ЛитМир - Электронная Библиотека

     — Так, пару тысяч я, пожалуй, оставлю на дорожные расходы, остальные — держи. По моим расчетам, здесь тысяч двадцать. Это несколько компенсирует тебе доставленные нами неудобства.

     — Вы очень щедры, господин Вацлав.

     — Ерунда. Я виноват перед тобой.

     Янош почувствовал, как кто-то постучал по его плечу, обернулся и увидел руку Милана, сжимавшего пачку денег.

     — Передай их Денису, Янчи. Ему они нужнее, чем мне.

     Янош взял деньги, присоединил к ним все, что нашел в кармане и отдал Денису.

     — Вам они и, правда, нужнее.

     Денис взял деньги и сосчитал.

     — Господа, но это же очень много. Вы дали мне двадцать пять тысяч. Я столько не заработал бы за всю жизнь!

     — Не преувеличивай, Денис, — спокойно возразил маг. — Тебе было бы трудно накопить эту сумму, потому как ежедневно хочется есть и пить, да и одеваться во что-то надо. Но заработал бы ты гораздо больше. Считай, что это подъемные для устройства на новом месте... Господин офицер, а как называется этот город?

     — Разгуляевка. Вы насовсем к нам, господа?

     — Нет, проездом. Хотим попасть в Великое княжество Московское. Собственно говоря, мы хотели ехать через Полесье, но воспреемник решил нас туда не пускать.

     — А, ну у него всегда какие-нибудь выверты. Скажите спасибо, что живы остались.

     — Он что, многих не выпускает?

     — Вот этого я не знаю, господа. Знаю только, что вы не первые транзитники. Правда, остальные так здесь и застревают. А чем здесь плохо? Жизнь вольная и не бедная, климат хороший, не все же ночи такие вьюжные!

     — А чем здесь занимаются приезжие?

     — Тем же, чем и местные. Всем понемножку. Кто в городах оседает, а кто в хуторах. Хутора у нас богатые, но редкие. А летом в степи дивно как хорошо! Представьте себе, выйдешь вот в поле, вокруг цветут цветы, сорняки, конечно, но глазу приятно, колосятся хлеба, наливаются помидоры, а на бахче — вот такие арбузы.

     Стражник развел руки, насколько смог, чтобы показать размер местных арбузов.

     Верхневолынцы рассмеялись.

     — Я вижу, вы питаете нежную любовь к полевым цветам, — хмыкнул маг.

     — А как же, я же сам с хутора. Как погорбатишься с зари до зари, чтобы вывести эту красоту, так сразу проникнешься к ней на редкость нежными чувствами.

     — Поэтому, вы предпочли уехать в город, — заключил Вацлав.

     — Каждому свое. Сейчас так модно, господа. Хуторяне едут в город, горожане — на хутора. Всегда тянет куда-нибудь подальше из родных мест. Насколько я успел заметить, родные места нужны, чтобы было, куда приезжать в отпуск. Жить надо где-нибудь в другом месте. Ну, вот мы и приехали, господа. Гостиница Медведица, в честь одноименной реки.

     — О, да мы почти дома, — обрадовался Вацлав.

     — Дома? — удивленно обернулся стражник.

     — Мой родной город называется Медвенка, — пояснил маг.

     — И правда, почти дома. У вас что, тоже река Медведица?

     — Нет, Медвенка стоит на реке Псёл. Так же, как и Медвежка.

     — Замечательно, — обрадовался стражник. — Река у нас, города у вас.

     — Зато никому не обидно.

     — Вы правы.

     Стражник помог устроить лошадей и экипаж и вошел в холл.

     — Поужинаете с нами? — предложил Вацлав.

     — Благодарю вас, нет. Вы устали с дороги, вам надо отдохнуть. А я пойду домой, благо мое дежурство уже закончилось. Так что вы оказали мне большую услугу, подвезя до города. Да и дом мой недалеко отсюда. Да, Денис, может быть, вы пойдете со мной? Я могу устроить вас у себя на первое время. Или вы хотите переночевать с вашими друзьями?

     — Я, пожалуй, переночую здесь.

     — В случае чего, не стесняйтесь, обращайтесь ко мне. У нас здесь организована иммиграционная служба. Вам окажут любую помощь.

     — Спасибо, господин офицер.

     — О, я так и не представился! И где, спрашивается, была моя голова? Меня зовут Феоктист.

     — Очень приятно познакомиться.

     — Давайте лучше, я запишу вам мой адрес. А то я знаю, каково это, оказаться в незнакомом городе!

     Феоктист написал на бумажке адрес и передал его Денису. Тот взял листочек и спрятал в карман. Феоктист улыбнулся, попрощался и вышел в метель. Денис повернулся к своим похитителям.

     — Что я могу сказать, господа, я, и правда, останусь в Арчидинских Степях. Сейчас вы успокоили господина Володимира, а увидит меня — еще озлится и отправит на каторгу мотать срок.

     — Мне жаль, что так вышло, Денис, — извиняющимся тоном проговорил Милан. — Но мы просто не хотели оставаться пленниками, да что там — игрушками воспреемника пока ему не надоест.

     — Я понимаю. Да ладно, что сделано, то сделано. Мне раньше надо было смотреть. Вы ведь не колдовали, Вацлав, я-то знаю!

     — Откуда? — удивился маг.

     — Я же был послушником в монастыре, — объяснил Денис. — Правда, мне это уже успело порядком надоесть. Господин Володимир, этот ваш Димочка, ужасно строг в вопросах поста и молитв. Так что вы, пожалуй, оказали мне услугу. В любом случае, уйдя из монастыря, я поломал бы себе карьеру. А сейчас у меня неплохая возможность начать все на новом месте. И прекрасные подъемные. И все равно, спасибо, что постарались меня защитить. У меня остались в Трехречье родители. Вы заступились за меня, так что воспреемник по крайней мере не станет им мстить. Он всегда верен своему слову. Если, конечно, не попадешь к нему под горячую руку.

     — Ну что ж, всего хорошего, Денис. Не думаю, что смогу чем-нибудь тебе помочь, я ведь не собираюсь здесь оставаться. Так что единственное, что я могу, так это пожелать тебе удачи.

     Вацлав обвел взглядом верхневолынцев.

     — Ну что ж, пойдемте господа. Нам уже отвели какие-то номера.

     Еще через полчаса компания сидела за ужином. Вацлав, впервые за последние дни, выглядел довольным. Он был в восторге от выходки Милана и не скрывал этого.

     — Мой мальчик, ты просто редкость какой молодец. Ты справился наилучшим образом. Когда я показывал тебе Арчидинские Степи в гостинице, я и не думал, что мы так быстро окажемся здесь. Нет, право же, если бы я выбирал себе спутника исходя из его предполагаемых качеств, я сделал бы худший выбор.

     — Безусловно, Вацлав, — засмеялся Милан. — Если бы ты взял с собой серьезного человека, его бы принимал всерьез не только ты, но и другие. Володимир, например. А кто всерьез примет такого раздолбая, как я?

     — Ты не справедлив к себе, Милан. Более того, своим легкомыслием ты заражаешь окружающих, и они видят тебя через призму твоих же чересчур строгих взглядов.

     — Ну, ты и загнул! — засмеялся Милан. — Я думал, что ты маг, а ты — поэт. Но ты как-то странно сочетаешь понятия строгости и легкомыслия.

     — Это я у тебя научился.

     Вацлав налил всем вина.

     — За здоровье Милана. За тебя, мой мальчик.

     Янош и Стас с удовольствием присоединились. Оба были рады вырваться из цепких когтей воспреемника души Трехречья. И заслуги Милана на этом благородном поприще и, правда, были неоценимы.

     Впрочем, Стас имел задумчивый вид. Такой, что Вацлав даже обратил на это внимание.

     — О чем ты думаешь, Стас?

     — Знаете, Вацлав, смешно сказать, но благодаря Милану я, кажется, имею возможность выполнить свой обет. Помните, я дал обет узнать, что случилось с нашими предшественниками? Так вот, самая распространенная версия на сей счет гласит, что они осели не далее, чем в Арчидинских Степях.

     — Здесь? Но почему?

     — Князь Венцеслав, а до него князь Борислав, наущаемый принцем Венцеславом, всегда ожидали от экспедиций какого-то конкретного ответа на поставленный вопрос. Не у каждого хватает мужества сказать, что вернулся ни с чем. И не всякий имеет такое влияние, которое может превратить неудачу в удачу.

     — Ты хочешь сказать, Стас, что не каждый может принять правду и сделать из нее выводы. Те, кто идут в страну сказок, готовы встретить трехглавых драконов, прекрасных эльфов, перелетающих с цветка на цветок и мудрецов, дающих советы просто потому, что их о них просят. Или не просят, но оказываются в пределах голосовой досягаемости. А принять правду, ту, что драконы вымерли еще до первого потопа, эльфы благополучно эмигрировали в более теплые места, а мудрецы, ежели таковые имеются, зарабатывают на своей мудрости деньги. Потому как, странное дело, тоже хотят кормиться по три раза в день. Чтобы понять это, нужно просто поставить себя на их место. Тем не менее, я присоединяюсь к тем благодарностям, которые ты косвенным образом высказал нашему Милану.

67
{"b":"254822","o":1}