ЛитМир - Электронная Библиотека

– Теряла. – Голос у Жени был низкий, но какой-то детский, почти мальчишеский. – А что, вы его нашли?

– Нет. Просто вы должны знать, что в Тарасове два дня тому назад умерла девушка, носившая ваши имя и фамилию. Возможно, что это ваша однофамилица, что, впрочем, маловероятно… Я была в паспортном столе: у вас нет официальных двойников. Вы понимаете, о чем я говорю?

– Значит, кто-то жил по моим документам? И что же теперь будет?

– Думаю, что ничего страшного. Просто непонятно, кому это понадобилось создавать вашего двойника. Вы где, извините, учитесь?

– На биологическом факультете. Третий курс.

– А где живете в Тарасове, снимаете квартиру?

– Нет. У родных. У тетки.

– Понятно. А молоко у вас вкусное?

Выпив кружку молока, я уехала, оставив в полном недоумении семью Травиных. Что это за дама приезжала? О чем спрашивала? Какие еще двойники? Кто умер?

Но иногда нужно именно таким вот образом задавать вопросы. Сбивать с толку, путать, но добиваться всеми правдами и неправдами нужной информации.

Я вернулась в город. Начинался дождь. И с ним, кажется, новое дело. Только зачем мне все это? Неужели я так и буду жить в постоянном напряжении, все время находясь в поиске и доказывая кому-то что-то…

Я вернулась домой, приняла душ, переоделась. Готовить не было сил, но если я не поем, то просто отключусь. Поэтому я решила съездить в небольшое кафе, где неплохо готовили грибной суп и цыплят. Я так и сделала.

Кафе располагалось в центре города, на одной из самых оживленных его улиц. Спустившись в полуподвальное помещение, заставленное красными блестящими столиками и задрапированными черно-красным ситцем удобными стульями, я села возле окна и стала ждать, когда подогреют суп. Из головы не шла история с Женей Травиной. Кто же та женщина, и умерла ли она от воспаления легких?

Последний вопрос можно было выяснить, лишь заехав в морг. Но я знала по себе, что, если я натолкнусь на что-нибудь подозрительное, моя поездка в Москву, о которой я мечтала вот уже целый месяц, мягко говоря, накроется. К тому же с какой стати мне заниматься этим бесплатным делом? А вдруг сегодня мне позвонит какой-нибудь богатый клиент и поручит новое дело? Стоит ли увлекаться? Но я уже увлеклась. Заинтересовалась. Мои ноздри затрепетали, сердце забилось сильнее, глаза стали смотреть внимательнее…

Подали горячий суп. Он оказался густым от шампиньонов и домашней лапши. От него поднимался аромат, заставивший меня забыть на время обо всем. После супа принесли жареного цыпленка в сухарях и ореховой подливке, после которого я чуть было не уснула прямо за столом. Ничего удивительного, наступал вечер, а я уже успела побывать в селе Подсолнухове и познакомиться с двойником, вернее – с оригиналом Жени Травиной.

Как бы мне вообще забыть ее? И Вика тоже?

Я выпила чашку крепкого кофе, вышла из кафе, отыскала на тенистой тихой улочке свою машину, села в нее и закурила. Билет на Москву лежал в кармане шорт. Завтра в это же время я уже буду спать на нижней полке под мерный стук колес или читать «Сагу о Форсайтах». Должен же и у меня быть отдых. Я решила вернуться домой и немного подготовиться к отъезду. И вот, как только открыла дверь своей квартиры, я поняла, что даже в мое отсутствие здесь происходит движение жизни. Звонит телефон, ветер треплет занавески на окнах, из радиоприемника доносится музыка. Не хватает только меня.

Я взяла трубку.

– Таня? Это Вик… – донеслось откуда-то из рая или ада, короче, с того света – настолько далеким был голос.

– Вик, ты где? С тобой все в порядке?

– Я точно не знаю где… Но здесь дорога и ходят машины… Судя по тому, что я сейчас с тобой разговариваю, я еще в Тарасове, но где-то на самой окраине… Я сбежал из какого-то частного дома… Я ранен, они пробили мне голову… Назови свой адрес, я приеду. Ты сможешь заплатить за такси, если я сейчас найду машину?

– Да-да, конечно, запоминай… – и я назвала свой адрес. – Ни о чем не беспокойся. Я через десять минут выйду из дома и буду поджидать тебя возле подъезда…

Он повесил трубку, а я достала из аптечки все необходимое для перевязки. Затем постелила постель, приготовила чистые полотенца и спустилась вниз.

Через сорок пять минут во двор въехали «Жигули» песочного цвета. Они остановились прямо возле подъезда. Я помогла Вику открыть дверь и подала ему руку. Расплатившись с водителем, я по названной им сумме поняла, что они действительно приехали откуда-то издалека. Но ничего спрашивать не стала. Машина отъехала, я повела Вика в подъезд. Выглядел он так, словно по нему проехало несколько машин: костюм весь в пыли, рубашка в кровоподтеках, лицо в коричневых разводах засохшей крови… Удивительно, что ему удалось еще остановить машину. Но самым пугающим была его рана на голове.

– Сначала помойся, – предложила я ему, как только мы оказались дома. – А потом я обработаю рану.

Но в ванне Вик потерял сознание. Мне пришлось приводить его в чувство, затем вытаскивать из ванны, укладывать в постель и только после всего этого осматривать рану. Насколько я разбиралась в подобных вещах, кость не была задета. Просто содрана кожа, и скорее всего сотрясение мозга. Я обработала рану перекисью, забинтовала и сделала укол, после которого Вик уснул.

Глава вторая

Крысолов

– Ты хотя бы помнишь их лица? Как они выглядели, о чем тебя спрашивали?

– Нет, ничего не помню. Только то, что меня кто-то ударил по голове. Я не видел этих людей.

– Но почему же ты решил, что это был не один человек… Ты постоянно твердишь, что их было несколько.

– Тоже не знаю.

– У тебя что же, дверь была открыта?

– Нет. Я ее закрыл.

– Надо же, какая у тебя избирательная память: это помнишь, то не помнишь…

Мы завтракали. Было утро, в глаза било солнце. На столе стояли чашки кофе и булочки с маслом.

Вик проспал до утра только благодаря моему уколу. Это я знала по опыту. Иначе бы он метался всю ночь от боли или кошмаров. И обязательно сорвал бы повязку с головы.

– Ты как себя чувствуешь? – спросила я уже более мягким тоном. До этого наша беседа больше походила на допрос.

– Нормально. Я только ничего не понимаю. Зачем было меня бить, а потом увозить в этот дом? И вообще, кто такие эти люди?

– Я записала номер машины, которая привезла тебя ко мне. Ты же сам не помнишь, как тебя везли и откуда?

– Не помню.

– Может, ты позвонишь на работу и предупредишь о том, что ты сегодня не выйдешь?

– Это необязательно. Я уволился.

– А кто тебя посылал в командировку? Ты же работаешь в охране, а какие там могут быть командировки?

– Никаких. Перед поездкой в Москву я и уволился. Какой из меня охранник? Я же физик. Я ждал место в одном НИИ.

– А что ты делал в Москве?

– Покупал акции. Мне Женя посоветовала. Сказала, к кому обратиться и все такое…

– Ну и как? Купил?

– Нет. В этом-то все и дело. Я приехал по адресу, который она мне указала, там должна была находиться фирма, занимающаяся ценными бумагами, а в Москве даже такой улицы не оказалось.

– Тебя, случайно, не ограбили по дороге? – Я, как всегда, предполагала самое худшее. А что, если Женя все это подстроила нарочно? – Деньги-то вез большие?

– Деньги-то большие, пятьдесят «лимонов», но меня никто не ограбил. Я думаю, что Женя что-то напутала с этим адресом. Словом, я так ничего и не понял.

– И где сейчас эти деньги?

– Я снова перевел их в доллары и спрятал в надежное место.

– Что ты собираешься делать дальше?

– Даже не знаю. Хотелось бы узнать, в чем тут дело. Кто на меня напал и кому это нужно? И еще: откуда у этих людей ключи от Жениной квартиры? Может быть, ты займешься этим?

– Ты уверен, что тебе это нужно?

– Я понял. Ты думаешь, что я не заплачу? Я сейчас же съезжу домой и привезу тебе деньги.

Я держала паузу. Пусть выговорится.

– И еще, ты что-то говорила об эксперте, который вскрывал Женю. Узнай, что там случилось на самом деле… Хорошо?

3
{"b":"254796","o":1}