ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Петр Боде приехал в Англию в 1514 или 1515 году и работал в Хаундсдиче совместно с Джоном и Робертом Оуэнами и Петером Ван Колленом. В 1528 году о Боде говорили как об «оружейнике в Тауэре» с содержанием как и у Франциска Арканы, то есть 16 пенсов в день. В 1538 году он выполнил большой заказ на пушки, за который получил 210—2–6 (фунтов – шиллингов – пенсов), и в 1540 году поступили платежи Джону и Роберту Оуэнам, Петру Боде и Корнелису Джонсону за отливку пушек{70}. Стоу, в своих «Анналах» и «Обозревателе Лондона», много говорит о Петре Боде, Петере Ван Коллене и Оуэнах. По сведениям Холиншеда{71}, Петр Боде был послан в Бакстед, графство Суссекс, для обучения Ральфа Хогге, металлурга, искусству изготовления пушек. Петр Боде стал литейщиком пушек короля, за ним в 1546 году последовали Джон Оуэн и Томас, его брат. Франциск Аркана, чье имя появилось в этой книге позже, работал на литейном производстве во дворце Солсбери, где его замечательное творение приняло свой облик. Аркана была семья высококвалифицированных мастеров, и самым знающим из них был Франциск. Одно из его изделий хранится в музее Ротонда в Вулвиче. Это бронзовый фальконет (артиллерийское орудие XVI–XVIII вв. калибром 45—100 мм), на дульной части которого написано имя Franciscus Arcanus Italus. На утолщенной части ствола изображена корона, и роза на конце ствола, а под ними – буквы «H.R. VIII. a.d. 1535». На опорном кольце – «Sacro WIII». Внешний вид орудия двенадцатигранник, длина – 7 футов 11 дюймов (2,4 м), калибр 3,92 дюйма (10 см), вес 1500 фунтов (680 кг). Франциск Аркана натурализовался (принял гражданство) в 1540 году и был назначен ответственным за отливку бронзовых орудий для Генриха VIII в период 1528–1545 годов. Англичанами, взявшимися за производство пушек, были: Оуэны и Корнелис Джонсон в Лондоне, Парсон Уильям Леветт и Ральф Хогге в Суссексе. Работа братьев Оуэн представлена в музее Ротонда – бронзовый фальконет. На утолщенной части ствола изображена корона и роза с девизом Гартера; снизу – слова «Henrycvs Octav’s» и далее: «Ihon and Robert Owyn, bretheryn, made thys sacar, weying iziz. Anno Dni. 1538». Длина орудия – 7 футов 9 дюймов (2,36 м), калибр – 3,75 дюйма (9,5 см). Уильям Леветт был одним из наиболее значимых владельцев металлургических предприятий в Лондоне и Бакстеде. Во время правления Генриха VIII расцвело местное производство железных орудий, особенно в Суссексе, имевшем залежи железной руды и леса для производства древесного угля, что создавало особо благоприятные условия для развития этой отрасли. В содружестве с Петром Боде и Ральфом Хогге Парсон Леветт отвечал за изготовление первой железной пушки в Бакстеде в 1543 году. Таким образом, производство орудий в Суссексе стало важнейшим торговым фактором, и число литейных предприятий значительно выросло. Это положение сохранялось, пока древесный уголь не заменили дешевым коксом из ископаемого угля в конце XVIII века. В 1573 году Ральф Хогге заменил Уильяма Леветта в должности производителя орудий для короля.

Арсенал орудий во времена Тюдоров все еще представлял собой пестрое собрание. Но уже наметилась некоторая система «стандартного оборудования» в диапазоне от василисков до робинетов, хотя они еще не были классифицированы в определенные типы. Конечно же самые тяжелые орудия использовались в крепостях и для пробоя брешей в стенах (осадные орудия), а орудия поменьше применялись в полевых сражениях. Были здесь и пушки старых образцов, не вписывающиеся в целостную систему.

Вот список орудий, имевшихся в XVI веке:

История артиллерии. Вооружение. Тактика. Крупнейшие сражения. Начало XIV века – начало XX - i_006.png
История артиллерии. Вооружение. Тактика. Крупнейшие сражения. Начало XIV века – начало XX - i_007.png

Кроме того, корабли оснащались орудиями: куртолс, фоулерс, чамбер, халл и порт писес и т. д.

В 1513 году{72} правила-инструкции подробно описывали использование некоторых пушек, например:

«Апостол»: стрелять железным снарядом 20 фунтов (9 кг); заряд пороха 20 фунтов; до 30 выстрелов в день;

«Куртоу»: стрелять железным снарядом 60 фунтов (27,2 кг); заряд пороха 40 фунтов (18 кг); до 40 выстрелов в день;

Кулеврина: стрелять железным снарядом 20 фунтов (9 кг); заряд пороха 22 фунтов (10 кг); до 36 выстрелов в день;

«Новембург»: стрелять железным снарядом 20 фунтов (9 кг); заряд пороха 20 фунтов (9 кг); до 30 выстрелов в день;

Бомбарда: стрелять железным снарядом 260 фунтов (118 кг); заряд пороха 80 фунтов (36,3 кг); до 5 выстрелов в день;

Миньон: стрелять железным снарядом 8 фунтов (3,6 кг); заряд пороха 8 фунтов (3,6 кг);

«Потган»: стрелять железным снарядом 8 фунтов (3,6 кг); заряд пороха 40 фунтов (18,1 кг).

Это, конечно, далеко не полный список, но он показывает, что к каждому орудию относились внимательно, особенно к орудиям большого калибра.

Государственным декретом Елизаветы I{73} от 24 июня 1591 года вводятся дополнительные инструкции, касающиеся артиллерии:

«Оценки возможностей больших пушек. Пушка «Бастард», весом снаряда 20 фунтов (9 кг), и для 5000 выстрелов требует 40 ластов[36] и 200 фунтов пороха;

Деми-пушка: вес снаряда 18 фунтов, для 5000 выстрелов требуется 37 ластов и 160 фунтов пороха;

Хоул-пушка с весом снаряда 27 фунтов, имея запас в один ласт, сможет сделать лишь 85 выстрелов, на 5000 выстрелов ее требуется порядка 55 ластов».

(Ласт = 2400 фунтов (1089 кг). Пять ластов = 12 000 фунтов (5443 кг). Во времена правления Генриха VIII пушка серпентин была переименована в миньон).

Организационная структура, основанная Генрихом VII, была расширена Генрихом VIII, во времена которого оставалась одна сложность – недостаток лошадей, способных тянуть легкие орудия во время боя. Большие орудия тянули конечно же быки. Генрих VIII старался разрешить эту проблему еще в 1512 году путем учреждения службы возчиков. Погонщики должны были носить белые кители и красные кресты, вербоваться и оплачиваться каждый месяц. Чтобы уберечь карманы этих несчастных, было введено правило, по которому наниматель мог штрафовать их не более чем на пенни в месяц, сумма незначительная, сам факт такого указа бросает зловещую тень на мораль времен Тюдоров. Генрих VIII конечно же сам был не без греха[37], но его столь пристальное внимание к артиллерии и заинтересованность в вопросах, связанных с ней, необходимо отнести к его заслугам. Она занимала большую часть его помыслов, времени и денег. Именно в этом он провел основные изменения и добился наибольших успехов. Артиллерия Англии многим обязана его предвидению и энергии, и если Генрих VII «зачал» британскую артиллерию, то Генрих VIII вдохнул в нее жизнь.

В начале правления Генриха VIII в лондонском Тауэре имелось 12 канониров. В дальнейшем он значительно увеличил их численность. Некоторые из них получали 12 шиллингов в день, некоторые 8 пенсов, а кому-то приходилось довольствоваться 6 пенсами в день. К 1526 году их организация выросла до мастера канониров и тридцати канониров у него в подчинении. К концу века на службе короля уже насчитывалось почти 1000 обученных канониров (пушкарей).

Генрих VIII был также поборником развития флота. Он понимал, что реально защитить английское государство можно только имея сильный флот[38]. Кроме того, его внешняя политика тоже требовала усиления морской мощи. У Генриха VIII были серьезные расхождения с папским престолом, Францией и Испанией, которые могли привести к войнам. Эти государства могли в любой момент перекрыть торговые пути Англии, которые были жизненно важны для нее. Поэтому английские корабли должны были иметь надежные безопасные гавани, куда бы они могли возвращаться после походов для ремонта, переоснащения и отдыха. Такую защиту могла дать только надежная система береговой охраны. Это потребовало от Генриха VIII создать специальную организацию, которая просуществовала, модернизируясь и расширяясь, вплоть до 17 февраля 1956 года. В 1539 году король приказал построить новые крепости и укрепления по всей береговой линии Англии от Бервик-апон-Туид (на северо-востоке Англии у границы с Шотландией) до Милфорд-Хейвен (на юго-западе Уэльса) и провести модернизацию существующих укреплений и крепостей. По его распоряжению они оснащались современной артиллерией с размещением складских помещений для ее обеспечения. Это, в свою очередь, потребовало создания специально обученных команд канониров (пушкарей) для поддержания оборудования в рабочем состоянии. Так, со строительством защитных сооружений, зародилась практика размещения небольших независимых гарнизонов. Такие гарнизоны, постоянно находящиеся на своих укрепленных постах, образовали регулярные силы береговой охраны, значительную часть которой составляли артиллеристы. Внимание, которое Генрих VIII уделял береговой охране, запечатлено в некоторых сооружениях, может и устаревших, но до сих пор носящих имена, данные им более четырех веков назад.

15
{"b":"254793","o":1}