ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доктор Грант? — вопил Тим, проявляя недюжинную силу легких. — Доктор Грант, где вы? Вы живы?

«Милый вопросик, — подивился про себя Алан. — И главное, очень тактичный. С перспективой».

— Алан? — крикнула Элли. — Алан, все в порядке?

— Пока да, — ответил Грант тихо, скорее, себе, чем окликающим. — Но если вы не перестанете кричать, то я не стал бы держать пари, что и дальше все пойдет так же гладко.

Он быстро зашагал к лежащей рептилии, то и дело оскальзываясь на невидимых в траве кочках, спотыкаясь и с трудом удерживая равновесие.

Остальные вынырнули из кустов, когда Грант едва успел преодолеть половину расстояния. Первым, конечно же, выступал Тим. Увидев прихрамывающего Алана, он необыкновенно оживился и заторопился навстречу, размахивая своим талмудом.

— Доктор Грант, я так рад, что с вами все в порядке! Мы ведь так и не закончили нашу дискуссию по поводу второй книги Бейкера!

«И я был бы очень признателен, если бы этого не случилось и впредь», — закончил мысленно Алан, мрачно глядя на приближающегося юного «монстра».

— Так вот, он утверждает, что динозавры…

Тим не успел договорить. Появившаяся следом за ним Элли встревоженно спросила:

— Алан, куда мы идем?

— Никто не думает, что нам не следовало бы здесь находиться? — весело поинтересовался Малколм, вырастая за спиной Элли. Он вовсе не нуждался в ответе, это было понятно по его виду. Но ему нравилась нестандартная ситуация, в которой они все оказались. Зоолог откровенно наслаждался приключением, следствием так любимого им хаоса.

— Так вот, его книга значительно толще вашей, — попытался вернуть разговор в прежнее русло Тим.

— Неужели? — рассеянно спросил Алан.

— Ага. Он — палеонтолог.

Мальчишка без труда поспевал за хромающим Грантом, слова вылетали из него с пулеметной скоростью, и он в упор не хотел замечать страданий собеседника.

Следом за Малколмом из папоротника появилась Лекс. Она молча пристроилась замыкающей и шагала за остальными, сосредоточенно глядя себе под ноги.

Стиракозавр не обращал на людей внимания. Толстые лапы изредка конвульсивно подергивались, и тогда он начинал стонать громче, по телу пробегала дрожь, а костяной «капюшон» вырывал целые клочья травы и черные комья рыхлой земли. Ноздри его раздувались, изо рта текла белая пена пополам с пузырящейся слюной, образующей вокруг морды блестящую лужицу.

— Всем оставаться здесь, — скомандовал Грант.

Он медленно пошел вперед, наблюдая за животным. Внешне оно никак не реагировало на человека. Однако дыхание Стиракозавра стало более частым и хриплым.

Тим зашагал было за Грантом, но Лекс быстро ухватила его за запястье.

— Тиииммм!

Мальчишка выдернул руку и оглянулся: не видел ли «уважаемый доктор» этой выходки, ставящей его — почти ученого — на уровень обычного шестиклассника.

Тем временем Грант опустился рядом со Стиракозавром на корточки, внимательно осмотрел глаза, ноздри, распахнутую пасть, выпрямился и махнул рукой:

— Не бойтесь, подходите. Она больна.

Элли, Малколм и дети приблизились. Зоологе рассеянным видом принялся бродить вокруг. Тим и Лекс остановились за спиной Гранта. Элли же присела на корточки и тоже осмотрела рептилию.

— Боже мой, — вздохнула она.

— Это был мой любимый вид динозавра, когда я был еще мальчишкой, — сообщил Алан. — И вот теперь я вижу его живьем.

— Сказать, что у нее цветущий вид, было бы большим преувеличением, — констатировал зоолог. — Эта особь, действительно, больна.

Элли коснулась пальцами вывалившегося горячего языка Стиракозавра. Был он шершавым, мокрым и покрытым большими гнойниками.

— Она ничего не может есть, — размышляя вполголоса проговорила Элли. — Язвочки, обильное слюноотделение, учащенное дыхание — скорее всего, дисбаланс организма. Визикулу? Интересно.

— Это происходит каждые шесть недель, — раздался вдруг за ее спиной приятный мужской голос.

Все обернулись. Человек подошел удивительно тихо. По крайней мере, ни треска веток, ни шуршания листвы слышно не было. Худощавый, стройный, в облегающем комбинезоне с эмблемой парка на груди, он смотрел на Элли умными темными глазами. На голове у него сидела форменная кепка с длинным жестким козырьком, из-под которой выбивались ломкие соломенного цвета волосы. Чуть впалые щеки подчеркивали его худобу, губы тонкие, упрямые изогнулись в легкой улыбке. Не насмешливой, не безликой, не пустой, а нормальной, дружеской, вполне деликатной.

— Добрый вечер, — поздоровался мужчина. — Я — доктор Хадлинг. Питер Хадлинг. Если вам удобно, можете называть меня просто Питер, или Пит. В мои обязанности входит наблюдение за данным сектором парка.

— Оперативно, — тихо и одобрительно хмыкнул Малколм. — Джон вообще расторопный малый.

Хадлинг услышал. Коротко взглянув на зоолога, он вновь обернулся к Элли:

— Итак, как я уже говорил, доктор Сетлер, это происходит каждые шесть недель. Мы не можем понять причины болезненного состояния рептилии. Пока не можем, хотя наши специалисты прилагают максимум усилий дабы разрешить эту проблему.

— Интересно, — сказала Элли. — Шесть недель?

— Совершенно верно, — подтвердил Хадлинг.

Грант приник ухом к необъятному шершавому боку животного, слушая работу мощных, как кузнечные меха, легких.

— Чисто, — сообщил он. — Скорее всего, это что-то фармакологическое.

— Я тоже так думаю, — согласилась Элли, поднимаясь. Повернувшись к Хадлингу, она поинтересовалась: — Они едят Лалак?

— Да, — кивнул тот. — Мы знаем, что это растение ядовито, но организм рептилий нуждается в нем.

— Вы уверены?

— Вполне.

— В любом случае, нужно посмотреть растительность, — подвела итог Элли, а затем добавила: — И кал этого динозавра.

Она прошла мимо тяжело дышащего Стиракозавра, удивленно застывшего Малколма, мимо Гранта и побрела дальше, внимательно осматривая растения.

Хадлинг сделал брови домиком и тронулся следом, поправляя на ходу свою юрскую кепочку, за ним пошли Грант, Тим и Лекс.

Оставшись в одиночестве, зоолог посмотрел в спины уходящим и оторопело переспросил:

— Динозавра… что? Кал? Кал???

Деннис закончил приготовления. Оставалось лишь запустить созданную им самим программу и… действовать. Действовать собранно и четко, как действует компьютер. Его голова, его мозг — тоже компьютер, такой же быстрый и точный. Он все рассчитал, до минуты, до секунды, до шага. Своего последнего шага по земле Юрского парка. Нажатие одной кнопки, и время пошло. Побежали мгновения. Быстро, быстрее, чем ты можешь осознать, быстрее, чем ты можешь заметить, и нужно действовать, действовать, действовать, действовать. Быстро, но не спеша.

Деннис коснулся широченной спиной жалобно скрипнувшей спинки кресла, навалился на подлокотники, задержал дыхание, успокаивая колотящееся от волнения дряблое сердце, и прислушался к тусклым голосам, навязчиво лезущим в уши, подобно вялым осенним мухам.

— Что передает национальное бюро погоды?

«Озабоченный подсипший голос дурака Хаммонда. Старый кретин. Дерьмовый гений. В таком-то возрасте, да так орать. М-м-м, не советую, не советую. Сердчишко может и не выдержать. Годочки не те».

— Говорят, что буря немного изменила направление, но нас все равно заденет. И возможно, довольно сильно. Через сорок минут, максимум через час, здесь начнется настоящий водяной ад. Если, конечно, не произойдет счастливой случайности.

«А это Арнольд Кейни. Хороший, в сущности, парень. Да только до Денниса ему ой как далеко. Бедолага, завтра его ждет такой щелчок, после которого он не скоро оправится. Мда. Не очень приятный сюрпризец. Даже очень неприятный. Хаммонда не жаль. Он — вор, таскающий чужие идеи, живущий чужими мыслями, чужими мозгами, а вот Арни… Хотя какое, собственно, ему, Деннису, до этого дело? Бизнес, возведенный в степень. Ничего личного».

Он еще раз вздохнул полной грудью.

«Ты в отличной форме, старина. Готовься. Десять минут, и мир для тебя изменится к лучшему».

25
{"b":"254761","o":1}