ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Даже не знаю. Ты живешь за тридевять земель.

Я пискнула, когда Рейес потащил меня на свою кровать, успев поцеловать в живот. Я тоже поцеловала его в живот, перевернулась и легла рядом.

Мы решили остаться на его половине двойной кровати. Все равно она была намного удобнее моей. Понятия не имела, что сон на хорошем матрасе настолько улучшает самочувствие. К такому легко привыкнуть.

У меня есть удивительная способность – сколько угодно жить в блаженном отрицании. Пока не умру, буду проживать каждый день так, будто впереди их еще миллион. И начну здесь и сейчас.

- Если мы когда-нибудь разведемся, - сказала я, выцеловывая дорожку по пульсирующей жилке у него на шее, - я заберу все твои матрасы. Заметь, предупреждаю заранее. Может, теперь ты захочешь заключить брачный договор.

- Ты собираешься со мной развестись?

- Ну-у, не прямо сейчас. У меня, видишь ли, есть парочка возлюбленных среди звезд кино. Я все еще лелею надежды на их счет. Так вот, если кто-нибудь из них когда-нибудь позвонит, ты сразу станешь вчерашним днем.

- А знаешь, это даже печально, как неожиданно порой умирают кинозвезды.

Я ахнула и, приподнявшись, уставилась на Рейеса с открытым ртом:

- Ты убьешь моих любимых звезд?

- Только тех, кто в тебя влюбится.

- Ну и ладно, - вздохнула я, закатив глаза. – Скажу Брэду перестать мне названивать. В конце концов, он женат.

- Мудрое решение. – Рейес прикусил мочку моего уха, и меня пронзило вспышкой удовольствия.

Я убрала прядь волос с его глаз.

- Ты купил мне новый джип.

Столкновение с мистером Разъяренным Психом случилось всего две недели назад. Ну не могла после этого Развалюха стать такой, будто ее только что спустили с конвейера.

- Я надеялся, ты не заметишь.

- Ну еще бы.

- Нони сделал все, что мог. Но ездить в твоей машине, не заменив все целиком, было бы опасно. Стоило бы дороже, чем купить новую, а проблемы не заставили бы себя ждать.

Честное слово, я все понимала.

- Спасибо. Все равно это Развалюха. Я чувствую ее дух.

Рейес погладил меня по голове, словно утешал расстроенного ребенка:

- Пусть так. Лишь бы тебе спокойно спалось по ночам, Датч.

Я рассмеялась, но все равно должна была наказать его за наглость, поэтому укусила за плечо. Больно укусила. Резко втянув воздух сквозь стиснутые зубы, Рейес навис надо мной и убрал челку с моих глаз.

- Говорят, тот, кто знает настоящее имя ангела смерти, обладает над ним властью. В нашем случае – над ней.

Я тут же протрезвела – разговор заинтересовал меня несколько больше, чем вкусные плечи.

- Серьезно? – спросила я, раздумывая, что за имя он имеет в виду.

- Да.

- И ты знаешь мое настоящее имя?

Он подпер голову кулаком и посмотрел на меня сверху вниз:

- Вообще-то, знаю. Слышал, как его шептали все ангелы на небесах, когда тебя отправляли сюда.

- И? – с надеждой вырвалось у меня. В этом смысле я о себе почти ничего не знаю.

- Ты не должна его узнать, пока живет твое физическое тело.

- То есть пока я не умру? – уточнила я. Это может случиться гораздо раньше, чем мы оба думаем.

- Да, пока ты целиком и полностью не станешь ангелом смерти.

- Но ведь ты уже знаешь мое имя. Мог бы и сказать.

Рейес опустил голову:

- Я не знаю наверняка, что произойдет, когда ты узнаешь свое имя. Как я и говорил, за ним кроется огромная сила.

- Как может какое-то там имя скрывать в себе силу?

- Твое имя не «какое-то там». Запомни одну вещь, Датч. Ты не из этого мира. Никогда ему не принадлежала и никогда не будешь принадлежать. Человеческое существование – всего лишь микросекунда твоей истинной жизни. Необходимое состояние, которое привело тебя в это измерение. Поначалу я думал, это и есть первопричина, почему отец хотел, чтобы я тебя дождался. Поймать ангела смерти можно только в человеческой форме. Иных способов пленить портал не существует. Это все равно что пытаться схватить руками дым.

- Ты сказал «поначалу».

- Да. И тут я согласен со Своупсом. Думаю, Люцифер солгал нам обоим. Скорее всего здесь есть что-то еще, но я не знаю, что именно. Так или иначе, когда твое физическое существование прекратится, ты по-прежнему должна будешь заняться работой. Которая продлится веками.

- А узнав свое имя, я стану еще сильнее? – озадаченно спросила я.

- Да, это входит в процесс преобразования. Поскольку твоя семья сама по себе очень могущественная, а ты и подавно, я представить не могу, что произойдет, когда ты узнаешь свое имя.

- Почему ты сейчас мне все это рассказываешь? – Я месяцами умоляла его рассказать мне хоть что-нибудь, но он постоянно отмахивался.

- Я у тебя в долгу, - сухо отозвался Рейес.

- Правда? Круто! И за что ты у меня в долгу?

Он заглянул мне в глаза, и меня поразила серьезность его взгляда.

- Ты сказала «да».

Я удивленно моргнула:

- То есть, по-твоему, раз я согласилась выйти за тебя замуж, то ты мне чем-то обязан?

 - Ты не понимаешь, что это значит. Ты в буквальном смысле из королевской семьи. Тебя произвели на свет король и королева вашего народа. Наша с тобой женитьба все равно что женитьба всеми любимой принцессы и уличного оборванца.

Я фыркнула, но выражение его лица оставалось предельно серьезным.

- Опять же, даже среди своего народа ты совершенно особенная. Сильнее, чем все остальные. Я начинаю понимать, что твоя миссия намного важнее, чем мне когда-либо казалось. И наша с тобой свадьба… Скажем так, твои небесные, за неимением другого слова, родственники никогда этого не одобрят.

- Я бы хотела узнать о них побольше, - рискнула попросить я, но сразу стало ясно, что Рейес больше ничего не расскажет, поэтому сменила тему на его собственную семью: - Ну а как насчет твоих родителей? Ты планируешь с ними связаться? Я все еще считаю, что они были бы рады узнать, как у тебя дела. Что ты жив и здоров.

- Может быть. Наверняка твои родители хотят того же.

Я приподнялась на локте:

- В каком смысле? 

- Они принесли огромную жертву. Как только их дитя избрали для этой миссии, они утратили все связи до тех пор, пока живет физическое воплощение ангела смерти. Они понятия не имеют, ни как у тебя дела, ни какой была твоя жизнь.

- Ничего себе! У наших родителей много общего. А ты помнишь, как родился? – ни с того ни с сего спросила я.

Мне всегда было интересно, как он появился на свет. И там, в сверхъестественном мире, когда его создал отверженный небесами отец, и здесь, на земле.

- Мои воспоминания о человеческом существовании не похожи на твои. Кое-что я помню, но многое – нет.

- А о своем создании ты что-нибудь помнишь? Помнишь, как Люцифер тебя сотворил?

Рейес лег на спину и накрыл лоб согнутой рукой.

- Во всех подробностях.

- Расскажешь? – попросила я, пристроив подбородок у него на плече.

Он обнял меня, прижал к себе и рассеянно проговорил:

- Помню боль в процессе создания. Жар от огня. Цвет своей тлеющей кожи. Помню, как формировались и крепли под кожей мышцы и сухожилия. И помню существо, которое меня создало, – своего отца. Едва сделав первый вдох, я уже знал, что он не испытывает ни толики любви к своему созданию, а на уме у него только одно – скрытые намерения. У него имелся некий план, а я был частью этого плана. Но сначала я должен был доказать, что чего-то стою. И начались испытания. – Вернувшись в реальность, Рейес поцеловал меня в нос. – Скажем так, сказочным мое детство не назовешь.

- А я бы с радостью послушала.

- Тогда вынужден тебя разочаровать, потому что рассказать ничего не могу.

- Почему?

- Потому что, если в твоем сердце живет хоть крупица любви ко мне, все это мигом исчезнет.

- Рейес…

- Датч, - перебил меня он, - пожалуйста, никогда об этом не проси. Этим мраком я делиться не стану. Иначе потеряю тебя навсегда. А единственное, чего я когда-либо хотел, - это ты. Ты в прямом смысле слова – свет в непроглядной тьме моего существования. Искупление за все прошлые грехи. Много столетий я ждал, когда ты родишься на земле. Чтобы обрести хотя бы призрачный шанс погреться в твоем свете. Ты как сила земного притяжения, которая манит меня все ближе и ближе с каждым твоим вдохом.

72
{"b":"254698","o":1}