ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тяжело вздохнув, она пошла в служебную раздевалку, совмещенную с кладовкой. Ханну аж передернуло, когда она увидела, что Ингрид повесила ее сумку-хобо от «Феррагамо» рядом с полосатой виниловой дешевкой от «Гэп». Она бросила телефон в сумку, схватила рулон бумажных полотенец, бутылку моющего средства и отыскала свободную палату. Может, хотя бы работа могла отвлечь ее от мыслей о Шоне и «Э»?

Закончив мыть раковину, она случайно наткнулась на металлический шкаф, который оказался незапертым. На полках стояли картонные коробки, надписанные знакомыми названиями. «Тайленол-3». «Викодин». «Перкоцет». Ханна осторожно заглянула внутрь. С ума сойти – столько наркотиков. Вот так запросто, без всяких замко́в…

Джекпот.

Ханна быстро зачерпнула несколько пригоршней перкоцета и рассовала его по карманам кардигана, оказавшимися на удивление глубокими. По крайней мере, веселые выходные им с Моной были обеспечены.

И тут чья-то рука легла на плечо девушки. Она вздрогнула и резко обернулась; пропитанные моющим средством бумажные полотенца и склянка с ватными шариками полетели на пол.

– Почему ты еще только во второй палате? – Ингрид нахмурилась и стала похожа на сердитого мопса.

– Я… я просто пытаюсь работать тщательно. – Ханна собрала бумажные полотенца и швырнула их в корзину, надеясь, что перкоцет не вывалится из карманов. Шею до сих пор жгло в том месте, где до нее дотронулась Ингрид.

– Пойдем со мной, – сказала Ингрид. – В твоей сумке что-то шумит. И беспокоит пациентов.

– Вы уверены, что это в моей сумке? – спросила Ханна. – Я только что из раздевалки и…

Ингрид привела Ханну обратно в гардероб. Так и было: мелодичный перезвон доносился из внутреннего кармашка ее сумки.

– Это всего лишь мобильник. – У Ханны сразу поднялось настроение. Может, Шон все-таки позвонил!

– Тогда, пожалуйста, сделай звук тише. – Ингрид вздохнула. – А потом возвращайся к работе.

Ханна достала трубку, чтобы проверить, кто звонит, но на экране лишь высветилось новое сообщение.

Ханна, мытье полов в «Билл Бич» не поможет вернуть прошлую жизнь. Не думай, что и тебе удастся отмыться. И, кроме того, я знаю про тебя такое, что примой роузвудской школы тебе больше не бывать. – Э.

Ханна в замешательстве огляделась по сторонам. Она еще раз прочитала сообщение. Во рту пересохло. Что мог знать «Э», чтобы с уверенностью заявлять такое?

Дженна.

Если «Э» знает, что…

Ханна быстро набрала текст: «Ты ничего не знаешь». И нажала «ОТПРАВИТЬ». В считаные секунды от «Э» пришел ответ:

Я знаю все. И могу УНИЧТОЖИТЬ ТЕБЯ.

7. О, капитан, мой капитан!

Во вторник после уроков Эмили заглянула в кабинет тренера Лорен.

– Можно с вами поговорить?

– Да, но у меня всего пара минут, надо срочно отнести это руководству, – сказала Лорен, показывая листок с программой заплывов.

Сегодня должны были состояться первые в сезоне соревнования по плаванию. Обычное дело – товарищеские состязания с участием всех местных школ, без судейства, – но Эмили всегда нервничала и готовилась к ним, как к самым ответственным стартам, даже эпиляцию делала. Но только не в этот раз.

– В чем дело, Филдси? – спросила Лорен.

Лорен Кинкайд было чуть за тридцать; с тусклыми от хлорки светлыми волосами, она не вылезала из футболок с мотивационными лозунгами пловцов – «Не смей пускать пузыри» или «Мой стиль – вольный». Она тренировала Эмили на протяжении шести лет: сначала в «лягушатнике», потом на «длинной воде»[24] и вот теперь – в сборной роузвудской школы. Мало кто знал Эмили так хорошо – во всяком случае, достаточно хорошо, чтобы называть ее Филдси или знать, что перед соревнованиями Эмили предпочитает бифштекс с перцем из ресторана «Китайская роза», а если проплывает баттерфляем на три десятых секунды быстрее, это верный признак того, что у нее месячные. От этого предстоящий разговор с тренером казался еще более трудным.

– Я хочу бросить плавание, – выпалила Эмили.

Лорен недоуменно моргнула. Она выглядела ошеломленной, как будто ей сообщили, что бассейн кишит электрическими угрями.

– П-почему?

Эмили уставилась на линолеум в черно-белую клетку.

– Мне это больше не доставляет удовольствия.

Лорен шумно выдохнула.

– Ну, плавание – не всегда удовольствие. Иногда это работа.

– Я знаю. Но… просто я больше не хочу этим заниматься.

– Ты уверена?

Эмили вздохнула. Она думала, что была уверена. Во всяком случае, на прошлой неделе она точно была уверена. Она много лет занималась плаванием, никогда не задаваясь вопросом, нравится ей это или нет. Майя помогла ей собраться с духом и признаться самой себе – и родителям – в том, что она хотела уйти из спорта.

Но все это было до того, как кое-что случилось. А теперь она чувствовала себя игрушкой йо-йо, которая мечется из стороны в сторону. То ей хотелось бросить плавание. То она мечтала вернуться к привычной жизни умницы и послушной дочери – ходить на тренировки, проводить выходные с сестрой Кэролайн, дурачиться в школьном автобусе с друзьями по команде, читать гороскопы. А то вдруг она выбирала полную свободу, чтобы жить собственными интересами. Только вот… Какие у нее были интересы, помимо плавания?

– Я как будто перегорела, – попыталась объяснить Эмили.

Лорен подперла рукой подбородок.

– А я собиралась сделать тебя капитаном.

Эмили от удивления распахнула рот:

– Капитаном?

– Ну да. – Лорен защелкала авторучкой. – Я думала, ты этого заслуживаешь. Ты настоящий командный игрок, разве не так? Но, если ты больше не хочешь плавать, тогда…

Даже ее старшие брат и сестра Джейк и Бет, которые четыре года выступали за школьную сборную по плаванию и получили стипендию колледжа, не удостоились звания капитана.

Лорен накрутила на палец шнурок от свистка.

– Что, если я немного смягчу требования? – Она взяла Эмили за руку. – Я понимаю, тебе сейчас нелегко. Твоя подруга…

– Да. – Эмили уставилась на постер с Майклом Фелпсом[25], надеясь сдержать слезы. Стоило кому-то упомянуть Эли – а это случалось каждые десять минут, – у нее начинало щипать глаза и нос.

– Что ты на это скажешь? – ласково спросила Лорен.

Эмили провела языком по нёбу. Капитан. Хоть она и была чемпионкой штата в 100-метровке баттерфляем, но в роузвудской школе собралась на удивление сильная команда – Лэйни Айлер на юниорском чемпионате заняла пятое место на дистанции 500 метров вольным стилем, а Дженни Кестлер уже получила приглашение на учебу в Стэнфорде. Однако Лорен выбрала Эмили, а не Лэйни или Дженни, и это было неспроста. Может, это знак, что жизнь йо-йо могла вернуться в прежнее спокойное русло?

– Хорошо, – услышала она собственный голос.

– Вот и славно. – Лорен похлопала ее по руке, а потом достала из какой-то коробки футболку и вручила ее Эмили. – Держи, это тебе. Подарок к началу сезона.

Эмили развернула футболку и прочла надпись. «МОКРЫЕ ЛЕСБИ: ОСТОРОЖНО, СКОЛЬЗКО». Она посмотрела на Лорен, почувствовав сухость во рту. Неужели Лорен знала?

Тренер наклонила голову.

– Это про баттерфляй, – медленно произнесла она. – Ну, догадалась?

Эмили снова перевела взгляд на футболку. Почему ей везде мерещились «лесби»? Написано же: «Мокрые попки»!

– О, – прохрипела она, складывая футболку. – Спасибо.

Она выскочила из кабинета Лорен и нетвердым шагом прошла через вестибюль бассейна. В помещении толпились пловцы, слетевшиеся на спортивный праздник. Вдруг Эмили остановилась, почувствовав на себе чей-то взгляд. В дальнем углу, прислонившись к витрине с трофеями, стоял ее бывший парень Бен. Он смотрел пристально, неподвижно и не мигая. У нее начало покалывать кожу, и тепло хлынуло к щекам. Бен ухмыльнулся и прошептал что-то на ухо своему лучшему другу Сету Кардиффу. Сет засмеялся, взглянул на Эмили и что-то шепнул Бену. Оба хмыкнули.

вернуться

24

Имеется в виду 50-метровый бассейн.

вернуться

25

Майкл Фред Фелпс II (р. 1985) – американский пловец, единственный в истории спорта 18-кратный олимпийский чемпион, 26-кратный чемпион мира в 50-метровом бассейне.

12
{"b":"254820","o":1}