ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Устроиться теперь на жилье не проблема: плати и живи. И они сняли две небольшие комнаты. Скромные, потому что Буков не знал: оплатят ему подобные расходы или нет. Хотя вроде бы намекали, что оплатят.

Уже через час он смог пойти на разведку. И сразу же, как в сказке, обнаружил Луку. Едва подошел к дому номер девять по улице Наливайко, как увидел, что из калитки вышел, если можно так сказать, стопроцентный отдыхающий. Шорты, майка с надписью «Кайзер», светозащитные очки, зацепившиеся за воротник майки. Впрочем, здесь все теперь стали ходить в шортах и в майках. Главное было в его глазах, в его «столичном» взгляде.

Внешность этого типа абсолютно совпадала с описанием, которое дала Букову пьяная, но, как выяснилось, очень неглупая Ленка-дворничиха. Были у Букова и другие критерии для того, чтобы с ходу опознать Луку и незаметно последовать за ним.

Лука о чем-то коротко перемолвился на ходу с тремя лежащими на песке плечом к плечу мужичками и вынул из кармана шорт карты.

«Новенькие, — отметил про себя Буков. — Почему новенькие?» Но не стад дальше развивать эту тему, придираться к мелочам.

Лука опустился на песок рядом с лежащими, и тут же возле него появилась девушка. Один из мужичков мастерски разбросал карты. «Небось, не на раздевание играют!..» — с усмешкой подумал Буков. Ибо снимать с себя играющим было почти нечего…

Буков с интересом наблюдал за Лукой. Надо же! Столько времени искать, и вот он — протяни только руку! Лука производил впечатление скучающего курортника. И действительно, ведь еще не сезон, народу мало, интересных людей вообще нет. И остаются такие вот карточные знакомства для выпивки по вечерам. В общем, он ведет себя нормально, то есть правильно, подумал Буков и тут же спохватился. Стоп! Значит, я что-то заметил, если в голову пришло такое: ведет себя правильно… Значит, он что-то делает не так? Именно! Ведь за ним охотились, он сюда бежал каким-то подпольным способом, а теперь изображает курортника. А по идее, он должен находиться в постоянной тревоге, в напряжении. Оглядываться, например, непроизвольно, озираться. Но ему, как видно, велено было играть беспечного покорителя курортной зоны. Ах, велено?! Буков очень обрадовался неожиданно и удачно найденному слову. Кем же это велено, интересно? Ответ может быть только один: Никифоров здесь! И может быть, встречал их в Феодосии. И может быть, сейчас где-нибудь неподалеку, здесь…

Таков был ход размышлений Букова. И ему сейчас выгодно как бы не знать, не помнить о Никифорове, решил он для себя. Следит он сейчас за ним, Буковым? Ну и на здоровье, как говорится. И пусть они с госпожой Итой устраивают свои разборки сколько вздумается. Я никому не мешаю, я розыскник. Я чист и там и здесь. Я выполнил свою часть работы и могу умыть руки…

В это время Никифоров действительно следил за ним. И размышлял. И чего он так на Лукаша уставился, глаз не сводит. Впрочем, понятно, этот лис хочет просечь, играет Лукаш или все идет по правде. Меня, стало быть, вычисляет. Интересно, понял он, что я здесь, или еще нет? Так или иначе, надо что-то новенькое ему подкинуть. Нельзя, чтобы он мусолил одну и ту же задачку.

* * *

Вернувшись на квартиру, Буков доложил И те, что видел Луку. О своих психологических изысканиях он, разумеется, умолчал. Говорил в основном про географию обитания Луки. И начертил маршруты его движения от дома к морю. А передавая ей бумагу, не удержался, подумал с ознобом в душе: как же легко теперь убить человека.

Но Ита, по-видимому, была другого мнения.

— Пойдем, — проговорила она бесстрастно. — Мне надо это посмотреть…

И Буков повел ее. Не на то место, где был сам, чтобы не привлекать внимания, а на горку с противоположной от тропинки стороны. Показывал ей все, что надо, комментировал, а она смотрела на все это через оптический прицел. В ее руках он был отдельно от винтовки, естественно.

Потом она снисходительно бросила Букову, будто собаке или кошке:

— Молодец!

Буков обматерил ее про себя, пообещав мысленно, что спать с ней он все же не будет. Но думалось ему об этом все сильней, все назойливей!

— Вон оттуда буду стрелять! — нисколько не стесняясь этих слов, размышляла Ита.

Буков глянул на далекую противоположную горку. Пожалуй, она была даже дальше от нужной им тропы.

— Да ты что!.. — развел руками Буков.

— А в чем дело?

— Далеко же! Риск…

— Тебе далеко, мне близко, понял? — сквозь зубы процедила она, подумав, объяснять дураку или не стоит, все же решилась: — Чтобы все было чисто, стрелок должен находиться возможно дальше от места поражения!

Как инструкцию протараторила. Неужели для убийц издают инструкции?! Буков ясно представил себе, как увесистая черная муха полетит, выпущенная из рук этой пахнущей лавандой красавицы. И уткнется в сердце или висок того парня. Сколько ему? Тридцать с чем-то на вид, выглядит молодо. Чем, интересно, он сумел провиниться перед мафией? «Н-да… и капитан милиции тут как тут — на страже интересов!»

— Это что? — резко спросила Ита и, оторвав от глаза прицел, повернулась к нему.

Буков сориентировался по направлению.

— Я же тебе толковал! Это дом, где он снимает площадь.

Ита не удостоила его ответом, просто ткнула в руку свою оптику. Не сразу, без привычки, но все же Буков нашел через минуту-другую нужный дом. Но что это? Лука сидел на скамейке перед домом и укладывал какие-то вещи во вместительный защитного цвета рюкзак.

— Зачем? — требовательно осведомилась Ита.

— Не спрашивал!

— Придется спросить…

— Слушаюсь, едрена-палка!

— У тебя не палка, а мочалка! — впервые улыбнулась Ита. И Буков понял, что шанс у него есть. Но тут же чувство, отчасти похожее то ли на ужас, то ли на отвращение, сжало его душу. Как же он будет обнимать эту… Целовать губы, глаза, которыми она высматривает, куда ловчее всего приспособить человеку маленькую, черную, летящую из ее винтовки смерть? Но ведь он сам ее сюда привел. Неужели все это он проделал из-за той жалкой, тоненькой пачки долларов?.. Как все перепуталось в жизни!

— Ладно, ступай, — с трудом выговорил Буков. — Я найду хорошее место, буду смотреть. Потом обсудим…

— К вечеру возвращайся!

— Что такое «к вечеру»? Ты думаешь, я буду там всю ночь?

— Будешь столько, сколько я скажу!

— Пошла ты знаешь куда!

Ита действительно пошла. И ей плевать было на слова своего лакея. * Бинокль, который Никифоров купил в рыболовном магазине неподалеку от Шаболовки, очень ему теперь пригодился. Используя его, он озирал ближайшие окрестности и наконец увидел то, что и ожидал увидеть. Вон он, голубь, где притаился! И он негромко позвал Луку, который в это время якобы колдовал над бутылкой вина во дворе. На самом деле в бутылке была простая вода.

— Я его увидел! — Никифоров стал убирать бинокль в футляр. — Давай, тащи рюкзачище и делай над ним какие хочешь манипуляции.

— Есть, мой лейтенант!

И Лука развил во дворе непонятную ему самому бурную деятельность. Забивал колышек в землю, отмерял сколько-то шагов, забивал еще один…

«И какого он хрена?..» — ломал голову Буков в своей засаде.

А Никифоров в это время выскользнул из окна с той стороны дома, которая Букову была не видна. Да к тому же изрядно завечерело.

Он прокрался к дому, где остановились Буков и его спутница. Тихо подошел к окну и увидел картину очень странную. Ита, стоя перед зеркалом, целилась из винтовки в самою себя. Какое-то время он так и стоял, пораженный, едва ли не принимая увиденное за сумасшествие.

Но это отнюдь не было сумасшествием. Так стрелки обычно тренируют руку. Часами стоят перед зеркалом и целят в дуло собственного оружия.

Ита опустила наконец винтовку, повела затекшими плечами. Никифоров понял, что это тренировка.

Она снова подняла винтовку, и лейтенант подумал, что момент сейчас исключительно подходящий. Просто вынуть «Макарова» из-под мышки и нажать курок. К тому же считается, что оружие покойного Кулькина попало в преступные руки…

44
{"b":"254802","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Человек с двойным лицом
Чапаев и пустота
Борьба
Мрачная история
Элементы: замечательный сон профессора Менделеева
Превращение. Из гусеницы в бабочку
Серотонин
Жена в наследство. Книга вторая
Господин Дьявол