ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гранту даже стало немного весело. Чего, конечно, нельзя было сказать о Лекс. Подбородок у нее затрясся, по щекам потекли слезы, и через секунду первобытный лес услышал бы раскатистые рыдания, но Алан пресек эту попытку:

— А ну-ка забирайся мне на спину, живо! — приказал он. — Ну быстрее же! Забирайся и держись крепче!

Еще не понимая, что задумал Грант, Лекс обхватила его бока худыми ногами, — при этом стиснув так, что у Алана глаза полезли на лоб от боли в боку, — и впилась пальцами ему в плечи.

Грант подобрался к уползающим вниз, отдекорированным под лианы тросам, вцепился в один из них руками и соскользнул вниз, повиснув на руках. Спину вновь заломило, и он тихо застонал сквозь зубы. Внутренности раздирала пульсирующая острая боль, в голове возникла черная дымчатая карусель с мелькающими в ней золотистыми искрами беспамятства.

«Не хватало еще сейчас грохнуться вниз, — Алан попытался криво усмехнуться, но получилась какая-то звероподобная гримаса. — Хорошо еще, что девочка не видела твоего лица».

Тяжело отдуваясь, покраснев от натуги, он начал спуск, мысленно проклиная свое брюшко, лишавшее его половины отпущенной природой силы.

«В таком-то возрасте да такие упражнения? Будь здоров, приятель. Переходишь в категорию национальных чудаков. Ну-ка, представителей Гиннеса сюда, пусть посмотрят, как доктор Алан Грант брякнется задницей на гранитные валуны внизу, и зафиксируют рекордную скорость полета. Хотя, если не успеют, мы попробуем повторить. Круто, круто. И красиво».

Бормоча себе под нос эту бредовую тираду, он, сантиметр за сантиметром, лез вниз, упираясь ногами в шершавую бетонную стену.

Буууууууу… «Блейзер» неохотно рванулся вперед, накренился, но не упал, а застыл на краю, освещая камни и бегущую по ним серебристую воду, плещущую из двухметровой чугунной трубы у подножия провала. «Хорошо еще, что дождь был не сильным и нам не льет на голову, — мрачно подумал Грант. — Иначе, мне бы не удержаться».

Вверху раздался дикий по силе, жуткий вопль Ти-рекса. Грант посмотрел вниз. Оставалось не меньше двадцати шести метров. Ну, скажем, двадцать пять, потом можно прыгнуть. Даже двадцать четыре с половиной. Все равно слишком много. Через полминуты вся эта груда металлолома, именуемая «блейзером», обрушится нам на голову. Хорошо, если уцелеет хотя бы Тим.

Грант посмотрел налево. Метром ниже начинались толстые сучья тисса. Он прикинул расстояние на глаз.

«Нет, не допрыгнуть. Это только Рембо в боевике способен на такое. А он не Рембо, хотя самое время пожалеть об этом. А справа? — Грант повернул голову в противоположном направлении. Тоже пусто. Только тросы свисают зелеными гирляндами. — А что, если попробовать дотянуться до них? Нет, это тоже что-то из области киноподвигов. Но другого-то выхода все равно нет».

Бууууууууу… Машина неохотно проползла еще пару сантиметров и угрожающе нависла над самой головой болтающихся на «лиане» людей, напоминающих обезьянье семейство. Папа и детеныш.

Буууууууу… Бууууууууу… Буууууу… Машина с тоскливым скрипом покачнулась и начала медленно валиться вперед. Грант видел это отчетливо, словно смотрел цветное, отлично снятое кино.

— Хватайся за трос! — заорал он и, оттолкнувшись от стены ногами, отправил свое тело вправо, по дуге, к неподвижным, неестественно зеленым, даже в свете фар, «лианам».

Ему было дико тяжело. Вес Лекс тянул его вниз, — отправься в полет, приятель, — сведенные усталостью и напряжением мышцы ныли, вопя о пощаде, ладони болели немилосердно.

И, конечно, он не допрыгнул. Их поволокло назад, разворачивая в воздухе, ударяя о стену, и Лекс снова начала визжать ему в самое ухо. Грант вдруг ясно понял, что они не смогут дотянуться, как бы ни старались, потому что сил уже не было. Хрустко ударившись коленом о бетон, да так, что искры посыпались из глаз, он в приступе вселенского отчаяния оттолкнулся еще, зная, что третьей попытки уже не будет… А «блейзер» уже падал черным пятном, огромным пауком с двумя яркими прямоугольными глазищами, сияющими слепящим светом. Растопыренные пальцы Лекс не достали до троса каких-нибудь десяти сантиметров. Грант дотянулся бы, а она — нет. И снова их потащило назад, но искореженная машина уже с грохотом пронеслась вниз, обдав их холодным воздухом, и вонзилась в крону тисса. Треск веток заглушил торжествующий вопль Ти-рекса, оповещавшего парк, что он победил. Но удара, с которым «блейзер» должен был соприкоснуться с валунами, не последовало.

Алан осторожно покосился вниз. В зеленой шапке дерева появилась темная дыра. Искалеченные ветви, сломанные массой падающей машины, сиротливо и грустно висели на полосках коры, обнажая белое неровное нутро древесины, а еще чуть ниже, едва различимые за густой листвой, таинственно мерцали красные огоньки стоп-сигналов.

То ли Тираннозавр слишком сильно толкнул машину, то ли она, ударившись о скалу, изменила направление падения, трудно сказать, но факт оставался фактом. Тиму повезло. Его не расплющило при ударе о землю. Он остался жив, хотя и висел в смятой железной коробке метрах в пятнадцати над землей. Сегодня Алану и Лекс случилось стать свидетелями того самого чуда, которое происходит раз в жизни.

«Хотя лично нам оно не может помочь, — подумал Грант. — Если через полминуты мы не окажемся на земле, нас придется собирать лопаткой. Или совочком. В ведро».

Силы, — а их и так оставалось не много, — стремительно утекали. Руки слабели, начали трястись, и, расслабив пальцы, Алан заскользил вниз, обдирая кожу с ладоней. Даже дух захватило, а девочка крепче впилась ему в плечи и сдавила бока, вызвав новый приступ забытой от волнения, уже начавшей стихать, боли.

Несколько секунд стремительного спуска, и его ноги коснулись земли. Точнее, они провалились в воду, но это была слишком мелкая неприятность, чтобы уделять ей внимание. Пожалуй, самая мелкая за сегодня.

Девочка спрыгнула на землю и сразу же разрыдалась.

— Тим! — она приставила ладони ко рту. — Тиииииим!

Молчание. Ее невнятные, приглушенные всхлипами, крики спугнули каких-то птиц, и они с резким хлопаньем снялись с веток и устроили настоящий базар над головой людей.

— Лекс! — серьезно сказал Грант. — Послушай меня, Лекс. Будь здесь, никуда не уходи. Никуда. Даже если очень понадобится. Я вернусь за тобой, но сейчас мне нужно вытащить из машины твоего брата. Поэтому я хочу, чтобы ты ждала меня здесь. Если уйдешь в джунгли — заблудишься и можешь пропасть. Стой тут. Что бы ни случилось, стой тут и жди нас.

Лицо девочки стало белым как снег. Глаза наполнились ужасом. Она прошептала с истеричной ноткой в дрожащем голосе:

— Он бросил нас… Он нас бросил…

Грант вовремя вспомнил об Эль Спайзере.

— Но я этого делать не собираюсь, — весомо ответил он, глядя девочке прямо в глаза. — Хорошо? — Лекс отчаянно затрясла головой. — О'кей. Будь здесь и никуда не уходи.

Он пошел к тиссу, раздумывая на ходу, чем может для него закончиться новое путешествие вверх-вниз. Алан не боялся, напротив, физически чувствовал себя довольно сносно. После того как Лекс слезла в его спины, он ощутил необычайную легкость и силу в мышцах. Однако ему было известно: это ощущение — иллюзорный самообман. Сил не прибавилось. Их по-прежнему мало, к тому же саднят ободранные ладони, а значит, — инстинктивно, — он будет хвататься слабее, чтобы лишний раз не причинять себе боль. Ее и так достаточно.

Дерево было просто необъятным. Оно тянулось вверх, и свет фар казался размытым и безумно далеким. Ствол, несокрушимый, способный выдержать любые удары распоясавшейся погоды, подсвеченный неярко, создавал впечатление могучей колонны, поднимающейся до самых облаков и подпирающей темно-синий с лиловыми потеками тяжелый купол небосвода.

— Опа!.. — восклицание вырвалось у Гранта непроизвольно, по-мальчишески, и он, непонятно почему, смутился. — О'кей. Ладно, я поднимаюсь. Тимми, я уже иду. Высокое дерево. Высокое.

Он подпрыгнул, ухватился за нижний сук, повисел, к своему стыду, беспомощно извиваясь, кое-как подтянулся и забрался на ветку. Вздохнул.

39
{"b":"254761","o":1}