ЛитМир - Электронная Библиотека

     — Господа, — негромко проговорил Яромир, — я устроил этот прием по случаю благополучного возвращения моего брата Венцеслава из долгого и трудного путешествия. Отчасти это путешествие оказалось удачным, но об этом я скажу позже. Сейчас бы мне хотелось поблагодарить тех, кто был рядом с моим братом в трудные минуты.

     Милан вспомнил о бумагах, которые он в первый же день выправил для производства Стаса в кавалеры ордена Зеленой Ветки, поискал его глазами, не нашел, старательно обежал взглядом отца, опасаясь нахлобучки за непочтительное обращение – дескать, как можно не подойти, когда отец зовет, а так — ничего не видел, с него и взятки гладки, и снова уставился на Яромира.

     — Я хотел бы выразить мою признательность человеку, который неоднократно закрывал Венцеслава своей грудью, зачастую с риском для собственной жизни. Милан, подойдите, пожалуйста, поближе. Я награждаю вас орденом Зеленой Ветки первой степени. Поверьте, это весьма в незначительной степени отражает мою благодарность.

     Милан застыл на месте. Молодой человек встретился глазами с карими глазами Яромира. Король ласково улыбнулся. Милан переложил папку с бумагами в правую руку, потом в левую, окончательно смешался, и на негнущихся ногах пошел к Яромиру. Молодой человек остановился шагах в пяти от короля, тот сделал знак подойти ближе. Милан сглотнул и подошел. Честное слово, никогда он еще не чувствовал себя так нелепо. Да тут еще эти дурацкие бумаги. Какого черта Вацлав заставил его их взять. Милан вдруг вспомнил, что Вацлав ему вообще ни слова не сказал про бумаги. Он стиснул папку в руке и приблизился.

     Яромир прикрепил к пиджаку Милана золотую веточку с тремя отросточками. Листочки были выточены из изумрудов, сережки — из бериллов. Орден был необычайно красив. Он был похож на натуральную живую ветку, и, в то же время, поражал богатством камней. Да эти точеные изумруды стоят не одно состояние!

     Милан опустился на одно колено, поцеловал руку Яромира, и вспомнил  сцену там, в Полесье. Тогда веточку прикреплял Венцеслав. Милан бросил взгляд на мага — тот насмешливо улыбался. Яромир отработанным жестом поднял молодого человека и коснулся губами его лба. Потом менее отработанно, но более сердечно, обнял за плечи.

     — Вы сделали для меня очень много, Милан. Я никогда этого не забуду. Если я могу для вас хоть что-нибудь сделать, вам надо только сказать.

     — Благодарю вас, ваше величество, — смущенно проговорил молодой человек.

     Яромир отодвинул Милана в сторону, и попросил оставаться на месте.

     — Еще я хочу выразить свою признательность другому спутнику моего брата. Станислав, известный маг и ученый награждается орденом Зеленой Ветки третьей степени.

     Стас подошел к Яромиру и опустился на одно колено.

     — Вацлав рассказал мне все, Стас, — шепнул король. — И я согласен с решением моего брата.

     — Благодарю вас, ваше величество.

     По знаку короля Стас подошел к Милану и встал рядом.

     Яромир сказал несколько хороших слов, отметил заслуги временных заместителей Венцеслава, потом устало опустился в кресло.

     — Прошу садиться, господа.

     Милан обнаружил, что позади него материализовался мягкий стул и сел. Впрочем, магией тут и не пахло. Просто количество обслуги в этом зале могло поспорить с количеством капелек воды в местном фонтане.

     Яромир откинулся в кресле. Вацлав взял его руку, послушал пульс, улыбнулся и пожал плечами.

     — Все просто прекрасно, Ромочка, — услышал Милан.

     Яромир кивнул.

     — Венцеслав разыскал в своих странствиях чудесные эликсиры и научился новым, нетрадиционным способам лечения. Мне действительно стало лучше. Но полностью восстановить мое здоровье нельзя без того, чтобы мне не уйти от дел. Я знаю, что в прошлом некоторые представители моей семьи считали это возможным, и, находясь на том посту, который я занимаю в настоящее время, но я слишком ответственно отношусь к этой роли. Возможно, я не прав, не мне судить. Словом, я принял решение отойти от дел и передать их моему наследнику — князю Венцеславу. Он не пожелал именоваться королем, и я решил пойти ему навстречу. Мой брат будет носить титул князя и наследника престола до тех пор, пока у него самого не родится наследник. Два наследника на один престол, господа, это уже легкий перебор. А в день рождения наследника Вацлаву придется короноваться. Я же ухожу от дел уже сейчас.

     Люди в зале зашевелились и заговорили, но Вацлав предостерегающе поднял руку.

     — Не хочу загадывать так далеко в будущее, как это сделал Яромир, но сделаю все, что бы мой брат смог восстановить свое здоровье. Я буду исполнять обязанности моего брата, господа.  По вопросам, относящимся к компетенции князя, обращайтесь к моему доверенному секретарю господину Милану.

     Милан от неожиданности встал, едва не уронив лежащую на коленях папку.

     — Вацлав, — начал было он, но тот перебил:

     — Потом, мой мальчик, — и громко продолжил. — Господа, мой брат, к сожалению, еще не здоров и нуждается в отдыхе. Благодарю вас за то, что вы были с нами в этот радостный для нас день.

     Вацлав встал и помог встать брату. Милану показалось, что Яромир не столько болен, сколько устал и измучен.

     Король слегка поклонился собравшимся и прошел к двери, через которую и вошел в помещение. Вацлав пошел за ним, кивком приказав Милану и Стасу сопровождать их. Милан прижал папку к груди и пошел за магом. В конце концов, Вацлав мог бы и сказать ему, что бумаги на фиг ему не нужны, небось бы не развалился. Не успели они оказаться в приватной обстановке, как его прорвало.

     — Хотел бы я знать, что все это значит, Вацлав? Если ты сразу имел все это в виду то, какого черта ты продержал меня перед собой битых два часа стоя на вытяжку?

     — Это я тебя продержал? — возмутился маг. — Это ты так продержал и себя и меня. Ты обдал меня таким холодом, что я не решился даже предложить тебе выпить, хотя я принес с собой прекрасное вино.

     — Мог бы хотя бы предложить мне сесть.

     — Когда это я тебе предлагал подобные вещи? Ты всегда садился сам.

     — Но ты же тогда не был для меня князем!

     — А кем я был?

     — Добрым другом, хорошим спутником, нормальным начальником. Человеком, черт побери! А ты... Ты даже позабыл заплатить мне жалование. Я, знаешь ли, тебя за язык не тянул, когда ты обещал заплатить мне по возвращении. А так, оставил меня без гроша в кармане и предложил на остатки средств еще развлечь Яноша. Где бы я взял эти остатки? Поношенную одежду пошел бы продавать, что ли? Мне пришлось одолжить десятку у Стаса.

     Вацлав встрепенулся.

     — Я не думал, что у тебя совсем ничего не осталось. Ты платил в дороге, я полагал, что у тебя что-то есть... Прости меня, Милан. Пожалуйста, прости.

     Милан слегка остыл.

     — Я понимаю, я брал у тебя деньги в дороге, и ты вправе считать, что я уже давно перебрал свой лимит... — Милан заводился по мере произнесения своих смиренных слов.

     Вацлав покраснел.

     — Знаешь, не заплатил я тебе совершенно сознательно, мой мальчик. Я  боялся, что ты сбежишь. Но я не думал, что у тебя совсем ничего не осталось. Я думал сначала испытать тебя на профпригодность, а потом уже заплатить за все. Вот, возьми, — Вацлав протянул Милану довольно внушительную пачку денег.

     — Спасибо, перебьюсь, — Милан взял у мага деньги и сунул в нагрудный карман пиджака. — Ты уже снабдил меня пожизненным пенсионом. Кстати, зачем тебе понадобилось называть меня своим преемником? Я же ничего не смыслю в этих вопросах.

     — Отвечу тебе честно. Есть люди, которые лучше тебя разбираются в этих вопросах, но, видишь ли, должность эта чисто политическая. Я ведь не занимался наукой, а проводил политику королевства в вопросах развития науки, техники и технологии. По тому, какие предложения ты мне прислал, я увидел, что ты со временем научишься прекрасно справляться. У тебя есть здравый смысл и кое-какие начатки знаний. Только не говори мне, что ты магистр философии. Я это уже слышал, хотя так и не смог в это поверить. Но на это место я хочу тебя поставить, мой мальчик, только потому, что  я  тебе полностью доверяю.

122
{"b":"254822","o":1}