ЛитМир - Электронная Библиотека

Гвинейра покачала головой.

– Мы могли бы платить ей очень щедрую ренту.

Хелен кивнула.

– Так сделайте это! Если она выйдет замуж там, за океаном, карты, конечно, придется сдать по новой, но это не так опасно. Если она не угодит в руки какому-нибудь обманщику, игроку или мошеннику, если ее муж не станет накладывать лапу на ее землю в Новой Зеландии, на поместье, которое, к слову, приносит ежемесячный доход. То же самое – ее дети. Если кто-то из них почувствует призвание стать фермером, то пусть приезжает. Однако, может быть, они предпочтут взять деньги и вести чудесную жизнь.

Гвинейра закусила губу.

– Это значит, что нам пришлось бы постоянно обеспечивать приток средств, – а позже Джеку, если он возьмется управлять фермой. Мы не сможем позволить себе плохих времен.

– Но, судя по твоим рассказам, Джек растет способным фермером, – заметила Хелен. – Как у них отношения с Курой? Она ничего не будет иметь против, если фермой будет управлять он?

Гвин снова покачала головой.

– Джек ей безразличен. Как и все остальное в мире, что нельзя перенести на нотную бумагу.

– И отлично! Я бы на твоем месте перестала слишком долго размышлять над тем, что, как и почему может случиться, если дела на ферме вдруг пойдут плохо. Тебе не стоит постоянно готовиться к худшему. Никто ведь не говорит, что Кура обязательно будет зависеть от ваших переводов. Она может стать всемирно известной звездой оперы, которая будет купаться в деньгах. Или сделает ставку на внешность и выйдет замуж за князя. Я не могу себе представить, что эта девочка всю жизнь будет кормиться из вашего кармана. Для этого она слишком красива и самоуверенна.

В ту ночь Гвинейра долго лежала без сна, размышляя над советами Хелен. Возможно, то, что она до сих пор столь категорично отрицала планы Куры, и в самом деле было неправильным. Если подумать, тут действительно нет ничего, что держало бы Куру в Киворд-Стейшн. И если планы Тонги потерпят поражение, она сможет продать ферму, когда достигнет совершеннолетия. До сих пор Гвин не задумывалась об этой возможности, но Хелен, всегда обладавшая здравомыслием, заставила ее взглянуть на вещи по-новому. Ее опекунство над Курой закончится во вполне обозримом будущем, и тогда Киворд-Стейшн будет во веки вечные зависеть от прихоти молодой женщины.

Когда настало утро, Гвин уже приняла решение. Об этом нужно будет поговорить с Джеймсом, но если передать ему аргументы Хелен, он придет к такому же выводу.

Кура-маро-тини Уорден еще никогда не была так близка к исполнению своих желаний, как в этот ясный и прекрасный осенний день, когда на ужин в поместье «Слиток» пришел Уильям Мартин.

Глава 5

В первый вечер с Гвин и Курой Рубен О’Киф страшно скучал – и не имел желания повторять этот опыт в ближайшее время. Впрочем, они ненадолго останутся в поместье «Слиток»; для временного проживания этот дом был слишком уединенным, особенно для тех, кто никогда не ездил верхом! Хелен подготовила комнату для подруги и ее внучки, и Гвин вскоре собиралась переехать к ней. Первые дни визита, как всегда, были посвящены общим интересам. Илейн хотела продемонстрировать Гвинейре свои успехи в верховой езде. Ей не терпелось дать бабушке проехаться на Баньши и услышать ее мнение о своей любимой кобылке. Что касается Флёретты, то она обсудит с Гвин все вопросы относительно Киворд-Стейшн и Холдона. Рубен не возражал против таких разговоров между женой и тещей, а Илейн и подавно. С самого приезда Гвин она только и говорила о том, чтобы покататься на жеребце, которого привезла бабушка, – по крайней мере в те моменты, когда не была занята своей новой собакой. Когда Кура-маро-тини молчала, Илейн принималась болтать, и Рубен приходил в ужас от перспективы ужина с двумя подростками, один из которых мрачен, а второй решительно слишком возбужден. Но затем он встретил в магазине Уильяма, прилежно занятого регистрацией нового товара, и ему в голову пришла блестящая идея, как устроить все наилучшим образом.

Его молодой бухгалтер и, что вполне вероятно, будущий зять вчера весьма оживленно беседовал с этой Курой. Кроме того, он уж постарается, чтобы Илейн не болтала исключительно о собаках и лошадях; Уильяму ни до того, ни до другого дела не было, это Рубен уже успел выяснить. И в присутствии молодого человека Илейн разглагольствовала только на темы, которые были приятны Уильяму. Флёретта возмущалась по этому поводу, однако Рубену это казалось полезным. Настолько полезным, что около полудня он разродился приглашением, после того как Уильям практически в одиночку и при этом блестяще справился с титаническим трудом по регистрации и определении на полки всех новых товаров.

– Приходите сегодня вечером к нам на ужин, Уильям! Илейн будет рада, да и с моей племянницей вы сразу поладили.

Казалось, Уильям Мартин не только удивился, но и обрадовался. Конечно же, он придет, у него не было никаких других планов – нужно только предупредить Хелен и близняшек, что его не будет за ужином. Итак, в обеденный перерыв Уильям отправился в пансион и застал там Илейн за фортепьяно. Собачка Келли, конечно же, была рядом с ней. Щенок сопровождал ее игру пронзительным завыванием, и близняшки покатывались от хохота. Прислуга и один из сотрудников банка тоже веселились от души. Не удержалась от улыбки даже строгая мисс Хелен.

– Мне кажется, она поет лучше, чем моя зазнайка-кузина, – объявила Илейн. – Но, к счастью, Келли не собирается в оперу…

Уильям не понял, почему так рассердился из-за этого, в общем-то, невинного замечания, но он почувствовал легкий гнев еще тогда, когда Рубен О’Киф пренебрежительно высказался относительно поведения своей племянницы. Как Кура Уорден может быть «угрюмой»? Однако он тут же простил своего шефа, возблагодарив небо за это приглашение. С тех пор как он вчера днем встретил Куру, Уильям только и думал о том, чтобы снова увидеться с ней и поговорить. Вне всякого сомнения, она очень умная девушка. Конечно же, ей неинтересны такие мелочи, как…

В этот миг Илейн заметила своего друга и глаза ее засветились. Она рассчитывала встретить Уильяма в городе и заранее прихорошилась. Волосы убраны назад зеленым обручем, кроме того, она надела легкое батистовое платье в зеленую и коричневую клетку, для которого, вообще-то, было уже довольно прохладно.

– Иди сюда, Уильям! – звонко позвала его девушка. – Давай сыграем вместе! Или у тебя нет времени? Я тебе обещаю приструнить Келли.

Мэри – или Лори – поняла намек и взяла собачонку на руки, чтобы тут же исчезнуть с ней в кухне. Лори – или Мэри – быстро поставила рядом с Илейн второй табурет.

Уильям немного умел играть на фортепьяно и недавно привел Илейн в восхищение тем, что сыграл с ней в четыре руки несколько легких пьесок. Но сейчас он принялся ломаться.

– Ну, не при всех же, Лейни! Может быть, сегодня вечером. Кстати, твой отец пригласил меня на ужин.

– Правда? – Илейн, весьма довольная, закрутилась на табурете. – Как здорово! Ему вчера было смертельно скучно с моей невыносимой кузиной. Такая зануда, просто невероятно! Ну, да ты и сам поймешь. Она довольно миленькая, но в остальном… на месте бабушки Гвин я отправила бы ее в Лондон, и чем скорее, тем лучше.

Уильям снова едва сдержал нарастающее раздражение. «Довольно миленькая»? Девушка, которую он видел, была настоящей богиней! И что это Илейн болтает о том, что ее отошлют? Этого нельзя допустить, он…

«Уильям! – одернул он сам себя. – Какое тебе дело до этой девушки? Кура Уорден не имеет к тебе никакого отношения… Это бесперспективно». Он принужденно улыбнулся Илейн.

– Все не так уж и плохо. Кстати, сегодня утром ты тоже выглядишь чудесно.

С этими словами он попрощался и отправился на поиски Хелен, а Илейн разочарованно смотрела ему вслед. «Тоже выглядишь чудесно?..» Обычно она слышала от Уильяма гораздо более утонченные комплименты.

Флёретта О’Киф узнала о решении Рубена пригласить к ним Уильяма ближе к вечеру и не сказать, чтобы пришла в восторг. Она готовила всего лишь маленький семейный ужин. Не ждали даже Хелен. А раз в гостях будет Уильям, ей придется готовить больше, накрывать красиво, да еще и мило улыбаться юному гостю, хотя общение с ним давалось Флёретте не так уж просто. Она никак не могла подружиться с разговорчивым молодым ирландцем; ей было трудно распознать, когда Уильям выражает свое мнение, а когда просто повторяет ее мнение или мнение ее мужа. Кроме того, она вовсе не забыла намеков миссис Чесфилд. Покушение на первого секретаря Ирландии… Если Уильям действительно был замешан в этом, он может быть опасен.

17
{"b":"254716","o":1}