ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну и как ощущения, Вальтер? Получше, чем накануне трудной сессии, а?..

– Да уж, – ворчливо отозвался Шелленберг. – Тошнит уже от этой фальшивой радости, если честно… Надеюсь, хоть ты не будешь расточать льстивые словеса о том, какой я талантливый?..

– Да какой ты талантливый! – отмахнулся Паффген. – Я-то отлично знаю, что ты далеко пошел только благодаря своему папаше!..

Приятели посмеялись. Потом Шелленберг посерьезнел:

– Ну, выкладывай, Тео. Ты ведь остался, потому что у тебя есть новость, а не потому, что решил лишний раз помянуть те деньки, когда мы бесились под сенью шпилей старого доброго Мюнстера?

– С чего ты взял?.. – сыграл удивление Паффген.

– Я отлично видел, как в разгар вечеринки к тебе подходил начальник реферата D2. И лицо у него было крайне озабоченным.

Паффген усмехнулся.

– Ну ты и глазастый, однако!.. Верно, новости есть. Шеф реферата D2, который занимается англичанами, полчаса назад передал мне вот это. – Он протянул Шелленбергу небольшой бумажный листок. – С ними поделилась военно-морская разведка. Морячки засекли, на мой взгляд, нечто крайне любопытное. Сам подумай, с каких пор англичане гоняют ночью авианосцы с эскортом ради одного-единственного самолета?..

Паффген давно ушел, а Шелленберг все сидел в своем кабинете над взволновавшим его сообщением. Оно гласило, что ночью с подводной лодки был замечен одинокий бомбардировщик «Ланкастер», взлетевший с палубы английского авианосца и взявший курс на норд-норд-ост.

«Что этот “Ланкастер” чудовищно, невероятно важен англичанам – ясно, – размышлял Шелленберг, дымя сигаретой. – Иначе они действительно не стали бы гонять в ночи авианосец с эсминцами, да еще в район, где все нашпиговано нашими подлодками и минами. Но что несет этот самолет?.. Какую-нибудь чудовищную новую бомбу?.. Нет. Никаких сведений о том, что у англичан такая бомба появилась, у меня нет, пятитонные “Толл Бои” они уже опробовали, а разработка десятитонной бомбы только ведется. Кроме того, в таком случае они прикрыли бы бомбардировщик целой тучей истребителей, да и целей, достойных чудовищной бомбы, восточнее Берлина нет… Разве что линкор “Тирпитц”, но он стоит в норвежских фьордах, а “Ланкастер” явно летит в Польшу или Россию. Тайный полет английского руководства к Сталину?.. Но англичане не опускаются до таких мелочных тайн, когда летают в Москву, делают это вполне официально, к тому же опять-таки с эскортом. Секретное донесение? Толстяк хочет что-то сообщить кремлевскому кавказцу?.. Или… Ладно. Обезопаситься надо во всех направлениях».

Хмыкнув, Шелленберг взглянул на карту Северного моря, прикинул направление полета «Ланкастера». После большой паузы снял телефонную трубку и распорядился:

– Пожалуйста, соедините меня с командующим авиацией ПВО на территории Генерал-губернаторства… Хайль Гитлер, герр генерал-майор!.. Бригадефюрер СС Шелленберг, VI управление, Берлин… – Шелленберг испытал странное чувство, впервые назвав себя с упоминанием нового чина. – Прошу прощения за поздний звонок, но потрудитесь привести вашу службу в состояние полной боевой готовности. Возможно, сегодня ночью вам следует ждать гостей… Да-да, именно это я и имею в виду. Нет, самолет одиночный. Британский «Ланкастер»… Очень прошу вас, попытайтесь перехватить этот самолет и вынудить его к посадке. Пассажиров и членов экипажа немедленно отправьте в Берлин, прямо ко мне… Всего хорошего!

Точно такой же звонок Шелленберг сделал на всякий случай и в Ригу, командующему авиацией ПВО на территории рейхскомиссариата «Остланд». Теперь куда бы ни направлялся загадочный британский самолет, он неизбежно попал бы в клещи поднятых по тревоге германских ПВО.

Глава 10

«Ланкастер» мягко покачивало. Большой четырехмоторный самолет успокоительно гудел на невообразимой высоте в небе ночной Европы. Приоткрыв глаза, Джим Кэббот убедился в том, что один из его товарищей, рыжий веснушчатый лейтенант Ник Честер, беспокойно ерзает на месте. Впрочем, сейчас он меньше всего походил на лейтенанта британской армии. На нем была помятая полевая форма обер-лейтенанта вермахта.

– Не спится, парень? – Джим подтолкнул Честера в бок. Они оба были северянами – Джим из Ливерпуля, а Ник из Саутпорта, – и говорили с похожим акцентом.

– Знаешь, – шепотом пожаловался Ник, – после той жуткой болтанки я все никак не могу прийти в себя. Интересно, скоро уже Германия внизу кончится?..

Кэбботу и самому было не по себе. Буквально двадцать минут назад «Ланкастер», как сказал командир самолета, с величайшим трудом ушел от преследования высотных ночных перехватчиков люфтваффе. Это было очень странно, ведь Джим знал, что немецкие 88-миллиметровые и уж тем более 128-миллиметровые зенитки способны доставать самолеты даже на очень больших высотах. «Такое впечатление, что наци были кем-то предупреждены о нашем полете», – думал он, стараясь отогнать неприятные ощущения. Чтобы подбодрить товарища, Джим небрежно зевнул:

– Не Германия, а Литва. Мы ведь летим над Литвой, мистер Географ!..

– Все равно. В Литве ведь немцы.

Джим хмыкнул.

– Может, сходить к пилоту и сказать ему, что экскурсия надоела? Или просто выкинуть тебя прямо здесь, а? Причем без парашюта? То-то ты напугаешь фрицев! Орущий северянин – это пострашнее бомбы! С успехом заменишь собой пятитонную «Толл Бой»!

Шутка помогла Нику взбодриться. Он фыркнул. Засмеялись и другие коммандос. Пошли в ход анекдоты про летчиков, и понемногу напряжение спало.

Полет продолжался. Джим вспоминал, как провожал их на дело подполковник Сайкс, какие точные и трогательные слова он нашел. Как взвился над территорией базы «Юнион Джек», флаг Великобритании, как грянули знакомые с детства торжественные звуки гимна «Боже, храни короля»… А потом – погрузка в транспортный «Дуглас», который через пару часов приземлился на… палубе огромного авианосца. Там предстояла пересадка в «Ланкастер». Джим понял, почему: даже с подвесными баками бомбардировщик не смог бы дотянуть до цели. А ведь ему еще лететь обратно.

«Да, пожалуй, это задание будет самым необычным в моей жизни, – думал он, покачиваясь на лавке и постепенно задремывая. – Интересно, какая она в действительности, эта Белоруссия?» На занятиях им много рассказывали об этой стране, но в его восприятии она почему-то представлялась Россией, только белой-белой, сплошь покрытой снегами, по которым бродят медведи и русские, пьющие водку…

– Подъем! – раздался резкий голос флайт-лейтенанта. Джим вздрогнул и открыл глаза. – Через десять минут выходим на цель.

Коммандос заерзали на своих местах, поправляя парашюты. Наконец загорелась красная лампа над кабиной пилота. Пора!.. Из распахнутого люка пахнуло ночью и ледяным ветром.

– Первым прыгает самый толстый, – насмешливо крикнул на ухо Джиму плотный, курчавый здоровяк, сэконд-лейтенант Кен Оукли. – Давай ты, приятель.

Джим не обиделся на панибратское обращение – в среде коммандос царили дружеские отношения и обижаться на подначки тут было не принято.

– Ах так! – вскинул брови Джим. – Сейчас у меня полетишь ты, йоркширский бекон!

– Рад стараться, сэр, – так же иронично ответил Кен и, с силой оттолкнувшись от порога фюзеляжа, исчез в поднебесной тьме.

Бешеный ветер ударил в лицо, забивая дыхание, но он привычно досчитал до тридцати и рванул алюминиевое кольцо. Это был его двести сорок второй прыжок с парашютом и сто пятнадцатый – ночной…

Небо было забрано густой облачностью. Но мало-помалу внизу начали вырисовываться контуры местности. Тусклой сталью блеснула река, рядом с ней выстроился могучий лес.

Земля была совсем близко. Сгруппировавшись, Кен повалился на душистую траву, и парашют тут же окутал его холодным шелком. Высвободившись из его объятий, Оукли настороженно осмотрелся. Вокруг не было ни звука, ни огонька. Он находился на опушке леса, буквально в двадцати метрах была неширокая речка.

«Еще немного, и я искупался бы… Где же парни?» В этот миг Кен услышал недалеко в лесу осторожное, печальное уханье филина и обрадованно двинулся в том направлении. Об условном сигнале коммандос договорились заранее.

12
{"b":"254705","o":1}