ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому же от Флёретты не укрылись взгляды, которые бросали на Куру пока что все без исключения мужчины. Она считала не очень удачной идеей искушать молодого человека Илейн. Но уже ничего не поделаешь. Уильям согласился, а Кура-маро-тини поразительно оживилась, когда услышала об этом от Флёретты.

– Я должна надеть красное платье! – заявила девушка. – Кроме того, мне нужно немного привести себя в порядок. Ты не могла бы прислать мне девушку в помощь, тетя Флёр? Зашнуровываться самостоятельно очень тяжело.

Кура привыкла к слугам. Хотя Гвинейра постоянно пыталась обходиться минимальным штатом прислуги, дом хозяев Киворд-Стейшн был просто слишком велик, чтобы поддерживать его в порядке одной, да и сама Гвин не обладала ярко выраженными хозяйственными способностями. Поэтому в доме работали несколько девушек-маори под руководством «дворецкого» Мауи и первых горничных – Моаны и Ани. Когда Кура была маленькой, эти девушки занимались и ребенком, а позже Ани, проворная девушка невысокого роста, стала кем-то вроде горничной, которая поддерживала в порядке гардероб Куры и причесывала ее.

Флёр поглядела на племянницу так, словно девушка была не в своем уме.

– Ты прекрасно справишься сама, Кура! Это небольшой дом, у нас всего одна служанка и садовник, который, кроме этого, занимается конюшнями. Не думаю, что кто-то из них захочет тебя шнуровать.

Кура не удостоила ее ответом, надулась и пошла наверх. Флёретта покачала головой и обернулась к Гвинейре:

– Что у малышки за идеи? То, что она считает себя лучше простого народа, я уже поняла. Но, я надеюсь, ты не разрешила ей действительно иметь личную горничную?

Гвин бессильно пожала плечами.

– Она очень заботится о своей внешности. И мисс Уитерспун поддерживает ее в этом…

Флёретта закатила глаза.

– Эту мисс Уитерспун я уволила бы в первую очередь!

Гвин приготовилась к спору с дочерью, так похожему на тот, который она многие годы вела с Джеймсом, – и еще больше укрепилась в мысли, что Хелен дала ей верные советы. Пребывание в Англии наверняка пойдет Куре на пользу! Если она еще слишком юна для консерватории, подойдет женская школа. Гвин подумала об униформе и насыщенном расписании… Но не возненавидит ли Кура ее за это?

Уильям пришел вовремя, и со второго взгляда Кура заставила его застыть в таком же благоговении, как и вчера, с первого. Ко всему прочему, на девушке на этот раз был не простой дорожный костюм, а изысканное красное платье, вышитое пестрыми побегами цветов. Сочные краски были ей к лицу, на их фоне ее кожа светилась еще ярче, представляя восхитительный контраст с ее пышными черными волосами. Сегодня она расчесала их на пробор; справа и слева Кура заплела по одной пряди и соединила косички на затылке. Эта прическа подчеркивала ее классически красивые черты, высокие скулы, волнующие глаза и экзотический налет. Уильям Мартин без колебаний встал бы на колени перед такой красавицей.

Однако вежливость обязывала сначала позаботиться об Илейн, которая сидела за столом рядом с ним. Флёретта решила, что раз уж пришлось готовить больше, то нужно пригласить не только Хелен, но и давнего друга семьи, констебля полиции МакДанна. Невысокий усатый мужчина галантно проводил Хелен к столу, и Уильям поспешно проделал то же самое с Илейн. Справа от Куры должен был сидеть Джордж, который к этому времени уже утратил всякий интерес к своей красивой кузине. С полным безразличием он поправил ее стул, и Уильям с восхищением отметил, что она сидит прямо напротив него.

– Вы уже освоились в Квинстауне, мисс Уорден? – спросил он, когда правила хорошего тона наконец позволили вступить в общий разговор за столом.

Кура улыбнулась.

– Прошу вас, зовите меня Кура, мистер Уильям… – Ее голос превращал самое обычное предложение в совершенно особенную песню. Даже Леонард МакДанн, услышав голос девушки, поднял голову, отвлекшись от закусок. – А что до вашего вопроса… я привыкла к простору равнин. Здешний пейзаж мил, но вибрации, конечно же, не те.

Гвин нахмурилась. Вибрации? Илейн и Джордж едва сдержались, чтобы не захихикать.

Уильям просиял.

– О, я понимаю, что вы имеете в виду. У каждого пейзажа своя мелодия. Иногда во сне я слышу, как поет Коннемара…

Илейн удивленно покосилась на него.

– Вы из Ирландии, молодой человек? – поинтересовался МакДанн, изо всех сил пытаясь вывести разговор на более приземленные материи. – Что это за гомруль, о котором все говорят? И какова ситуация в стране? Судя по всему, главные мятежники под контролем. В последний раз я слышал, будто фении в Америке призывают напасть на Канаду, чтобы основать там новую Ирландию. Безумный план…

Уильям кивнул.

– Тут я с вами согласен, сэр. Ирландия есть Ирландия. Ее нельзя где-то построить заново.

– У Ирландии свое собственное звучание. Мелодии, такие меланхоличные и в то же время заразительно радостные.

Илейн задумалась над тем, не упражняется ли Кура тоже в искусстве вайкореро. Или она где-то вычитала эту фразу?

– Иногда просто душераздирающе радостные, – подтвердил Уильям.

– Что ж, пока что сторонникам закона не удается изменить настроения в палате лордов, – произнес Рубен.

– Кстати, я вспомнила… – Флёретта вмешалась в дискуссию, используя медоточивый и безобидный тон, который выбирала всегда, когда в ней просыпалась шпионка. – Вы ничего не слышали о покушении на мистера Морли из Блэкберна, Леонард? Первого секретаря Ирландии? – Краем глаза она наблюдала за Уильямом. Молодой человек едва не подавился куском жаркого. От Илейн его реакция тоже не укрылась.

– Что случилось, Уильям? – встревоженно спросила она.

Уильям нетерпеливо отмахнулся.

Констебль полиции пожал плечами.

– Ах, Флёр, в этой стране постоянно что-то происходит. Насколько я знаю, они то и дело хватают каких-то вероятных террористов. Время от времени мне присылают требования о выдаче, когда эти парни сбегают. Но пока еще здесь никогда никого не ловили, они ведь все уезжают в Штаты и обычно берутся там за ум. Мальчишеские глупости – за последние годы, слава богу, без опасных последствий.

Уильям взвился.

– Вы считаете борьбу за свободную Ирландию мальчишескими глупостями? – рассерженно переспросил он.

Илейн накрыла его руку ладонью.

– Тише, любимый, он ведь ничего такого не имел в виду. Уильям – патриот, мистер Леонард.

Уильям стряхнул ее руку.

Леонард рассмеялся.

– Таково большинство ирландцев. И они пользуются нашей симпатией, мистер Мартин. Тем не менее ни в кого нельзя стрелять или взрывать! Подумайте о невинных людях, которым часто достается из-за их политических игр!

На это Уильям ничего не ответил; до него уже успело дойти, что он начинает вести себя неприлично.

– Значит, вы герой борьбы за свободу, мистер Уильям? – вдруг спросила Кура-маро-тини. Ее большие глаза пытались поймать его взгляд. Уильям не знал, то ли он вот-вот растает, то ли, наоборот, вырастет.

– Я бы не стал это так называть, – пробормотал он, пытаясь говорить скромно.

– Но Уильям выступал в защиту ирландской Земельной лиги, – гордо объявила Илейн, и на этот раз ее рука по-хозяйски потянулась к его руке. Под столом зарычала Келли. Собачке не нравилось, когда хозяйка прикасалась к кому-то, а если кто-то прикасался к ней, было еще хуже. – Ради арендаторов на ферме его отца.

– У вашего отца есть ферма? – поинтересовалась Гвинейра.

Уильям кивнул.

– Да, мадам. Овцеводческая… Но я младший сын, мне нечего наследовать. Теперь я сам должен заботиться о своем счастье.

– Овцы… у нас тоже есть, – заметила Кура, словно животные представляли собой какой-то надоедливый довесок.

Впрочем, от зоркой Флёретты не укрылось, что Уильям внимательно слушал, что рассказывает о Киворд-Стейшн Гвинейра.

Для Илейн сегодняшний вечер тянулся точно так же, как и вчерашний. А ведь рядом с ней был Уильям, и в таких случаях она обычно не скучала. До сих пор он всегда уделял ей внимание, отпускал небольшие шутки, украдкой касался ее под столом или мимоходом нежно гладил по руке. Но сегодня все его внимание было приковано к Куре. Может быть, не стоило так резко заявлять о том, насколько сильно ее раздражает эта девушка? И вот теперь Уильям развлекает ее. Но ведь он мог бы найти несколько нежных слов для своей любимой! Илейн утешалась мыслью, что потом она пойдет провожать его. Он поцелует ее под звездным небом, как и много раз прежде, и они обменяются парой интимных слов. Впрочем, сначала нужно будет запереть Келли. Собачка всегда сильно возмущалась, когда Уильям приближался к ее хозяйке.

18
{"b":"254716","o":1}