ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Полиция опрашивала всех, в том числе и Спенсер, допытываясь, не хотел ли кто свести с Эли счеты. Тоби, сразу подумала тогда Спенсер. Она так и не забыла его угрозу: «Я тебя достану». Только вот назвать Тоби – значило рассказать копам правду о том, что случилось с Дженной, признать и свою вину за то, что все знала и так долго молчала. А еще это вынудило бы ее открыть подругам тайну, которую она скрывала более года. Поэтому девочка ничего не сказала.

Спенсер закурила еще одну сигарету «Парламент» и вырулила со стоянки Роузвудского аббатства. Вот видишь? «Э» не мог знать все, как было сказано в сообщении. Если только «Э» не был Тоби Кавано… Хотя это казалось бессмыслицей. В посланиях «Э», адресованных Спенсер, речь шла о секрете, который знала только Эли: еще в седьмом классе Спенсер поцеловала Йена, парня своей сестры Мелиссы. Спенсер призналась в этом Эли и больше никому. Но «Э» стало известно и про Рена, теперь уже экс-бойфренда ее сестры, с которым Спенсер на прошлой неделе зашла дальше поцелуев.

С другой стороны, Кавано жили напротив Спенсер. Вооружившись биноклем, Тоби вполне мог заглянуть в ее окно. И Тоби был в Роузвуде, хотя стоял сентябрь. Почему он покинул школу-интернат?

Спенсер въехала на вымощенную кирпичом подъездную аллею роузвудской школы. Подруги уже ждали ее на игровой площадке у корпуса начальных классов. Здесь стоял красивый деревянный замок с башнями, флагами и горкой в форме дракона. Парковка пустовала, на дорожках и тренировочных полях не было ни души; в школе объявили выходной день в память об Эли.

– Выходит, мы все получили послание от «Э»? – спросила Ханна, когда Спенсер присоединилась к ним. Каждая сжимала в руке сотовый телефон с открытым текстовым сообщением: «Я знаю все».

– До этого мне пришло еще два, – робко произнесла Эмили. – Я думала, что они от Эли.

– И мне тоже! – воскликнула Ханна, стукнув кулаком по шведской стенке.

Ария и Спенсер кивнули. Подруги нервно переглянулись.

– Что было у тебя? – Спенсер посмотрела на Эмили.

Эмили смахнула с глаз рыжеватую прядку.

– Это… личное.

Спенсер громко рассмеялась:

– Какие у тебя могут быть секреты, Эм! – В самом деле, Эмили казалась самой невинной и милой девушкой на всей планете.

Эмили как будто обиделась:

– Ну, это как сказать.

– Ох. – Спенсер плюхнулась на ступеньку детской горки. Она глубоко вдохнула, надеясь вспомнить запах опилок, которыми была покрыта площадка, но вместо этого уловила запах горелых волос – как в ту ночь, когда полыхал домик на дереве. – А ты что скажешь, Ханна?

Ханна сморщила вздернутый носик:

– Если Эмили не хочет рассказывать свои секреты, так и я не буду. Это знала только Эли.

– Со мной то же самое, – поспешно произнесла Ария и опустила глаза. – Извините.

Спенсер почувствовала, как сжалось все внутри.

– Значит, у каждой из нас были секреты, которые знала только Эли?

Все кивнули.

– А я-то думала, что мы лучшие подруги, – злобно фыркнула Спенсер.

Ария повернулась к ней и нахмурилась:

– Хорошо, тогда скажи, что было в твоем послании?

Спенсер вовсе не считала свою авантюру с Йеном такой уж страшной тайной, особенно в сравнении с тем, что она знала о катастрофе с Дженной. Но сейчас гордость не позволяла ей вот так запросто открыться подругам.

– Мой секрет тоже знала только Эли. – Она убрала за уши длинные русые волосы. – Но я получила от «Э» электронное письмо о том, что происходит сейчас. Такое впечатление, будто кто-то шпионит за мной.

Прозрачно-голубые глаза Арии расширились:

– И у меня такая же фигня.

– Выходит, за нами действительно кто-то наблюдает, – сказала Эмили. Божья коровка изящно приземлилась на ее плечо, и она стряхнула букашку, словно заметив в ней какую-то угрозу.

Спенсер встала.

– Как вы думаете, это мог быть… Тоби?

Все как будто удивились.

– Почему ты так решила? – спросила Ария.

– Он был там, когда все это случилось, – осторожно произнесла Спенсер. – Что, если он знает?

Ария перевела взгляд на экран своего мобильника.

– Ты серьезно думаешь, что все это как-то… связано с Дженной?

Спенсер облизала губы. «Расскажи им», – прошептал ее внутренний голос.

– Мы до сих пор не знаем, почему Тоби взял вину на себя, – уклончиво произнесла она, надеясь услышать, что скажут другие.

Ханна задумалась на мгновение:

– Тоби мог узнать о том, что мы сделали, только если кто-то из нас проболтался. – Она недоверчиво посмотрела на подруг. – Я не говорила.

– Я тоже! – в один голос воскликнули Ария и Эмили.

– А что, если Тоби узнал как-то иначе? – спросила Спенсер.

– Ты имеешь в виду, если кто-то еще видел Эли в ту ночь и рассказал ему? – спросила Ария. – Или если он сам видел Эли?

– Нет… я имею в виду… не знаю, – пробормотала Спенсер. – Я просто рассуждаю.

«Расскажи им», – снова пронеслось в голове у Спенсер, и опять она не решилась. Все, казалось, настороженно относились друг к другу – как это уже было однажды, сразу после исчезновения Эли, из-за чего, собственно, и разладилась их дружба. Если бы Спенсер сказала им правду, они бы возненавидели ее за то, что она утаила это от полиции. Возможно, даже обвинили бы ее в смерти Эли. И, наверное, были бы правы. А что, если Тоби действительно осуществил свою угрозу?

– Это просто мысли вслух, – услышала Спенсер собственный голос. – Возможно, я ошибаюсь.

– Эли говорила, что никто не знает, кроме нас. – У Эмили глаза были на мокром месте. – Она поклялась перед нами. Помните?

– К тому же, – добавила Ханна, – откуда Тоби может знать так много всего про каждую из нас? Я бы скорее поверила, что это кто-то из старых подруг Эли по хоккейной команде, или ее брат, или кто-то еще, с кем она общалась. Но Тоби она просто не переваривала. Как и все мы.

Спенсер пожала плечами.

– Пожалуй, ты права. – Как только она сказала это, на душе стало легче. Кажется, она слишком сгустила краски.

Вокруг было тихо. Может, даже чересчур тихо. Где-то рядом хрустнула ветка, и Спенсер резко обернулась. Качели раскачивались взад-вперед, как будто с них кто-то спрыгнул. Коричневая птица сидела на коньке крыши и поглядывала на них, как если бы тоже кое-что знала.

– Думаю, кому-то просто охота позлить нас, – прошептала Ария.

– Да, – согласилась Эмили, но прозвучало это не очень убедительно.

– Так что будем делать, если снова получим сообщения? – Ханна одернула подол короткого черного платья, облегающего стройные бедра. – Надо хотя бы выяснить, кто это.

– Давайте так договоримся: если что – сразу созваниваемся, – предложила Спенсер. – Попробуем все сопоставить. Но резких движений лучше не делать. И психовать тоже не стоит.

– А я и не психую, – поспешно произнесла Ханна.

– Я тоже, – снова в один голос откликнулись Ария и Эмили. Но, когда с главной дороги донесся автомобильный гудок, все вздрогнули.

– Ханна! – Из окна желтого «Хаммера H3» высунулась белокурая головка лучшей подруги Ханны Моны Вондервол. Ее лицо скрывали крупные очки-авиаторы с розовыми стеклами.

Ханна без всякого сожаления посмотрела на подруг.

– Мне пора, – пробормотала она и побежала к Моне.

За последние годы Ханна изменилась до неузнаваемости и стала одной из самых популярных девчонок роузвудской школы. Она похудела, перекрасила волосы в сексуальный темно-рыжий цвет, обзавелась новым дизайнерским гардеробом, и теперь они с Моной Вондервол – тоже преобразившейся неудачницей – гордо расхаживали по школе, не замечая никого вокруг. Спенсер задалась вопросом, что же за секрет скрывала Ханна.

– Я тоже должна идти. – Ария поправила на плече ремень объемной фиолетовой сумки. – Что ж… я позвоню, девчонки. – Она направилась к своей «Субару».

Спенсер задержалась у качелей. Рядом стояла Эмили; ее обычно жизнерадостное лицо выглядело усталым и осунувшимся. Спенсер коснулась ее веснушчатой руки.

4
{"b":"254820","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Берсерк забытого клана. Книга 5. Рекруты Магов Руссии
Игра на нервах. Книга 1
Мастер войны : Маэстро Карл. Мастер войны. Хозяйка Судьба
Планета нервных. Как жить в мире процветающей паники
Путь художника
Магическая сделка
Кронштадтский детектив
Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья
Бригадный генерал. Плацдарм для одиночки