ЛитМир - Электронная Библиотека

— Буков, Буков… — пробурчал майор, словно забыл, о ком идет речь, — да, крутился тут такой. А потом исчез, дня два уже не видно…

Не появился Буков и на третий день, который ушел у него на переговоры с милейшей Лидией Михайловной и дворничихой Ленкой. И Никифоров почувствовал недоброе…

А капитан Буков к тому времени уже все знал про Никифорова. Догадываясь об этом, Никифоров стал осторожен. Буков — еще осторожней. Но ему надо было что-то решать. Времени прошло более чем достаточно. Если ты настоящий розыскник, давай результат. И результат в общем-то был. Значит, надо просто обо всем доложить, настучать, так сказать. Но ведь у мафиози разговор известный. С ходу возьмут Никифорова и начнут пытать. И тогда через считанные часы, в крайнем случае, через день, они получат и Лучкова. А потом? Кто может сказать, что будет потом? Но живым-то Никифорова они, понятно, не выпустят!

И другой у них, между прочим, был способ в запасе. Взять никифоровскую жену, а дальше, как обычно — по схеме… Этот способ даже лучше — меньше времени уйдет на пытки.

Прикинув все то, понял Буков, что не хочет он брать грех на душу, не может. А то, что грех неизбежен, и то, что они искали этого Луку Лучкова не для того, чтобы сыграть с ним партию в кинг, было капитану Букову слишком ясно. Хотя бы потому, какие деньги они за это выкладывали. Но если история с Лучковым его, Букова, в конце концов не касалась, то Никифорова он успел узнать, у него даже сложились с ним хоть какие-то отношения. К тому же Никифоров был, хотя это не так уж важно, свой, милицейский. Но главное — Никифоров был случайностью, случайным промежуточным звеном в этой цепи. Вероятно, Буков мог бы выйти на этого Луку и через кого-то другого. И тогда кого-то другого эти сукины дети схватили бы и начали вставлять ему в задний проход паяльную лампу? Или что у них там теперь «в моде», электрошок?

Вот почему он продолжал не слишком рационально бродить вокруг никифоровского дома, искать, вынюхивать, вместо того чтобы закрыть дело, получить расчет и — гуляй Вася! Теперь он видел Никифорова постоянно и все же не мог обнаружить никаких следов, ведущих к Лучкову.

Не может быть, чтобы этих следов не было. Но в таком случае не может и быть, чтобы такой профессионал, как Буков, не обнаружил их за столько времени. Ведь он сразу заметил, что Никифоров насторожен. И это понятно: противник его вдруг исчез. Куда, зачем? В такой ситуации Никифоров, по идее, должен был постоянно поддерживать контакт со своим «клиентом». Пусть очень осторожный, но постоянный! По телефону, может быть? Как-то Букову в это не верилось. Не любят у нас теперь телефоны, не доверяют им. Может быть, этот Лучков живет теперь у Никифорова дома? Буков даже потер руки от такого прозрения. Как мы знаем уже, запоздавшего. Лука и Наталья успели уехать из Ленинграда. Они стояли в этот час в Феодосии, на площади перед вокзалом, ловили машину, чтобы отправиться в Коктебель и ждать там Никифорова.

Довольно сильно рискуя, капитан Буков начал подслушивать у дверей никифоровской квартиры. Но ни разу так и не услышал второго мужского голоса — только басок Никифорова да контральто его жены, которую он знал теперь, как зовут.

Наконец ему повезло! Оправдалась поговорка: кто ищет, тот всегда найдет. Он тихо спускался в то утро по лестнице, потому что вот-вот из квартиры должен был выйти Никифоров, которого Буков рассчитывал «проводить» до места. Скорее всего, до собственного отделения милиции. Однако мало ли что бывает. В том числе и по дороге…

Внизу, у почтовых ящиков, он встретил почтальоншу.

— Здравствуйте! — начал он, как ни в чем ни бывало, будто каждый день разговаривал с почтальоншами. — Никифоровым ничего нет?

— А вы кто им будете?

— Да я брат Николая… — чуть не обиделся Буков, что его как бы не узнали.

А почтальонше, надо сказать, не очень-то хотелось подниматься на четвертый этаж, звонить в дверь. Она торопилась вернуться на почту, попить чайку да поболтать с товарками, которые теперь возвращались после утренней разноски. Она достала из брезентовой сумки телеграмму и коленкоровую тетрадку. Замешкалась было, но подумала, что телеграмма-то пустячная: кто-то сообщал, что куда-то доехал. И ничего страшного, если она вручит ее не самому Никифорову. Буков расписался в тетрадке, кивнул и сделал вид, что направляется к лестнице.

Когда через несколько минут Никифоров спустился к почтовым ящикам, ни Букова, ни почтальонши внизу не было. Он достал из ящика газеты и развернул, проверяя, не затерялось ли среди них еще что-то. Ничего не обнаружив, отправился на службу. На сердце у него было не спокойно. И было от чего: Лука еще вчера должен был прислать телеграмму. Роман с Натальей — дело, конечно, серьезное. Но время для телеграммы можно было найти. Правда, и почта у нас теперь тоже — как страна после Перестройки. На всякий случай он туда позвонил.

Его долго мурыжили ожиданием, но потом сказали, что телеграмма Никифорову была.

— Вы мне ее зачитайте, пожалуйста… — Он одновременно косил глазами на дверь и искал на ощупь на столе карандаш и клок бумаги.

— Сейчас я почтальона вашего позову, — ответила ему дежурная.

Так он узнал, что телеграмма попала в руки «брата». И даже не было смысла наказывать почтальоншу — этим ни ее, ни дела на почте не исправишь. И не было смысла узнавать, как выглядел братец. Никифоров мог описать его с закрытыми глазами.

Он прекрасно помнил, из какого отделения прибыл к ним этот деловой капитан Буков, и без промедления принялся туда звонить.

— Здравствуйте! Это майор Прибыловский из двести четырнадцатого. Мне бы узнать домашний адрес… капитана Букова…

Он, конечно, рисковал. Потому что могли ответить: «Одну минуточку, он тут, у телефона…» К счастью, ему ответили по-другому:

— Его сейчас нет на месте. А вы по какому вопросу?

— Я знаю, что его нет, потому мне и нужен адрес. Он тут одного человека искал, а я как раз его нашел!

В том отделении, по-видимому, отчасти были в курсе буковских отлучек «по общественным» делам и поэтому без особых затей продиктовали домашний адрес.

Пока Никифоров ехал по этому адресу, у него было время, что называется, поразмышлять. Во-первых, стоило признать, что Буков многое успел. Главное, что он смог разыскать его, Никифорова, вычислить, точнее говоря.

Это было из разряда неприятных сюрпризов. Еще хуже было то, что он сумел перехватить телеграмму Луки. Тот вроде бы собирался в Коктебель. И теперь, пока Никифоров здесь прохлаждается, Луку могут десять раз увезти в Москву, в тот «черный дом». И это будет конец, страшнее ничего не придумаешь…

Что же остается? Приехать к Букову и засунуть ему пистолет в пасть? А почему, собственно, он сейчас должен быть дома? Хотя… он же не группа захвата и не убийца. Значит, сам в Крым не поедет и надо постараться заловить его дома!

Надо сказать, Никифорову очень не хотелось применять силовые методы, а тем более — стрелять по людям. Было время — настрелялся, больше его на эти дела не тянуло.

Замок у Букова тоже оказался бесхитростным, и нужную отмычку Никифоров подобрал быстро. Достал пистолет. Стрелять ему по-прежнему не хотелось. Но что делать — бывают ситуации, когда иного выбора нет.

Мягко ступая, он вошел в крохотную прихожую, из которой сразу же можно было провалиться в туалетную дверь. Первое, что попытался определить Никифоров, один ли здесь живет этот Буков. Или имеется кто-то еще, способный стрелять по живым мишеням. На вешалке пылилась только шинель с капитанскими погонами. Но что это могло значить? Пальто всегда можно бросить где-нибудь в комнате. К тому же Буков, насколько помнится, ходил в куртке…

Ему ничего не оставалось, как только узнавать истину в лобовую. Открыв туалетную дверь, которая оказалась и дверью в ванную, он увидел темную пустоту, включил свет. Обрадовался, заметив, что мыло сухое. Но тут же подумал, что мера чистоплотности у людей неодинакова.

Никифоров на цыпочках обошел две маленькие комнаты и под стать им кухню, убедился, что квартира в эти минуты неодушевленна. Теперь ему оставалось, как говорится, сориентироваться на месте, на местности. Сухое мыло, давно остывший чайник на кухне, небрежно брошенная на кровать рубашка… Все это говорило, что хозяина не было с утра. Значит, и телеграммы здесь быть не может. Стало быть, и обыском Никифорову заниматься не стоит. Остается ждать хозяина. Но, может быть, он придет не один. Тогда надо подобрать место, где можно спрятаться. И не просто спрятаться, а чтобы было удобно стрелять…

35
{"b":"254802","o":1}