ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И как это у меня получиться? – удивился я.

– Я должен буду ходить по поселкам и заглядывать в каждую конуру – есть ли там ведьма?

- Нет, это уже делают и без тебя, - вполне серьезно ответил барон.

– И пока результатов нет. Тут надо мыслить шире – возможно, она давно покинула наши края и находится в совсем другом месте. Чтобы ее найти, надо знать, что ей нужно.

- Ну и что ей нужно?

Барон снова вздохнул.

- Тут я знаю не больше, чем теперь – ты. Но есть человек, который в этом тебе поможет и, возможно, подскажет, где ее надо искать.

- Так… - вздохнул я. – Значит, я должен найти эту ведьму?

- Это было бы прекрасно, - согласился барон.

– Но если это тебе не удастся, ты должен хотя бы отыскать то, за чем она сюда приезжала.

- Значит, она не просто скрывалась в окрестностях Семиглавца, она что-то здесь искала? – уточнил я.

- Да. И найти это что-то будет равносильно поимке ведьмы, - выдохнул барон.

– И еще, - добавил он, пристально глядя мне в глаза, - как я уже говорил, награда за ее поимку назначена… очень большая. Половина будет твоей, - отчеканил он.

– Я не жадный человек, и мне не нужны лишние волнения и смута в моих землях. – Если ты добудешь – неважно, эту самую Аю, живой или мертвой, или то, что она искала – то станешь богат. Так что тебе есть ради чего стараться.

- А Линсей?

- Ну, сам понимаешь, я не могу просто так отпустить ее. Но она будет в безопасности – здесь, у меня, пока ты не вернешься.

Я вздохнул. Отступать было поздно. Теперь Линсей станет заложницей у этого вельможи, и это будет гарантией того, что я просто так никуда не денусь. Но это было все же лучше, чем тюрьма.

- Я согласен. Когда я смогу встретиться с тем человеком?

- Не спеши – он найдет тебя сам, – похоже, барон и ожидал такого ответа и был рад ему.

- Я дам тебе немного денег – на первое время, - продолжал он.

– Остановись пока где-нибудь в городе, пока не встретишься с ним, а потом – сам решай. Но помни – если ты не вернешься – твоя эта девка вернется снова в тюрьму. А там – бывает всякое…

- Понял, - кивнул я.

- Значит, договорились?

- Договорились.

Наверное, это был первый раз в жизни барона, когда он пожимал руку орку и при этом был таким довольным.

..Мутного лунного света, что пробивался через узкую прорезь окна, было достаточно, чтобы рассмотреть ее. Всю, полностью, до последней черточки идеального тела, прикрытого длинным струящимся платьем. Ровные черные волосы покрывали плечи; на изящных пальцах поблескивали искорки перстней.

Я мог бы поклясться, что не видел ее раньше – такую женщину я не смог бы не заметить – хотя бы потому, что трудно пройти мимо настоящей красоты.

А теперь это прекрасное видение стояло на пороге моей комнаты в дешевой ночлежке на окраине города. Слишком прекрасное, чтобы существовать в моей реальности…

Я вздохнул и снова отвернулся к стене, ложа на место свой неизменный топор, который сразу оказался в моей руке, лишь раздался шепот невесомых шагов за дверью.

- Не слишком ты гостеприимен, - отозвался глубокий насмешливый голос.

Я почему-то вздрогнул от его звука, хотя он и не был мне знаком.

- Спокойной ночи, - буркнул я. – Комнаты бравых вояк дальше по коридору.

- Ты считаешь меня пьяной шлюхой, которая ошиблась дверью? – теперь в ее голосе звучало холодное недоумение. Это уже заставило меня подняться с постели.

Я еще раз пристально посмотрел на свою нежданную гостью, хотя этого и не требовалось – с первого же взгляда я мог бы сказать, что она могла быть кем угодно, но только не девкой легкого поведения. Слишком уж много внутреннего достоинства читалось во всех ее движениях.

- Нет, - честно ответил я.

– Но на девчонку, которой нечем заняться, кроме как подразнить усталого орка, ты тоже не похожа.

- А почему ты решил, что я пришла, чтобы над тобой посмеяться?

- А зачем еще?

Несколько минут мы молча смотрели друг на друга. Этого хватило, чтобы я мог с уверенность сказать, что никакого особого дела, которое могло бы привести эту женщину ночью ко мне в комнату, у нее не было, иначе она давно бы уже рассказала о нем. Она словно чего-то ждала, но я не мог понять, чего именно. От этого молчаливого присутствия мне стало не по себе, и какая-то моя часть словно очнулась от долгого сна и теперь беззвучно кричала, пытаясь достучаться до мозга; но этот голос был слишком туманным, чтобы я мог его услышать…

Глаза незнакомки поблескивали в темноте двумя зелеными звездами.

- Как тебя зовут? – спросила она вдруг неожиданно ласково.

- Шрам, - отозвался я, и отчего-то ответ этот прозвучал, словно стон.

- Шрам? – слегка подняла бровь она.

- Извини, но это больше похоже на кличку для собаки. Неужели существо, себя уважающее, может носить такое имя?

Задай такой вопрос кто-то другой - и говоривший уже собирал свои зубы в платочек… Но в голосе незнакомки звучало все то же недоумение, без малейшего намека на издевку. И, неожиданно для себя, я в ответ только пожал плечами.

- Не знаю. Меня так называли со времени… Неважно.

- То есть, ты не знаешь своего настоящего имени? – она словно читала мои мысли, но это почему-то меня совсем не удивило.

- Не помню. Как и много другого.

Женщина многозначительно покачала головой, словно такой ответ открыл ей многое.

- Кто вы? Мы были знакомы раньше? – осмелился спросить я. Не знаю, почему, но что-то такое неуловимо близкое, до боли знакомое было в этом блистающем существе…

В ответ она только неопределенно улыбнулась.

- И да, и нет… Ты же все равно не помнишь.

- Что вам нужно? – наконец спросил я прямо, всей душой желая прервать этот странный разговор.

Мне хотелось, чтобы она наконец-то закрыла за собой дверь, и чтобы вместе с ней ушло это непонятное наваждение, укутавшее меня удушливым облаком. Кажется, еще чуть-чуть, и я заплачу, зареву, как раненный зверь, не понимая сам причины нахлынувшей беспроглядной тоски…

И вместе с тем мне страшно не хотелось, чтобы она уходила.

Вместо ответа незнакомка вдруг подошла ко мне и коснулась прохладной ладонью моей щеки, обезображенной шрамом, который вдруг сделался таким ненавистным, хотя раньше я почти не обращал на это внимания.

От ее прикосновения я вздрогнул, как от удара.

- Уходите… Если вы пришли просто поиздеваться надо мной, то вы опоздали. Это уже сделала природа… и обстоятельства.

- Глупый…

Ее тонкая рука продолжала гладить мою рожу, и – неужели мне показалось? – на ее прекрасном лице засветилась какая-то грустная нежность.

- Бедный мой глупый орк… Какие сны тебе снятся?

- Я не вижу снов. Словно проваливаюсь в бездонный черный колодец…

У меня не хватило сил отстранить ее ладонь, и я покорно принял игру, сути и правил которой не понимал. Только бы она еще постояла рядом, хоты бы минуту. Даже если все происходящее – жестокая и злая шутка, пускай! Пускай хотя бы минуту я не буду об этом знать, пока ее пальцы скользят по шершавой коже абсолютно лысого черепа…

- Ты страдаешь…

Я непроизвольно вздрогнул, как от удара. Она не спрашивала, она была в этом уверенна. И мой ответ тут не был нужен.

- Кто ты?

Мой вопрос был скорее рвущимся изнутри стоном, облаченным в голос.

Незнакомка повела плечами.

- Я не хочу тебе лгать. А правду сказать все равно не могу… Пока не могу. Единственное, что ты должен знать – видимость обманчива. И часто мы совсем не те, кем кажемся. И наше тело это еще не есть мы. Тело – только оболочка, настоящее – то, что внутри. Считай меня тенью…

- Нет… Я не могу ошибаться… Ты кажешься мне самой прекрасной мечтою, какая только может быть на свете, и я уверен, что это так и есть, что бы не скрывалось под твоею маскою…

Это был бред, звучавший дико из уст чудовища, но мне было уже все равно. Я вдруг просто отпустил себя, больше не подавляя то, что с самого первого взгляда на эту женщину сжигало меня медленным пламенем. Закрыв глаза, я медленно обнял ее за плечи, ожидая удара или смеха, но вместо этого она обняла меня в ответ.

8
{"b":"254818","o":1}