ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

4 января

… Прошло две недели, как мы высадились на остров, а дело не продвинулось ни на шаг. Оказывается, Ку Map не обманывал… Добиться аудиенции у местной власти оказалось потруднее, чем получить благословение папы римского. Этот «Справедливейший» не вылезает из своего коттеджа. А попасть в коттедж, не затеяв драки со стражами, невозможно. И самое странное — местные жители категорически отказываются быть посредниками между нами и вождем. Ни уговоры, ни подарки не помогают…

Помню, как обитатели Муаи трясли курчавыми головами и повторяли одну и ту же фразу:

— Нельзя! Совсем нельзя…

Стоило кому-нибудь из нас приблизиться к резиденции «Справедливейшего», как молчаливые и надменные стражи в трусах и шитых золотом камзолах недвусмысленно начинали расстегивать кобуры «вальтеров».

При всем этом вначале мы не имели ни малейшего повода жаловаться на обитателей острова. Они были дружелюбны, общительны, зазывали в гости, угощали островными яствами и пивом, танцевали в нашу честь. Однако «железный занавес» опускался каждый раз, как только я начинал говорить о встрече с вождем или просил помочь при переноске бурового оборудования. Островитяне охотно помогли разбить палатки, натаскали камней для очага, перенесли к лагерю ящики с продуктами. Но сколько мы не уговаривали, ни один муаец не хотел прикоснуться к оборудованию и буровым трубам.

Чертыхаясь, мы принялись таскать на собственных плечах тяжелые ящики, штанги и звенья буровой вышки. Это была адская работа, если принять во внимание влажную жару, рыхлый песок под ногами и расстояние в три четверти мили, отделявшее место выгрузки от площадки возле лагеря, на которой мы собирали буровую. Транспортировка шла ужасно медленно; за неделю мы не перетаскали и десятой части всего того, что у нас было. Мои ребята приуныли.

— Нет, так дальше не пойдет, шеф, — заявил однажды утром Питер, сбрасывая в горячий песок длинную буровую штангу, которую притащил на плечах, как коромысло.

Следом за Питером приплелся Джо, сгибаясь под тяжестью ящика с инструментами. Осторожно опустив ящик на песок, Джо присел на корточки и молча закурил.

Питер, насупившись, глядел в пустой океан. Джо склонил голову набок и, шевеля губами, принялся читать надпись на ящике. Потом вопросительно глянул на меня, перевел глаза на Питера.

Рассеянный взгляд моего помощника продолжал блуждать где-то среди искристого простора тяжелых голубовато-серых валов.

Джо тихонько кашлянул:

— Слышь, Питер, а Питер, сколько мы взяли комплектов вот этого? — он похлопал рукой по ящику, который только что принес.

Питер глянул через плечо.

— Дурацкий вопрос… Сколько? Ясно — один!..

— Нет, ты припомни точно, Питер, — мягко настаивал Джо. — Сколько?

— Чего привязался, — вспылил Питер. — Это ящик с запасными шестернями… Конечно, он был один.

— А вот и не один, — возразил Джо. — Я уже третий ящик такой сюда притаскиваю. Тащу и, понимаешь, думаю, зачем столько запасных шестеренок?

— Это у него от жары, шеф, — мрачно пояснил Питер и отвернулся.

— Ничего не от жары, — обиделся Джо. — Правду говорю… Ей-богу, третий…

— Не может быть, Джо, — сказал я. — Ящик с запасными шестернями у нас был один. Вы что-то спутали.

— А вот и не спутал, шеф, — возразил, удивленно помаргивая, Джо. — Извините меня, но, право, я не спутал. Хотите покажу?

— Ну, покажи, покажи, — сплевывая сквозь зубы, процедил Питер.

Джо молча поднялся и стал разглядывать площадку, на которой лежало перетащенное оборудование. Потом принялся шарить среди ящиков.

— Ну как? — поинтересовался через несколько минут Питер.

Джо смущенно кашлянул и, закусив губы, отправился к месту выгрузки.

— Так дальше не пойдет, — повторил Питер, поднимаясь. — У ребят винтик за винтик заскакивает. Чего-то надо предпринимать, шеф…

И Питер неторопливо зашагал по белому песчаному пляжу вслед, за Джо.

Вечером мы устроили совет. Питер первым взял слово и предложил прорваться силой в резиденцию вождя и потребовать встречи со «Справедливейшим».

Я поинтересовался мнением остальных.

Тоби по обыкновению молчал, посасывая потухшую трубку. На мой прямой вопрос он только передвинул трубку из правого угла губ в левый и пожал плечами.

Джо на вопрос ответил вопросом.

— А если стрелять будут?

— Сначала в воздух, — успокоил Питер.

— Кто их знает, — продолжал сомневаться Джо. — И все-таки, как ни считай, нас тут четверо, а их — четыре десятка одних мужчин наберется… И гости мы, вроде…

— Вот это самое главное, — сказал я. — Мы здесь гости… Хоть и незваные, а гости. Поэтому будем вести себя прилично. Начать войну — не штука… Попробуем достигнуть цели мирными средствами. Завтра пойду еще раз в деревню, постараюсь добиться свидания с кем-нибудь из приближенных «Справедливейшего». Ведь должны же быть у него приближенные? Возьму подарки. Буду уговаривать…

— И если не вернетесь к обеду, мы придем вас выручать, шеф, — объявил Питер.

На том мы и порешили.

6 января

Очередной поход в деревню оказался безрезультатным. Я не встретил никого, с кем можно было бы поговорить. Деревня словно вымерла. В легких хижинах было тихо. Не видно ни женщин, ни детворы. Только стражи в шитых золотом камзолах топтались на солнцепеке у входа в резиденцию. С ними разговаривать было бесполезно…

Хорошо помню тот день… Я бродил по опустевшей деревне. Заглядывал в хижины. Всюду было пусто. Лишь в крайней хижине на цветной циновке лежала седая злого вида старуха в короткой полосатой юбке и с увлечением… читала книгу.

Я поздоровался и вежливо спросил, куда девались обитатели деревни.

— Уехали ловить рыбу, — отрезала старуха и продолжала читать.

— А «Справедливейший»?

Не удостаивая меня взглядом, старуха пожала плечами.

Я подождал немного. Старуха продолжала читать. Пришлось уйти ни с чем.

Вернувшись в лагерь, я застал своих ребят в крайнем возбуждении.

— И все-таки я был прав, я был прав, — твердил Джо, красный, как божья коровка.

— Полюбуйтесь на него, — возмущенно кричал Питер. -Он — прав! Эти обезьяны потешаются, разыгрывают нас, как последних ослов, а он радуется, что был прав. Заметил — надо было сразу сказать…

— А вы не хотели меня слушать, — оправдывался Джо.

— В чем дело, мальчики? — поинтересовался я.

— Видите ли, шеф, — начал Джо, — вчера, когда мы говорили насчет этого, вот этого, — Джо указал на ящик с запасными шестернями, — я подумал, что с этим ящиком что-то нечисто, но уверенности у меня не было, и потому я не настаивал, а вот сегодня, — Джо тяжело вздохнул, — сегодня я…

— Сегодня он в четвертый раз припер ящик с шестернями с причала в лагерь, — сказал Тоби, не разжимая зубов, в которых торчала трубка.

— Зачем? — спросил я.

— Так он был там, у причала, — объяснил Джо. — Понимаете, шеф, не здесь, где я его вчера оставил, а там… Опять там… Я думал, четвертый. Приношу, а он тут один…

— Короче говоря, — прервал Питер, — у этого ящика и множества вещей еще по ночам вырастают ноги. Мы днем таскаем все это барахло сюда, а ночью оно возвращается обратно к причалу. Мы по ночам храпели, как святые, а днем удивлялись, что так чертовски медленно идет транспортировка.

— Возможно ли? — все еще не веря, начал я. — Неужели они…

— А кто же еще, — зло бросил Питер. — Не мы же станем этим заниматься. Ну ладно, сегодня я выслежу этих ночных разбойников. Ручаюсь, шеф, после этой ночи ни у одной из здешних обезьян не останется охоты для таких штучек…

Мы до вечера таскали оборудование с причала в лагень. Перед заходом солнца ознаковали суриком все, что уже находилось на площадке, выбранной под буровую. Я составил список, показал его Питеру.

— Да, — сказал мой помощник. — Если бы сразу заметили, можно было уже собирать вышку… Еще никогда в жизни меня так не болванили. Вас, наверно, тоже, шеф?.. Интересно, зачем им это понадобилось?

54
{"b":"254798","o":1}