ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осовский молча покачал головой. Его внимание привлек один из экранов, который зеленовато засветился, но тотчас снова стал пустым и плоским.

— Одингва хотел выйти на прямую видеосвязь, но не получилось, — эти слова были обращены только к Иву. — Если что-то важное, сейчас передаст по радио на Центральный пост…

Все трое невольно затаили дыхание, и в наступившей тишине стало отчетливо слышно негромкое постукивание метронома, отсчитывающего секунды земного времени.

«Пять, шесть, семь… десять, — считала про себя Дари. — Мы стали старше еще на десять секунд».

— Центральный пост связи! — сказал Риш. — Есть новые данные?

Тотчас отозвался металлический голос автомата:

— Для дежурного диспетчера Центрального поста новых данных не поступало.

— Связь с Одингвой?

Металлический голос на мгновение утонул в неясном шорохе, потом четко произнес:

— Находится вне пределов радиовидимости.

— Благодарю, — сказал Риш и, повернувшись в сторону Ива, добавил: — Странно…

— Вы чем-то обеспокоены? — спросила Дари.

Риш ответил не сразу. Он окинул взглядом контрольные экраны и большую рельефную карту полушарий, расположенную над пультом и пульсирующую сотнями разноцветных вспышек, потом повернулся к Дари и улыбнулся:

— Нет, пока все нормально.

— А что означают огоньки на большой карте?

— Что КОВОС несет вахту и люди Земли могут трудиться и спать спокойно.

— О, вас так много? — искренне удивилась Дари.

— Увы, — Рит покачал головой, — нас мало. Это все автоматика. Люди находятся в немногих местах и идут только на самые ответственные операции, когда механизмы оказываются бессильными. Что же касается вашего вопроса, Дари, на который я не ответил… — Он на мгновение замолчал и снова взглянул на пульсирующие огоньки карты, словно отыскивая там слова. — Видите ли, история всегда казалась мне запутанным клубком человеческого безумия… Размотать его, по-моему, невозможно — ведь единой нити не существует, а обрывки, которые извлекают историки… Их каждый из вас толкует по-своему. Получается собрание мифов, более или менее правдоподобных… Но нам тут приходится иметь дело с совершенно реальными объектами минувшего. В борьбе с ними мифы — плохие помощники. Когда подводный поиск обнаруживает на дне океана останки старинного корабля, в трюмах которого запас смертельно ядовитых веществ, способных убить население целой планеты, нам уже неважно, по чьему безумному приказу эти вещества были погружены на корабль и при каких обстоятельствах он погиб. КОВОС должен обезвредить эту «посылку» прошлого.

— Разве ваша задача не была бы облегчена, если бы вы точно знали историческую обстановку той эпохи или хотя бы время, когда…

Риш снова покачал головой:

— Все «посылки» такого рода идут из второй половины двадцатого века. Чтобы их датировать, достаточно знаний в объеме школы. Ведь в конце концов для нас не важно знать, торпедирован ли этот корабль во время второй всемирной войны или затоплен тридцать лет спустя, чтобы избавиться от хлопотливого запаса, срок хранения которого истек. И в первом и во втором случае наша задача остается той же самой — уничтожить «мусор» минувшего. Уничтожить как можно скорее. Времени на анализ исторической ситуации у нас обычно не остается.

— С вами трудно спорить, Риш, но, надеюсь, мне удастся когда-нибудь показать реальную пользу и нашего поиска.

Осовский пожал плечами:

— Наверно, она существует. Может быть, даже какие-то области современной технологии в ней и заинтересованы. Но для нас… — он с сомнением покачал головой.

— Не пытайся убедить его, Дари, — сказал Ив. — Риш исключительно упрям и по складу ума прагматик. Теоретизирования не выносит. Но при всех этих ужасных недостатках он один из лучших поисковиков. Когда дело доходит до «разгрызания» наиболее хитрых «орешков», посылают его. С его мнением считается сам Вилен.

— Не принимайте эти слова за чистую монету, Дари, — отпарировал Риш. — Он пытается льстить мне, чтобы получить интересное задание. Не выйдет, уже хотя бы потому, что интересных заданий сейчас нет. Кроме того, сам он — неисправимый романтик, для которого поиск важнее конечного результата. Он все еще надеется на Великое приключение, хотя пора их давно миновала и мы лишь мусорщики, подметающие свою планету.

— А куда пошлете меня? — поинтересовалась Дари.

— Это решит Главный. Для начала, вероятно, в одну из лабораторий.

— О-о… — в голосе Дари прозвучало искреннее разочарование. — У меня тоже есть своя мечта. Давнишняя мечта…

— Космический поиск?

— Нет. Дно этого океана.

— Там ничего интересного. Бесконечная илистая равнина, погруженная в вечный мрак.

— И все-таки…

— Брат возьмет вас когда-нибудь с собой, если вернется к мусорщикам океана.

— А где сейчас работаете вы, Риш?

— Я скоро уеду… в отпуск. В долгий отпуск. Я ждал возвращения Ива.

Снова начал светлеть экран космической видеосвязи, но изображение так и не появилось. Экран вспыхнул раз, другой и погас.

— Это перестает мне нравиться, — пробормотал Риш.

Он пробежал пальцами по кнопкам пульта управления.

— Внимание! Я — КОВОС, я — КОВОС. Вызываю планетолет К-3. Одингва, слышишь меня? Отвечай немедленно!

Ответом было молчание.

Риш повторил вызов еще и еще.

— Может быть, какие-то помехи? — предположил Ив.

— Не похоже. Я бы сказал, что его сигналы кто-то или что-то глушит. Но это невероятно…

— Он полетел один?

— Со стажером.

— Тогда нет оснований для тревоги.

— Для тревоги, пожалуй… Но предупреждение дам.

Риш повернулся к переговорному экрану:

— Внимание! Я — КОВОС. Дежурным диспетчерам КОВОСа на стационарных спутниках. Потеряна связь с планетолетом К-3. Установите связь с Одингвой и сообщите на Центральный пост управления.

Дари затаила дыхание, ожидая ответов из космической дали, но ряды экранов молчали.

— Почему они не отвечают? — удивленно спросила девушка. — Они слышали вас?

— Конечно. И уже ответили, — Риш указал на искрящуюся разноцветными огоньками карту. — Спутники включились в поиск.

— Неужели там что-то случилось? — Дари встревоженно взглянула на брата.

Ив покачал головой:

— Не волнуйся. Все в порядке. Это наши будни.

* * *

— Хорошо, что возвратился, очень хорошо, — испытующий взгляд Вилена был прикован к лицу Ива. — Ильяс и Стив… ты знаешь?

— Знаю, — Ив опустил глаза.

— Однообразие наших будней иссушает энтузиазм.

— Они вернутся, Учитель.

— Учитель! — Вилен усмехнулся уголками тонких губ. — Уже мало кто называет меня так. А мне нравится это старинное обращение… «Учитель, воспитай ученика». Помнишь? В сущности, все вы — новое поколение КОВОСа — мои ученики.

— Пора подумать и о новой смене.

— Конечно-конечно. Это постоянная забота КОВОСа — моя и всех вас. Прекрасно, что уговорил сестру приехать сюда.

— Собственно, уговаривать не пришлось, А через полгода должно прибыть еще пополнение. Парни из моей школы.

— Если приедут, прекрасно…

— Кажется, вы тоже не верите, Учитель.

— Не верю — не то слово. Но могут и передумать.

— Все не передумают.

— Конечно-конечно… Однако вернемся к делу. Чем бы ты теперь хотел заняться, Ив?

— Решайте вы, Учитель.

Вилен задумчиво поскреб седенький клинышек бородки — в КОВОСе он единственный сохранял этот знак старинной моды, — потом заговорил, словно рассуждая вслух:

— В континентальной секции пока людей хватает; на спутниках сейчас не густо, но справиться можно. С океанами у нас, как всегда, проблема… Если бы не контроль со спутников, — Вилен вздохнул, — не знаю, что бы мы делали. Сейчас только в секцию Атлантического океана необходимо несколько опытных инженеров. Это лишь в качестве контролеров и наблюдателей. А монтаж новых очистных фильтров, а замена устаревших!.. Тихий океан мы вообще предоставили самому себе. Вся надежда на его колоссальные размеры и мудрость природы, да на контролеров суши, что не допустят сброса какой- нибудь отравы по рекам. Очистку дна мы сейчас практически прекратили — нет людей. А там еще работы и работы…

80
{"b":"254798","o":1}