ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она подхватила едва ли не половину платьев, которые выбрала Лиз.

— Пошли, надо еще расплатиться. И чем быстрее мы выберем тебе новые духи, тем скорее я смогу что-нибудь выпить!

Однако выбор нового аромата оказался трудным делом, Лиз даже не могла представить себе подобного. Во-первых, ассортимент был огромен. Кроме того, Лиз не нравился ни один из предложенных ароматов. Она привыкла годами пользоваться легкими цветочными духами, более насыщенные казались ей очень сильными и тяжелыми.

Продавец, предложив Лиз понюхать несколько образцов, отошел и стал ждать, когда они сами что-то выберут. Лиз упорно продолжала нюхать, хотя уже дошла до такого состояния, что все духи стали казаться одинаковыми.

— Попробуй эти, — предложила еще одни духи Кэрол.

Лиз старательно понюхала и…

— Пахнут, как праздник в саду в летний жаркий день. А мне нужно что-то такое, что намекало бы на страстные ночи. Очень чувственные ночи!

— Лиз? — Кэрол взглянула на свою подругу. — У тебя что-то не в порядке?

— Что может быть у меня не в порядке? — Лиз ответила вопросом на вопрос. Даже такой своей подруге, как Кэрол, Лиз не собиралась признаваться, что она ревнует Джона к роскошной Брэнди.

— Послушай. Ты же не считаешь меня совсем простушкой! Я тебя знаю слишком долго. Сколько лет мы знакомы? Тридцать? И ты всегда вела себя одинаково. И вдруг в течение нескольких дней ты совершенно изменилась. Что это значит?

— Может, у меня сейчас кризисное состояние. — Лиз продолжала перебирать духи.

— Не будь глупенькой. Это у мужчин бывают подобные кризисы. Но, насколько мне известно, у Джона все в порядке. Иначе бы об этом уже говорили.

Лиз вздохнула с облегчением от слов Кэрол. В глубине души она знала, что все в порядке, но было так здорово, что Кэрол подтвердила это.

Кэрол не сдавалась.

— Ты что, расстроилась из-за дела Полянского? Должна признаться, я и сама была поражена, но нет никаких оснований волноваться так уж сильно.

— Что случилось с Полянским?

— Ты не знаешь? — с удивлением спросила ее Кэрол. — Тебе стоит больше бывать в свете.

— Ты права. Так что же там случилось?

— Дон начал заниматься в группе развития сознания и влюбился в учительницу. Он оставил Бетти и детей и переехал к этой женщине.

— Стало быть, она подняла не только уровень его сознания, — резко заметила Лиз.

— Как это неприлично! — захихикала Кэрол, потом застонала, когда Лиз потянулась еще за одним флаконом.

— Лиз, у тебя есть сердце? Я умираю от жажды.

— Ладно. — Лиз сдалась. Ей не нравились ни одни духи, поэтому какая разница, что она купит? Все дело в том, чтобы они понравились Джону. Она взяла два пузырька, о которых в книге говорилось, что они нравятся мужчинам. Лиз позвала продавщицу и оплатила покупку.

Наконец она повернулась к подруге, умиравшей от жажды.

— Я куплю тебе кофе, чтобы показать, как я признательна тебе за помощь!

— Ха! Ты не слышала ни слова, когда я пыталась что-то втолковать тебе. Только Богу известно, что скажет Джон, когда увидит это зеленое платье! Только не забудь сказать ему, что я пыталась отговорить тебя от этой покупки!

— Не волнуйся, оно ему понравится! Он же мужчина, не так ли?!

К тому времени, когда Лиз уложила мальчиков в кровать, она уже не была так уверена, что Джону понравится ее новый вид. Когда он позвонил ей в три и сказал, чтобы она не ждала его к обеду и что он вернется домой, как только освободится, она была даже довольна. Ей хотелось удивить его без присутствия близнецов и без их смелых замечаний. Если все, о чем говорится в книге, правда, хотя бы на пятьдесят процентов, реакция Джона на ее вид сделает присутствие близнецов просто лишним! Она уже получила от них первый укол в ее радостное ожидание. Когда Роб и Джейми вернулись из школы, они только взглянули на нее и тут же заявили, что ее духи пахнут, как паста для туалета, которой пользуется мамочка Райана, и что ей следует причесаться!

Хотя мальчишки сумели подорвать ее уверенность, к ужину Лиз смогла уговорить себя, что дети плохо реагируют на любые изменения. Через несколько дней они привыкнут к ее новому имиджу.

Лиз все повторяла себе, что Джону понравится ее внешность. Она в сотый раз нервно смотрелась в зеркало, висевшее над стереоцентром в гостиной. Ее макияж был безупречен, ее волосы были гимном современного искусства парикмахеров. Она надушилась новыми духами. Она нанесла духи на все стратегически важные точки, как было рекомендовано в книге. Она даже надела новое платье. Лиз ласково погладила мягкий материал. Изумрудный цвет выгодно подчеркивал ее темные глаза. Сильно задрапированный вырез подчеркивал мягкое возвышение груди и увеличивал сексуальность, которую она так старалась придать себе.

Лиз услышала, как открылась дверь гаража, и поспешила в кухню, чтобы встретить Джона. Ее сердце начало нежно таять, когда он вошел в светлую комнату. Его широкие плечи были устало, опущены, он выглядел совершенно разбитым. У него, наверно, не было ни секунды, чтобы передохнуть с самого утра.

— Привет, дорогой, — приветствовала его Лиз, — ты хотя бы что-то поел днем?

— Нет, — устало ответил Джон, он потер шею, — я не хочу, есть.

— Что случилось?

— Обычная история. — Он снял пиджак и повесил его на спинку стула.

Вспомнив о проводимой кампании, Лиз не удовлетворилась его однозначным ответом. Он откровенничал с нею в понедельник, может, они опять поговорят.

— «Обычная история» не смогла бы задержать тебя до десяти часов вечера, — заметила Лиз, наливая ему чашку кофе.

— Ничего особенно важного, — уточнил Джон, садясь за стол. Он почти свалился на стул, как будто его больше не держали ноги.

— У меня был недоношенный ребенок с проблемой дыхания. Пришлось задержаться, пока не стало ясно, что с ним все в порядке. Поскольку я все равно был там, я постарался разобраться со всеми записями, прежде чем мы уедем завтра.

Интересно, была ли с ним Брэнди, чтобы помочь ему? У Лиз сжались кулаки при одной мысли о сопернице, но она не стала задавать ему этот вопрос. Если она начнет приставать к нему по поводу этой сексуальной Брэнди, Джон может начать по-настоящему интересоваться девушкой. К счастью, следующие слова Джона уничтожили все ее сомнения.

— Я почти все закончил, как вдруг нажал не на ту кнопку диктофона и стер все записи!

Лиз почувствовала, как все ее тело расслабилось. Значит, с ним не было Брэнди!

— И потом, когда я уже совсем собирался уходить, у миссис Фаззино начались роды, ребенок шел вперед ягодицами.

— С ней и ребенком все в порядке?

— У-гу, — Джон еще отхлебнул кофе, — с ребенком пришлось повозиться, но ничего страшного. К завтрашнему дню она…

Он замолчал и уставился на Лиз, как будто увидел ее в первый раз.

Лиз увидела, как усталое и симпатичное лицо Джона вдруг нахмурилось, а темные глаза удивленно расширились.

— Какого черта, что с тобой? — выпалил он. Лиз даже отшатнулась, услышав, как грубо звучал его голос.

— Н… я… я… — Она глубоко вздохнула. Да что же это такое?! Он должен быть заинтригованным, а не таким злым!

Джон поднялся со стула и медленно обошел вокруг Лиз, внимательно изучая ее внешность.

Ей стало неприятно под его пронизывающим взглядом. Все происходило совершенно не так, как она себе представляла. Он должен был восхищаться ею. Она вспомнила, что в книге говорилось именно об этом.

Что же такое случилось? Он выглядел совершенно не заинтригованным, а просто злым. Лиз подавила вздох и сразу же поменяла свои планы на вечер. Попытка соблазнить усталого и обозленного мужа была явно обречена на провал. Секс и злость — не тот материал, с которым она хотела бы проводить эксперименты!

— Что ты сделала со своими волосами? — Джон слегка потянул за кончик тугого завитка. Он нахмурился, когда кудряшка отпрыгнула и приняла старую форму, как только он отпустил ее. — Почему они такие закрученные? — потребовал он ответа.

20
{"b":"254746","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Под покровом светлых чувств
Ореховый Будда
О Стивене Хокинге, Чёрной Дыре и Подземных Мышах
Речь как меч
Отпущение без грехов
Погадай на жениха, ведьма!
Как написать и издать книгу свою первую книгу?
В постели с миллиардером
Пламя