ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эмили затерялась в толпе малышей из школы Сент-Энтони.

Еще и поэтому она хотела бросить плавание – чтобы не встречаться каждый день после школы с Беном. Он застал Майю и Эмили в объятиях друг друга на вечеринке у Ноэля в прошлую пятницу. И теперь все знал.

Эмили прошмыгнула в пустынный коридор, ведущий к раздевалкам для пловцов. Из головы не шло последнее сообщение от «Э». Странно, но, когда Эмили читала его текст в ванной гостиничного номера Майи, ей казалось, что она слышит голос Эли. Но ведь это было невозможно, верно? А еще она подумала о том, что Бен был единственным, кому известно о Майе. Если предположить, что он каким-то образом разнюхал и про давний поцелуй с Эли… Может, Бен и был «Э»?

– Куда ты?

Эмили обернулась. Бен шел за ней.

– Привет. – Эмили попыталась улыбнуться. – Что такое?

На соревнования Бен обычно приходил в старом спортивном костюме «Чемпион», полагая, что он приносит удачу. В выходные он заново побрил голову, отчего его угловатое лицо казалось еще более суровым.

– Ничего, – со злостью произнес он, и его голос эхом отскочил от кафельных стен. – Ты вроде решила бросить плавание.

Эмили пожала плечами:

– Да, но, кажется, я передумала.

– Неужели? В пятницу ты была настроена решительно. Твоя подружка так гордилась тобой.

Эмили отвела взгляд:

– Мы были пьяны.

– Это верно. – Он сделал шаг в ее сторону.

– Думай, что хочешь. – Она повернулась и пошла к раздевалке. – И твое сообщение меня совсем не испугало.

Бен нахмурил брови:

– Какое еще сообщение?

Эмили остановилась.

– В котором ты угрожал, что расскажешь всем. – Она решила проверить правильность своих догадок.

– Я ничего не писал. – Бен вздернул подбородок. – Но… я мог бы рассказать всем. История про лесбиянку – это настоящая бомба.

– Я не лесбиянка, – процедила она сквозь зубы.

– Да что ты говоришь? – Бен шагнул к ней. Его ноздри раздувались. – Тогда докажи это.

У Эмили вырвался смешок. Бен есть Бен. Но тут он бросился к ней, схватил за запястье и толкнул к фонтанчику с питьевой водой.

Она судорожно вздохнула, ощущая горячее дыхание Бена на своей шее. От него пахло виноградной газировкой.

– Прекрати, – прошептала она, пытаясь вырваться.

Бен и одной рукой мог с ней справиться, а сейчас придавил ее всей своей тяжестью.

– Я же сказал, докажи.

– Бен, остановись.

От страха у Эмили на глаза навернулись слезы. Она неуклюже сопротивлялась, но Бена это только раззадоривало. Его рука уже скользнула вверх, к груди девушки. Эмили невольно вскрикнула:

– Какие-то проблемы?

Бен резко отступил назад. В конце коридора стоял парень в спортивной куртке с логотипом школы Тейта. Эмили прищурилась. Неужели?..

– Не твое дело, чувак, – громко произнес Бен.

– Что не мое дело? – Парень подошел ближе. Точно, это был он.

Тоби Кавано.

– Да пошел ты, придурок. – Бен повернулся к нему.

Взгляд Тоби упал на руку Бена, сжимавшую запястье Эмили. Он вскинул голову.

– Так в чем дело?

Бен мрачно взглянул на Эмили и нехотя отпустил ее. Она отскочила в сторону, а Бен плечом толкнул дверь в мужскую раздевалку. Стало тихо.

– Ты в порядке? – спросил Тоби.

Эмили кивнула и потупила взор.

– Думаю, да.

– Уверена?

Она украдкой взглянула на Тоби. Тот стал гораздо выше ростом, его лицо утратило прежнее подленькое выражение, а высокие скулы и темные глаза делали его по-настоящему красивым. Эмили невольно вспомнились слова «Э». «Хотя многие из нас преобразились до неузнаваемости…»

У нее задрожали коленки. Не может быть… Или все-таки может?

– Я должна идти, – пробормотала она и побежала к женской раздевалке.

8. Даже образцовым роузвудским парням не чуждо самокопание

Во вторник днем, возвращаясь из школы, Ария проезжала мимо поля для лакросса и узнала одинокую фигуру игрока, который носился с клюшкой в зоне ворот. Он постоянно менял направление ударов и скользил по мокрой грязной траве. Зловещие серые тучи затянули небо, накрапывал мелкий дождик.

Ария подъехала к кромке поля.

– Майк!

Она не видела брата со вчерашнего дня, с тех пор как он сбежал из «Виктори». Ближе к вечеру он позвонил домой и сказал, что поужинает у своего друга Тео. А еще позже перезвонил и предупредил, что останется у него ночевать.

Майк поднял голову и нахмурился.

– Что?

– Подойди сюда.

Майк нехотя поплелся по аккуратному зеленому ковру газона.

– Садись, – скомандовала Ария.

– Я тренируюсь.

– Ты не можешь вечно избегать меня. Мы должны поговорить.

– О чем?

Она подняла идеально изогнутую бровь.

– Хм, о том, что мы видели вчера. В баре.

Майк затеребил кожаный ремешок на клюшке. Капли дождя отскакивали от холщовой ткани бейсболки «Брайн».

– Не понимаю, о чем ты.

– Что? – Ария прищурилась, но Майк даже не взглянул на нее. – Ладно. – Она включила заднюю передачу. – Оставайся тряпкой.

Майк схватился рукой за оконную раму.

– Я… я не знаю, что мне делать, – тихо сказал он.

Ария нажала на педаль тормоза.

– В смысле?

– Если они разведутся, не знаю, что я сделаю, – повторил Майк. На его лице появилось страдальческое, смущенное выражение, отчего он стал похож на десятилетнего мальчишку. – Взорву себя, наверное.

Слезы навернулись на глаза Арии.

– Этого не будет, – дрожащим от волнения голосом произнесла она. – Я обещаю.

Майк шмыгнул носом. Она протянула к нему руку, но он отскочил от машины и побежал по полю.

Ария решила оставить его одного и медленно покатила по извилистой мокрой дороге. Она любила дождь. Он напоминал ей о счастливых ненастных днях далекого детства. Девятилетней девчонкой, она украдкой пробиралась на пришвартованный соседский парусник, забиралась под брезент и, приютившись в уголке палубы, вслушивалась в звуки дождя и записывала в дневнике свои мысли.

Лучше всего ей думалось в дождь, а уж сейчас определенно было о чем подумать. Она бы справилась с угрозой «Э» рассказать Элле о Мередит, если бы все это осталось в прошлом. Родители могли сами обо всем договориться, Байрон поклялся бы, что такое не повторится, – ну и так далее. Но теперь, когда Мередит вернулась в его жизнь, все изменилось. Вчера отец так и не пришел домой ужинать – хм, проверял контрольные работы, – и Ария с мамой сидели на диване с мисками супа на коленях и тупо смотрели телевикторину «Рискуй!»[26]. Обе молчали. Хуже всего, что Ария и сама не знала, что будет делать, если родители разведутся.

Взбираясь на крутой холм, она поддала газу – на подъемах «Субару» всегда требовался дополнительный толчок. Но, вместо того чтобы рвануть вперед, автомобиль замигал лампочками на приборной панели и медленно покатился вниз.

– Черт, – прошептала Ария, включая аварийный тормоз. Она снова попыталась запустить двигатель, но машина заглохла.

Девушка оглядела пустынную двухполосную проселочную дорогу. В небе уже грохотал гром, дождь заметно усилился. Ария полезла в сумку за телефоном, сообразив, что нужно вызвать эвакуатор или родителей, но, обшарив все кармашки, поняла, что оставила мобильник дома. Стекла в машине запотели, не было видно ни зги.

– О боже, – пробормотала Ария, чувствуя приближение приступа клаустрофобии. Перед глазами появились темные пятна.

Арии было знакомо это тревожное ощущение, предвестник паники. Такое случалось прежде, и не раз. После катастрофы с Дженной, потом после исчезновения Эли и однажды, когда она спускалась по улице Логавегур в центре Рейкьявика и увидела на рекламном щите портрет девушки, копии Мередит.

«Успокойся, – мысленно произнесла она. – Это просто дождь». Она сделала пару глубоких, очищающих вдохов, заткнула уши и стала напевать по-французски «Братца Жака» – почему-то именно эта детская французская песенка приносила облегчение. После трех куплетов перед глазами прояснилось. Ураганный ветер поутих, но лило как из ведра. Ария понимала, что нужно вернуться на оставшуюся позади ферму и попросить разрешения позвонить. Она открыла дверцу автомобиля, растянула над головой форменный блейзер и побежала. Порыв ветра задрал ее мини-юбку, ноги утопали в глубоких грязных лужах. Ремешки сандалий оказались никудышной защитой.

вернуться

26

Jeopardy! (англ.) – телевизионная игра-викторина, в которой игроки отвечают на самые разные вопросы по самым разным тематикам. Российский аналог – «Своя игра».

13
{"b":"254820","o":1}