ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марина Олеговна совсем помрачнела:

– Серёж, она, правда, очень хорошая девушка. Жалко её до слёз. Это я написала, что у неё амнезия, но чутьё говорит, что тут иное. У неё часть навыков осталось, часть пропала. Читать и говорить может, а писать, похоже, и не умеет. Странно всё это… Она элементарных вещей не знает, а у нас образование до девятого класса обязательное. Помочь бы ей как-то, а то ведь пропадёт ни за нюх табака…

Сергей задумался, старательно размешивая сахар в чае. Когда молчание стало уже совсем невыносимым, он ответил:

– Сделаем вот что. Лишний шум нам ни к чему, и так текучка такая, что тошно становится. Вчера погибла двадцатилетняя Алика Расина. Она переходила дорогу в не положенном месте, находясь под действием ударной дозы алкоголя. Её сбило грузовиком. От лица осталось одно месиво. Сумочку нашли в канаве, благо дождей давно не было… Алика —сирота, воспитывалась в интернате, родственников нет. Мы её похороним, как не опознанный труп, а паспорт заменим, выдав новый с фотографией Лики. Знаю, это не законно, но другой возможности помочь твоей подопечной не существует. Есть ещё один вариант, но он даже мне совсем не нравится. Так что ты думаешь по поводу моего предложения? – серые глаза старшего следователя сочувственно посмотрели на Марину. – Паспорт можно сделать. Она его с 14 лет так и не удосужилась поменять. Правда, штраф придётся уже Лике выплачивать. Всё одно к одному. Не думаю, что подобная возможность ещё раз подвернётся в ближайшем будущем. Погибшей уже всё равно, а так, доброе дело сделаем, без шума и пыли.

– Хорошо, Серёж. Степаниду попросим сводить её фотографии на паспорт сделать, оформим ей документы и устроим на работу уже официально.

Степанида Артемьевна, выслушав, что придумало начальство, полностью одобрила план, предложенный старшим следователем.

– Лика, Алике уже никто ничем не поможет, да и она сама виновата в своей смерти. Сколько ей раз говорили, не пей, а если выпила, не шастай по злачным заведениям и не ищи опасных приключений на нижние полусферы. Так что сейчас в обеденный перерыв сходим и сделаем фотографии, и я штраф за тебя пока оплачу. С документами мы тебя официально тут устроим, будешь зарплату получать. Не ахти, конечно, много, но на первое время хватит. Упырь наш компьютерный с отпуска явится через неделю, может и поможет тебе с твоей бумажкой.

– Вы ж говорили кровососов нет? – зелёные глаза Лики стали почти круглыми от удивления.

– Да он обычный живой парень, только легкомысленный по части девушек и гоняет на чёрном стареньком мотоцикле, распугивая собак и прохожих.

– А, а я уже было думала, вы меня упырю схарчить решили! – девушка неумело попыталась обратить всё в шутку, но у неё ничего не вышло.

– Лика, – Сергей Николаевич строго посмотрел на собеседницу, – в течение года никаких компьютерных игр, фильмов и книг фэнтезийной направленности! Я не хочу, чтобы ты стала очередной жертвой ролевого синдрома. Надеюсь, ты меня поняла?

– Да, Сергей Николаевич.

– Степанида Артемьевна, проследите, чтобы фотографии у меня были и квитанция оплаченная. Я завтра же отдам всё бумаги на новый паспорт. И пусть Денис Ксенофонтович тоже приведёт личное дело в порядок. Через месяц будет плановая проверка, она должна пройти, как обычно, гладко.

– Не беспокойтесь, Сергей Николаевич. Прямо сейчас и сделаем всё, не откладывая на потом. И спасибо вам за помощь, я очень беспокоилась о судьбе этой непутёвой девочки.

Когда старшая нянечка с подопечной, наконец, ушли, Сергей Николаевич строго зыркнул на невесту и, набросив ей плащ на плечи, тут же потянул к выходу.

– А, сейчас мы поедем подавать заявление. Мне никакого упыря не надо! Сколько же ты мне крови попортила своим упрямством, Мариша!

Новый паспорт Лики, благодаря протекции старшего следователя, был готов уже к вечеру на следующий день. Девушку отпустили домой только тогда, когда всё формальности с официальным оформлением были улажены. Степанида Артемьевна принесла девушке прописи и несколько учебников и показала, как какая буква пишется.

– Это прописи, садись и пиши. Потом без них попробуешь. Будут вопросы, обращайся ко мне, Марине Олеговне или Денису Ксенофонтовичу. Только к тем, кто в курсе твоей странной истории. Кстати, та бомжиха после твоего эффектного прибытия взялась за ум. Теперь работает на рынке дворничихой, комнату ей в общежитии дали. Ты девушка умная и работящая, уверена, до приезда Валика, освоишь письмо. Остальное, уже от меня не зависит.

– Спасибо, Степанида Артемьевна. Пропала бы я без вас, это точно.

Лика с удивлением освоила все премудрости письма за две недели. Её красивый и разборчивый почерк ввёл Степаниду Артемьевну в лёгкий ступор. Когда она смогла прийти в себя, то довольно проворчала:

– Далёко пойдёте, Алика Витальевна Расина. Даже не сомневаюсь, что и с программированием разберётесь, если попадётся толковый учитель, а до многого вполне сможешь и сама дойти, Лика, своим умом.

– Мне б вашу уверенность, Степанида Артемьевна. Когда ваш проггер-то уже объявится? Что-то мне подсказывает, что с программой надо бы поторопиться. Вот откуда такая уверенность взялась, ещё бы знать.

– Да сегодня, вроде, должен явиться в общагу, а завтра и на службу. Ты с ним поосторожнее, девонька, юбочник он известный…

– Спасибо, что предупредили, я учту. – Лика недовольно покосилась на Бандита, который теперь освоился окончательно и отказывался сидеть взаперти, пока хозяйка вкалывала для их общего блага. Тонкие коготки были так остры, что иногда ощущались даже сквозь джемпер и рабочий зелёный халат. – Бандит, хорош, тиранить мои плечи, а не то, гляди, запру опять!

Рыжий наглец недовольно фыркнул, устраиваясь поудобнее, и замурлыкал, довольно щуря наглые глазищи.

– Вот прохвост! – восхитилась старшая нянечка и почесала пострела за ухом. Мурлыканье стало ещё громче, котёнок даже соизволил ласково потереться о старческую мозолистую руку и легонечко прикусить палец. – Ну, вот что с тобой делать, негодник ты этакий? Угадала твоя хозяйка с кличкой. Бандит ты и есть, форменный, причём.

Когда пол подсох и больше не грозил намочить лапы, котёнок спрыгнул вниз и куда-то ушёл, топорща длинные усы и недовольно подёргивая полосатым хвостиком.

Лика убрала инвентарь в подсобку, поправила причёску и вышла в коридор. Приближалось время обеда, и она решила поискать рыжего проказника, который был шкодой похлеще иных подростков, находящихся на излечении в стационаре городского поликлинического комплекса. Бандита нигде не было видно, что не могло не вызвать тревоги у его хозяйки. Проказник, конечно, подрос, но его шалости не всегда заканчивались для него благополучно. Что-то подсказывало девушке, что рисковый любимец попал-таки в историю.

Откуда-то с конца длинного коридора общежития донёсся полный ярости вопль, который был тут же дополнен замысловатой матерной тирадой. Потом послышался громкий топот, из-за угла выскочил до полусмерти перепуганный Бандит, сжимающий в челюстях честно украденную котлету. Обладатель приятного баритона появился через несколько мгновений. Парень держал в руках папку с какими-то бумагами, которую явно намеревался использовать в воспитательных целях.

7
{"b":"254747","o":1}