ЛитМир - Электронная Библиотека

     — Все понял, уже ушел. Но если вы встанете с постели до ужина, я все-таки прочитаю вам продолжение, невзирая на ваши чудовищные угрозы! Пойдем, Милан.

     Янош хозяйственно сложил отложенное Вацлавом грязное белье и понес к выходу.

     — А это еще зачем? — удивился маг.

     — Постираю на досуге. Все равно я собирался свое постирать, — объяснил молодой человек.

     — Не вздумай, — возмутился маг. — Если хочешь — отдай в прачечную. Свое тоже.

     — Еще чего не хватало — деньги переводить! — хмыкнул Янош. — Я что, даже на это не способен? В конце концов, люди покупают рабов, чтобы те на них работали, а не наоборот.

     — У каждого свои причуды, — отметил Милан, а Вацлав возмутился:

     — Поговори у меня! Раб нашелся. Милан, втолкуй ему правду жизни, а то у меня горло болит.

     — Это не принято, Янош, тем более, что ты живешь в «люксе». Должны же местные прачки получать зарплату!

     Янош обезоруживающе улыбнулся.

     — Знаешь, меня в данный момент волнует только одно рабочее место — мое. Должен же я как-то отрабатывать свой хлеб? Пойдем, пусть Вацлав отдыхает.

     Молодые люди ушли, Вацлав закусил губу и настроил свой лингвистический приборчик на более высокий уровень восприятия.

     — Милан, — услышал маг, — дай мне и свою одежонку.

     — Оставь, Янчи.

     — Как? Вы с Вацлавом замечательно ко мне относитесь, но мне ужасно неловко, что из-за меня у вас столько трат и хлопот.

     — По-моему, ты все хлопоты взял на себя.

     — Да, но без меня у вас бы их просто не было. А дома вам еще и отвечать за подделку документов.

     — Не беспокойся об этом, — возразил Милан.

     Вацлав облизнул губы и отключился от разговора. В самом деле, нужно было что-то решать с мальчиком. Вацлав задумался и незаметно для себя заснул.

Глава 16

Что делать? Чтобы задать себе такой вопрос, нужно остановиться и задуматься. Хорошо, что обычно на это не хватает времени...

     Мага разбудили молодые люди, пришедшие сообщить, что через пару минут подадут ужин. У обоих был слегка встрепанный вид, впрочем, оба были весьма довольны собой.

     — Что натворили? — хрипло спросил Вацлав.

     — Мы развели колоссальную сырость в номере Яноша. Устроили соревнование — кто лучше умеет стирать, — жизнерадостно отозвался Милан.

     — Ну и кто?

     — Я, — гордо ответил его секретарь. — На сегодняшний день я превосхожу Яноша и по скорости и по качеству.

     — Не знал за тобой таких талантов, — улыбнулся Вацлав.

     — Это не талант. Это просто следствие моей колоссальной лени. Любую работу я стремлюсь закончить как можно скорее, раз уж все равно начал, и делаю как можно лучше — чтобы не переделывать.

     — А в чем же тогда проявляется лень? — поинтересовался маг.

     — В том, что я не тороплюсь начинать работу. И никогда не делаю то, что за меня могут сделать другие.

     Вацлав улыбнулся и промолчал. Ему бы и в голову не пришло поручить своему секретарю стирку. Все это следовало обдумать и обсудить, но не сейчас, когда голова такая тяжелая, а горло словно обработали рашпилем.

     На следующее утро Вацлав почувствовал себя гораздо лучше. Первым признаком этого он посчитал свое нежелание расстаться с теплой постелью. В самом деле, больному даже лежать неприятно — там давит, здесь — болит, а здоровому — в самый раз. Так что маг без прежнего энтузиазма думал о предстоящем разговоре, и, наконец, решил для начала переговорить с Миланом. Про себя он тут же отметил, что подобная нерешительность признак того, что он еще не совсем здоров. В самом деле, при чем тут Милан? Это же он, Вацлав, купил зачем-то мальчишку, ему и думать, что теперь с ним делать.

     Тем не менее, вернувшись в постель после завтрака, Вацлав сказал:

     — Милан, составь мне компанию.

     Милан придвинул стул.

     — Побудь пока у себя, Янчи, — попросил он.

     Янош вышел, Вацлав задумчиво проводил его глазами и спросил:

     — Ты можешь мне объяснить, чего ради вы затеяли вчера стирку?

     Милан пожал плечами, помолчал, потом улыбнулся и ответил:

     — Зачем это понадобилось Янчи, я толком не понял, а я — из вполне естественного честолюбия. Буду потом внукам — правнукам рассказывать, как я однажды стирал княжеские шмотки, и что у князей одежда пачкается в тех же местах, что и у простых смертных, несмотря на всю их голубую кровь.

     — Постой, а в каких местах она должна пачкаться? — удивился маг.

     — А мне откуда знать? У меня-то кровь красная. Да что я рассказываю, вы же сами видели, даже пробовали! И, кстати, теперь я на собственном опыте могу подтвердить тезис о том, что все князья — кровопийцы.

     — Так — так! — засмеялся Вацлав, привстав на локте.

     — Лежите, вам нужно отлежаться пару — тройку дней. И не думайте, что мы задерживаемся. В результате будет быстрее, если вы сначала выздоровеете, а потом продолжите путь со свежими силами, — Милан досадливо махнул рукой. — Честно говоря, я думал, что вы не торопитесь переодеться потому, что у вас есть заклинания на все случаи жизни, в том числе и на случай мокрой одежды. Следующий раз буду за вами присматривать!

     Вацлав с интересом оглядел своего секретаря.

     — И давно ты догадался?

     — О вашем темном прошлом? Догадывался давно, а в Угории вы же сами подписали признание. Правда, я так и не заметил обещания исправиться и в будущем не допускать подобного. Кроме того, Венцеслав, Вацлав, Венцель — это же одно имя.

     Вацлав хмыкнул.

     — Знаешь, я не представился полным именем в основном потому, что боялся излишней почтительности со стороны своего спутника, а в путешествии я все же хотел бы хранить инкогнито. А оказывается, дело обстоит с точностью до наоборот. Пока ты не был уверен в моем темном, как ты выразился, прошлом, ты проявлял ко мне больше почтения.

     Милан принял серьезный вид и рассудительно проговорил.

     — Знаете, Вацлав, есть золотое правило — чем меньше начальник, тем большего уважения к себе он требует. Нетрудно заметить, что самые важные люди — портье и гардеробщики. Сейчас, когда вы путешествуете инкогнито, у вас есть возможность сделать такое наблюдение. Нужно только перестать раздавать чаевые в размере трехмесячного жалования среднего служащего. А во-вторых, вы — князь, у вас работа такая. Вам сам бог велел терпеть недостатки ближних. В самом деле, ну куда вы денетесь? А уволить меня вы уже давно обещали...

     — По-моему, я уже сто раз говорил, что не уволю.

     — Уволите, — усмехнулся Милан. — Для представительства я вам не нужен, а другой работой вы меня не загружаете.

     — У тебя все впереди, мой мальчик, — пообещал маг.

     Милан сделал испуганный вид, но не выдержал и рассмеялся.

     — Но я хотел поговорить с тобой о Яноше, — продолжил Вацлав. — Не знаю, что делать — тащить его с собой в Трехречье, или попробовать отправить прямиком в Верхнюю Волынь. Отвез бы письмо брату...

     — Мне кажется, что лучше бы отправить в Верхнюю Волынь. Мальчишка измучен неопределенностью своего положения, ему бы не повредило пожить на просторе. Тем более что за камешки, которые ему сунул дядя, можно выручить неплохие деньги.

     — А может, я хочу их оставить себе? — усмехнулся Вацлав.

     — Перебьетесь, — отозвался его секретарь. — Только не упрекайте меня за непочтительность. Это я для конспирации, что б форму не терять. Единственное, он сам может не захотеть ехать в Верхнюю Волынь один. Он там никого не знает, что он там будет делать? Разве что вы расскажете ему правду о вашем брате.

     — Нет, мой мальчик, с правдой придется пока обождать. В отличие от тебя, мальчик воспитан в почтении к начальству. Кто знает, может он и князьям относится с надлежащим пиететом?

     — А может он, наоборот, революционер — анархист?

34
{"b":"254822","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Собрание сочинений в 2 томах. Том 2. Золотой теленок
Если ты такой умный, почему несчастный. Научный подход к счастью
Тиран 2. Коронация
Королева отшельников
Группа специального назначения
Русская канарейка. Желтухин
Как создать онлайн-школу
Черная ведьма в Академии драконов
Стая