслед Кори.

Не задумываясь, я заорала:

- А как насчет собаки, капитан?

Тот остановился и медленно, очень по-военному, как на параде, молча повернулся ко мне.

Я покосилась на Кори:

- Так что там с собакой?

Кори пожал плечами:

- Ну не догоняю я, с чего он так зациклился на том, чтобы сознаться. Он же ничего не сделал.

У меня глаза на лоб полезли. Пока все не вышло из-под контроля, я схватила капитана за рукав, глянула на Диби, который все еще разговаривал с псевдоэкстрасенсшей, и затащила капитана обратно в кабинет.

- Погодите, - сказала я, закрывая дверь. – О чем ты говоришь, Кори?

Тот опять пожал плечами:

- Не совершал он никакого преступления. Это я тогда сглупил.

- А подробнее?

Демонстративно вздохнув, Кори прислонился к подоконнику.

- Тот пистолет ему не принадлежал. Он был моим. Точнее моего отца. Я взял его из ящика в отцовском столе. Опять хотел всем показать, какой я неимоверно крутой. А когда Вэн меня нашел…

- Вэн? – переспросила я, глядя на капитана.

Похоже, он верил всему, что здесь происходило, но все равно удивился.

- Короче говоря, он был злее гремучей змеи на охоте. Ударил меня со всей дури, а я наставил на него пистолет. Он хотел, чтобы я во всем признался. И кто? Какой-то мелкий пацан? Ноль на палочке? В общем, я отказался, и тогда он взбесился. Орал и трясся с ног до головы. Одним словом, вел себя, как мелкий кусок дерьма. – Кори смерил капитана взглядом. – Поверить не могу, что он так вымахал. Мы начали толкаться, и на нас прыгнула моя собака. Пистолет выстрелил. Прямо мне в грудь. Вэн хотел помочь мне добраться до больницы, но я послал его к черту. Если бы отец узнал, что я взял пистолет, он бы меня убил.

- Раз ты получил пулю в грудь, то откуда вторая рана? – спросила я, кивнув на колено Кори.

- Я пытался найти у нас в сарае место, чтобы спрятать пистолет. Мне было ужасно больно, даже голова кружилась, вот я и пальнул себе случайно в ногу. Вэн тут ни при чем.

Я повернулась к капитану. Ну кому, бога ради, придет в голову назвать собственного ребенка Вэном?

- Теперь я точно знаю, что там произошло, - со всей серьезностью сообщила я.

- А его родные не знают. Я его убил. Поднял пистолет и…

- Кори помнит все совсем не так. Говорит, вы боролись за пистолет, и он случайно выстрелил. Случайно.

Капитан задумчиво уставился себе под ноги.

- Вам было всего семь, капитан. Уверена, все произошло так быстро, что вы и глазом моргнуть не успели. Но вы этого не делали.

Он посмотрел на меня, явно не собираясь менять свое решение:

- Я не собираюсь менять свое решение.

Как в воду глядела.

- И я не передумаю, что бы вы ни сказали, - продолжал капитан. – Его родные заслужили право узнать правду.

- Да к черту правду! – взвился Кори. – Если он все расскажет, мои родственники узнают, что я натворил.

- Но ведь ты виноват, Кори. Ты изнасиловал невинную девочку.

Он опустил голову и прошептал:

- Я знаю. Но они не знают. Они всегда мне верили.

- Значит, ее имя можно вывалять в грязи, а твое нельзя?

- А что от этого изменится? Вэн сядет в тюрьму за то, что я по-царски облажался. Вот и все.

Тут я вынуждена была согласиться. Даже если капитана не посадят, его карьере точно придет конец. А такие классные копы, как он, на дороге не валяются.

- Расскажи мне что-нибудь гаденькое, - попросила я Кори. – Чтобы было чем его шантажировать.

Капитан сложил на груди руки, всем своим видом демонстрируя, как ему скучно.

- Гаденькое? Да я его не знаю. Он был самым обычным костлявым пацаном.

- Ну блин! – Я в отчаянии уставилась на капитана, пытаясь припомнить хоть что-нибудь, чем можно было бы его уломать. И вдруг кое-что всплыло в памяти. – Я вам помогу. Помогу с делом Лоретты Розенбаум.

Капитан ответил мне полным сомнений взглядом:

- Все следы уже десять лет как остыли.

- А я их подогрею. У меня есть связи. – Я поиграла бровями. – Я могу выйти на людей, на которых вам точно не выйти.

- Мисс Дэвидсон…

- Ладно-ладно! – Я подняла руки, когда он попытался пройти мимо меня. – Давайте поступим так, как вы и хотели. Расскажем все дяде Бобу и узнаем, что он обо всем этом думает. Идет?

Капитан кивнул:

- Так или иначе, я cобирался все рассказать именно ему. Пусть лучше он меня арестует, лишь бы Марш. Марш тот еще ублюдок.

Я чуть не рассмеялась, услышав, как он относится к детективу, который никому в участке не нравился. Бедняжка.

- Согласна на все сто.

Выйдя в коридор, я махнула Диби. Липовая экстрасенсша испарилась. Ужасно хотелось расспросить о ней дядю Боба, но у меня в баночке плавала рыбка покрупнее.

Глава 16

Внимание: изменения в принципиальную позицию

вносятся без предварительного уведомления.

Надпись на футболке

Войдя в кабинет, дядя Боб вел себя крайне отчужденно, что совершенно на него не похоже. Мы обрисовали ему ситуацию во всех подробностях, не забыв упомянуть и о том, что капитан Экерт сфабриковал против меня улики и знал мою самую-самую сокровенную тайну. Ну ладно, если и не самую-самую, то уж точно подобрался почти вплотную. То бишь он был в курсе, что я общаюсь с мертвыми. Знал бы он, откуда взялись такие таланты!

Слушал нас дядя Боб молча и внимательно. Непроницаемое выражение лица ни разу за все время не изменилось. А потом он сказал нечто немыслимое:

- Чарли, оставь нас на минуту.

Я уставилась на него с открытым ртом. Диби словно говорил на иностранном языке. Правда, я знаю все языки, так что сравнение не самое удачное.

- Кажется, я тебя не расслышала.

- Дай нам с капитаном минуту поговорить наедине.

- Не поняла.

Дядя Боб никогда не просил меня выйти из помещения. Наоборот, независимо от обстоятельств всегда настаивал на моем присутствии.

- Нам нужно потолковать с глазу на глаз.

- Ну уж нет, - оскорбленно заявила я. – В эту дребедень меня втянул старый добрый Вэн, а потому я с места не сдвинусь.

Диби поднял руку и позвал какого-то офицера в форме. Я его не узнала, но он был весьма внушительных габаритов, блондинистым и… большим.

- Проводите, пожалуйста, мисс Дэвидсон на улицу.

- Это все из-за липовой экстрасенсши? – заупиралась я. – Думаешь, она тебе дела раскрывать будет? Да она такая же поддельная, как и твои волосы!

Диби смерил меня сердитым взглядом. Я ответила тем же до самого выхода из участка. Уже у двери чудом вывернулась из рук офицера, поправила на себе одежду и сказала ему:

- Это было совершенно ни к чему.

А он молча стоял и смотрел, как я ухожу.

Как только я залезла в Развалюху, зазвонил сотовый.

- Как дела? – спросила Куки.

- Лучше всех.

- А по голосу не скажешь.

- Лучше всех, говорю.

- Не верю.

- Все хуже некуда, ясно? – взорвалась я, превращаясь в комок кипящих нервов. – Хуже некуда! Дядя Боб какой-то странный. Кажется… кажется, он на меня злится.

- Роберт никогда на тебя не злится, - поразилась Куки.

49
{"b":"254698","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая жизнь
Солнечный круг
Я ничего не боюсь. Идентификация ужаса
Обратная сила. Том 1. 1842–1919
Ни кошелька, ни жизни. Нетрадиционная медицина под следствием
Человек из дома напротив
4321
Звезды и Лисы
Тени павших врагов