ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но все то время, пока руки проделывали знакомую работу, в голове отчаянно бились мысли, сменяя одна другую. Она не ожидала такого поворота в своей жизни – только не сейчас, когда эта самая жизнь наконец начала превращаться из скучного существования в увлекательное приключение благодаря той книге, которую она теперь берегла пуще глаза. После того, первого раза, когда она сумела с ее помощью – пусть не сразу, но все-таки помочь своей сестре, в ее жизни многое изменилось – на той, невидимой ее стороне, о которой не знал никто, кроме любимой книги. Только ей она доверяла все свои надежды и чаянья, черпая из нее знание, обладание которым превращало ее из обычной деревенской девчонки в нечто большее – в человека, нашедшего ключ к своей собственной силе.

Сила эта всегда была в ней; это она мешала ей спать долгими ночами, заставляя желать большего, чем участь обычной женщины – угождать своему мужу и рожать детей. И теперь, когда у нее действительно начало получаться, когда каждый робкий шаг к своей силе давал результаты – пускай незначительные сразу, вместе они складывались во все более яркую картинку - у нее это все хотели забрать.

Она знала Сидона – апатичного, безразличного и туповатого увальня, знала и его отца – ограниченного и жестокого человека. Попасть в его дом значило превратиться в рабыню уже навсегда; и если здесь, в отцовском доме, она могла выкраивать хоть какие-то крохи времени для своих занятий, то ТАМ у нее такой возможности не будет. А если книгу найдут, то страшно даже подумать, что будет потом…

И самое худшее – что ей не к кому обратиться за помощью. У нее был только один друг, которому она могла довериться – учитель Неман… Учитель!...

От пришедшей мысли Ая замерла на месте и смахнула слезы рукой.

Если кто-то и способен ей помочь, то только он…

Учитель открыл не сразу; видимо, он уже спал. И не мудрено – она чудом смогла вырваться из дома только ночью.

- Ая? Девочка, что ты здесь делаешь в такое время?

- Умоляю вас, пустите меня в дом! Мне надо с вами поговорить!

- В такое время? – удивился он. Но когда слабый свет от свечи в его руке выхватил из темноты бледное, заплаканное ее лицо с горящими глазами, учитель испуганно посторонился пропуская ее в дом.

- Что с тобою случилось? Ты вся дрожишь!

- Учитель Неман! Меня выдают замуж! – выкрикнула Ая и, не в силах сдерживать свои чувства, снова разрыдалась.

Учитель перевел дух и только шумно вздохнул. Некоторое время он молчал, не зная, что сказать.

- И кто же он?

- Сидон….

Учитель вздохнул еще раз.

- Не надо так плакать, девочка. Что ж поделать, все девушки выходят замуж….

- Но я не хочу замуж…

Не зная, как ее утешить, учитель подошел к ней и обнял за дрожащие плечи.

- Не плачь… Может, он будет добрым к тебе…

- Не будет…. Я знаю его отца – он будет таким же…. Они не позволят мне учиться дальше.

Учитель вздохнул – он понимал это не хуже ее.

- Мне тоже жаль, Ая. Ты – самая способная моя ученица…

- Учитель Неман, спасите меня!

Схватив его за руки, Ая, рыдая, вдруг упала перед ним на колени.

Растерянный учитель бросился поднимать ее с колен, заключив в неловкие, дрожащие объятия.

- Если бы я мог что-то для тебя сделать…

Ая вдруг отстранилась и посмотрела ему в глаза. Лицо ее горело, как от лихорадки; такой же нездоровый блеск таился в потемневших, с расплывшимся зрачком глазах девушки.

- Женитесь на мне, умоляю вас! Станьте вы моим мужем!

От неожиданности учитель застыл, словно каменное изваяние. Все слова так и застряли несказаными у него в горле.

- Я буду все для вас делать, буду слушаться вас… А мои родители будут только рады, вы ведь уважаемый человек… Вы добрый… Я вам верю… Вы не станете запрещать мне учиться, а я буду ухаживать за вами и держать в порядке ваш дом… Женитесь на мне, учитель Неман!

Не сдерживая слез, Ая снова упала перед ним на колени, не выпуская его руку из дрожащей ладони.

- Станьте моим мужем!

«Или я убью себя…» - последние слова она не вымолвила вслух…

… Я зарычал на все горло и проснулся от собственного крика. Стайка испуганных птичек вспорхнула с ветки и бросилась врассыпную.

Бормоча ругательства себе под нос, я так до самого утра и не смог заснуть – хорошо еще, что в такую пору светлеет рано, и можно было проверить оставленные с вечера силки…

Сытно позавтракав неосторожным зайчиком, я был готов идти в деревню. Строго приказав мальчишке мыться в речке, стирать одежду и ждать меня здесь, я забросил на плечо свою сумку – так, на всяк случай, и отправился в Розовку.

Как я и думал, мое появление здесь незамеченным не осталось – люди удивленно оглядывались, завидев меня еще издали, и спешили спрятаться за хлипкими заборами – словно те смогли бы их защитить, вдруг вздумай я напасть.

Немного подустав от игры в прятки, я заглянул поверх забора во двор, где прям перед моим носом прошмыгнула тетка в возрасте.

- Уважаемая, - обратился я к крестьянке как можно вежливее, - я ищу одну.. гм.. одну женщину. Зовут ее Ая – она жена учителя.

Крестьянка моментально повернулась ко мне всем телом, забав даже бояться – из ее глаз глядел неподдельный интерес.

- А зачем это она тебе нужна?

- Соскучился, - вздохнул я. – Дело у меня к ней есть, и очень срочное, ждать не может. Так что лучше вам показать, где она живет.

- А нигде она не живет, - шмыгнула носом старушка. – Нету тут ее. Как убежала тогда с денежками учителя, так больше здесь и не появлялась. Она-то не появлялась, а вот тех, кому она задолжала – целый рой. Все ее ищут.

- Задолжала? – удивился я.

- Ну да, - в свою очередь старуха удивилась моей неосведомленности.

– Она же кроме того, что ведьма, так еще и воровка. А тебе она тоже, небось, денег должна, да?

- Ну… Вроде того. А может – у кого прячется она? – словно раздумывая вслух, протянул я.

- Да и у кого бы это? В Розовке никто покрывать ее не станет – здесь у нас ведьм не любят, не думай, - махнула рукой тетушка, по-боевому уперев кулаки в бока.

- Даже родня?

- А родня – и подавно! Такого позора натерпеться… - покивала головою крестьянка.

– Не стали бы они скрывать ее, даже если бы она все те сокровища, что украла, с собою принесла…

- Так значит, не любят ее в Розовке?

- Девка – дрянь была, - покачала головою старушка.

- Чего ж она такого натворила? – не удержался я

Тетка прищурила хитрые глазки и посмотрела на меня изучающе.

- А ты – так и не знаешь? Хоть и должна тебе?

- Да кто ж про себя плохое расскажет? – развел руками я. – Пока что-то нужно, то человек птичкой поет… Это разве что от людей узнаешь.

- И верно, - вздохнула старушка, - видимо, перестав подозревать во мне сообщника ее бывшей соотечественницы.

- Скрытная она, Ая эта – долго никто понять не мог, что она собой являет. Тихоня была такая, добренькая вся…Пока не поймали ее на страшном…

Выдержав эффектную паузу, женщина продолжала дальше.

- Выпало родить тогда жене горшечника. Он тогда не дома был – а дело было вечером. И пришла к ней эта Ая – проведать, вроде бы. А тут и муж домой воротился – и видит: лежит на лавке жена его – помирает. А возле нее Ая эта всякие знаки непонятные на земле чертит и заклятья разные на чужом языке говорит! Увидела его – и в лицо ему рассмеялась: «Уходи – говорит, - видишь – умирает твоя жена. – И ничем ты ей не поможешь – уходи отсюда, пока сам цел!» И глаза у нее такие страшные! Убежал тот в страхе, и давай соседей собирать. А кто-то не испугался, да додумался за Жрецом в соседнее село послать. Люди сбежались, туда – а женщина та, хвала Судьбе – родила уже – спас ее муж, своим появлением колдовство порушил. Стали ее спрашивать, что она видела – а та плачет только, слова сказать не может… И на полу в доме знаки те немного остались – не успела все скрыть, убегая, ведьма. Дождались Жреца – он как глянул - тут же народ собрали – и в дом к ней! А той уже и след простыл: муж, дурень старый, спит себе, околдованный, а женушка все его денежки украла – и была такова! Долго за ней гнались – да разве поймаешь ведьму? С тех пор больше ее и не видели. А зимой минувшей… - тут старушка наскоро оглянулась, словно боялась, что их еще кто-то услышит, и продолжила почти шепотом: - зимою приходил человек один из города – большой человек, ученый, и людей спрашивал. Говорил, что и в городе она все темное дело не оставила, и что связалась с грабителями и разбойниками, и что черное дело они хотели сделать – сгубить правителя нашего – пошли ему Судьба долгой жизни – заучено пробормотала она. – На святое замахнулась! И что ищут ее теперь по всему свету…

18
{"b":"254818","o":1}