ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Никогда в жизни я не произнесу таких ужасных слов.

Я ее оскорбила. Класс!

- То есть чувство есть, но вслух признаться ты не можешь?

Дениз неосознанно сжимала сумочку, лежавшую у нее на коленях.

- Шарлотта, мы можем поговорить как разумные люди?

- Минуточку, - протянула я, когда меня наконец осенило. – Ты пришла, потому что папа сыт по горло тем, как ты со мной обращаешься, и теперь думаешь, что если мы подружимся, то он вернется?

- Я пришла, потому что хочу, чтобы мы все пошли к семейному психологу. Не только я и Лиланд, а все мы вчетвером, включая твою сестру.

Рейес сложил на груди руки и снова прислонился к стене, а я вскочила на ноги, с трудом сдерживая бурлящее внутри возмущение. Надо отдать Дениз должное – крепкий она орешек.

- А может, сама к психологу сходишь? Побольше о себе узнаешь, научишься жить в мире с самой собой. А когда это случится, когда ты сможешь говорить правду мне в лицо, вернешься, и мы все обсудим. – Ух, какая я злая! Мне хотелось себе поаплодировать.

По природе своей я вовсе не злой человек, поэтому ушло немало сил, чтобы разбудить в себе зверя и не дать ему уснуть целых полминуты. Черт бы побрал СДВ. Но я собой гордилась. Ни за что больше не буду тряпкой, о которую вытирают ноги. Я сама по себе, и никто, кроме меня, вытирать об меня ноги не будет.

- Чарли, - раздался голос Куки по интеркому.

Я ткнула пальцем в кнопку:

- Да, Куки?

- Эм-м, ты закончила? Я хочу кофе.

- Ой, прости! Сейчас принесу.

- Спасибо. И прихвати по дороге пачку вафель, пожалуйста.

- Легко. – Я пошла к Бунну, бросив через плечо Дениз: - Приоритеты. Ради них и живем. – Налила воды в кофейник и насыпала кофе в фильтр. – И ради кофе. Отныне я – свой личный приоритет. – Я вытащила вафлю из упаковки и вгрызлась в нее зубами, чтобы говорить с набитым ртом. – Чалли бошше ни для каво не буит тляпкой. – Ну ладно, не говорить, а шамкать с набитым ртом. Дениз этого терпеть не может. – Чалли, - я глотнула пережеванный кусок, - тряпка Чарли порвалась, а если кому-то надо обо что-то вытереть ноги, милости прошу обзавестись занозами на голом деревянном трухлявом полу. – Ей-богу, метафоры – мой конек.

- Ну что ж, я хотя бы попыталась.

- Да-да, ты попыталась. Какое благородство – потратить столько усилий! – Я указала на дверь, надеясь, что Дениз поймет намек. – Правда, не пойму, к чему так стараться. Ни к какому психологу все равно бы никто не пошел. Скоро папа отправляется в море.

Она повернулась ко мне, всем своим видом выражая изумление, и моргнула. Я почувствовала, как на нее снизошло какое-то озарение. Дениз изобразила фальшивую улыбку, полную жалости и сочащуюся презрением. За двадцать семь лет я вдоволь на такие улыбочки насмотрелась.

- А я-то думала, ты умеешь отличать ложь от правды. – Она подошла к двери и распахнула ее.

- Стой! Какую еще ложь?

- Вот что я тебе скажу, - промурлыкала Дениз, зная, что перехватила инициативу, и упиваясь властью, которую только что обрела. – Когда ты повзрослеешь и сумеешь принять часть ответственности за наши не сложившиеся отношения, я расскажу тебе, что на самом деле задумал твой отец.

Лишив меня дара речи и не сказав больше ни слова, она вышла из кабинета.

***

Что на самом деле задумал папа? Что имела в виду Дениз? К сожалению, разбираться времени не было, но нам с дядей Бобом предстоит долгий разговор, когда я закончу с мистером Джойсом. Больше скажу, это станет прекрасным предлогом, чтобы заманить Диби вечером ко мне домой. Убью двух зайцев одним выстрелом. Звучит, правда, ужасно. Кому помешали бедные зайчики? Я решила сменить расхожую фразу на «убить одним выстрелом двух плохих парней». Уже лучше. Может быть, этот вариант приживется. Станет известным по всему миру. Мечтать не вредно.

Мистер Джойс уже стоял, с нетерпением ожидая своей очереди. Наверное, с таким же нетерпением воспитатели в детских садах ждут, когда дети днем уснут.

- Проходите, - сказала я ему, указав на стул, и вернулась к Бунну, чтобы выполнить данное Куки обещание. Если я не принесу кофе в ближайшие пару минут, придется делать ей искусственное дыхание. – Чем я могу вам помочь?

Я налила кофе в чашку, прекрасно зная, что Куки вмешалась в нашу с Дениз «встречу», только чтобы меня спасти. Обожаю эту женщину! Куки, само собой. Не Дениз. Отдав ей кофе и упаковку вафель, я уже собиралась закрыть дверь между нашими кабинетами, но именно в этот момент Куки отпила свежесваренного эликсира и закатила от удовольствия глаза. На мгновение я увидела одни лишь белки. Жутковато. Все-таки мы с ней родственные души до мозга костей.

- Даже не знаю, с чего начать, - проговорил мистер Джойс, когда я вручила ему чашку, налила себе и села за стол.

Рейес испарился. Как делал всегда, когда исчезала опасность.

- А давайте с самого начала, - предложила я, чувствуя, что внешняя обеспокоенность, которую он показывал, на все сто искренняя. А еще я ощущала страх. Сильный, выворачивающий наизнанку.

- Ну ладно. – Мистер Джойс помял в руках бейсболку, посмотрел мне в глаза, глубоко вздохнул и выпалил: - Я продал душу дьяволу и хочу, чтобы вы мне ее вернули.

Это что-то новенькое.

Я поморгала, неторопливо отпила глоток и поинтересовалась:

- Хоть не прогадали?

- В смысле? – спросил мистер Джойс, пораженный моей реакцией.

- Что вы получили за свою душу?

Он прикусил губу и подался ко мне:

- Мисс Дэвидсон, я не шучу.

- Понимаю.

- Я разговаривал с несколькими… - он оглянулся, словно боялся, что нас подслушают, - …с несколькими людьми, работающими в вашей сфере деятельности, и все мне советовали нанять вас. Говорили, что если кто и может вернуть мне душу, то только вы.

- Правда? И что за люди работают в моей сфере деятельности?

- Ну… - протянул мистер Джойс, положил бейсболку на стол и, наклонившись вперед, прошептал: – Из сверхъестественного мира.

- А, ну да. Они же на каждом углу стоят. Так этот демон, которому вы продали душу…

- Дьявол, - поправил он, подняв указательный палец. – Это был не демон, а дьявол.

- Понятно. Во-первых, в это время года дьявол в нашем измерении не гостит. Так что если парень, которому вы продали душу, назвался самим боссом, то он соврал.

- Правда? – удивился мистер Джойс. – Ну, может быть, он и не называл себя дьяволом, но у него есть силы, понимаете? Каждый раз, когда он на меня смотрел, я чувствовал в нем что-то особенное. Что-то такое, что могло меня сокрушить само по себе. И у него моя душа. Ее больше нет! Я ее больше не чувствую! – Он похлопал по себе, будто искал бумажник.

Расчудесно. Мистер Джойс оказался психом. Я достала блокнот и ручку.

- Можете детально описать мне душу? Я разошлю на нее ориентировки.

Он раздраженно откинулся на спинку стула. Что ж, бывает и такое.

- Мне казалось, что вы, как никто другой, сумеете понять.

Я положила ручку на стол.

- И почему именно я?

- Я знаю, кто вы. Он мне сказал.

- Дьявол?

- Нет. Тот парень. – Джойс провел рукой по волосам. – У которого моя душа. Кто знает, может, он купил ее для дьявола.

Честное слово, занимательная складывалась беседа, но мне надо было позвонить дяде Бобу и узнать, что происходит с папой. Самому папе звонить бесполезно. Если он не хотел, чтобы я о чем-то узнала, то от него я уж точно ничего не добьюсь.

- Ну что ж, спасибо, что пришли, мистер Джойс, но…

- Хедеши! – выкрикнул Джойс, вспомнив имя. Имя, которое было мне хорошо знакомо.

- Хедеши мертв, - сказала я, гадая, откуда он знает имя демона, которого послали меня убить.

Хорошо, что мне прикрывали спину сын Сатаны и мертвая ротвейлерша по кличке Артемида, иначе сейчас меня бы здесь не было.

- Ну да, так он мне и сказал. Что Хедеши мертв. Пока мы играли в карты…

- В карты?

- В покер, - уточнил Джойс, волнуясь все больше и больше. – Тогда-то я и проиграл душу.

8
{"b":"254698","o":1}