ЛитМир - Электронная Библиотека

     — А это как? — не понял молодой человек.

     — Будем в Верхней Волыни, познакомлю тебя с моим знакомым офицером службы королевской безопасности. Его зовут Всеволод. Расспросишь его, он тебе все объяснит.

     — Ох, Милан, лучше не надо. А то, боюсь, что основную часть объяснения мне придется выслушать в тюрьме.

     — За что? — не понял Милан.

     — За подделку документов.

     — Не волнуйся о ерунде. Вацлав все уладит. Кстати о Вацлаве. Он ждет нас к завтраку. Ты иди, а я зайду за Стасом.

     На этот раз на столе не было ни икры, ни дорогой рыбы, ни нескольких сортов мяса. Когда Милан привел Стаса в номер Вацлава, он увидел на столе только пышные булочки, сыр, масло и чай. Как только Янош увидел вошедших, он немедленно встал и нажал на кнопку у двери. Милан вопросительно посмотрел на него, но Янош только улыбнулся:

     — Увидишь.

     Долго ждать не пришлось. Через несколько минут появился официант со шковрчащей на сковородке яичницей.

     — Ох, Вацлав, какой сюрприз! — воскликнул Милан.

     — Доволен? — засмеялся маг. — Соскучился? Вот и я тоже. Когда мы с тобой в последний раз так завтракали?

     — В Светлогории, — мечтательно улыбаясь, сообщил Милан. — Только там была еще водка...

     — Да, действительно. Ты хочешь водки?

     — Но не с утра же.

     — Ничего, в Светлогории же пил, чем Арчидинские Степи хуже?

     — Ты же знаешь, Вацлав, я не пью водку исключительно из лояльности к начальству. Мой шеф предпочитает вина.

     — Ты плохо изучал труды своего шефа, — посмеиваясь, сообщил Вацлав. — Если бы ты был внимательнее, то знал бы, что согласно температурно-градусной кривой твоего начальника в это время года, в данной конкретной местности, нужно потреблять исключительно водку.

     — Согласно температурно-градусной кривой сегодня и спиртяшки можно хряпнуть.

     — Твоя правда, — засмеялся маг. — Ладно, уговорил. Подождем до ужина. А то нам еще лошадьми править.

     — Куда едем? — с энтузиазмом спросил Янош. Весь завтрак он с удовольствием слушал диалог Вацлава и Милана. Ну прямо как в прежние времена — сплошные подначки. Веселые и добродушные подначки. Янош всегда любил слушать своих спутников, когда они доходили в своих беседах до этого пункта. А тут прямо таки пир духа — они прямо с этого и начали. Или успели обсудить все предыдущие пункты своей обязательной программы до его присоединения к общей компании. Янош улыбнулся своим мыслям и выжидающе уставился на Вацлава. Тот намазывал маслом булочку.

     — Спрашивай у Стаса, мой мальчик. Ведь это он стремился сюда попасть. Значит, нам следует допустить, что он знает куда. Или догадывается. Или знает, у кого спросить.

     — Или догадывается, — вставил Милан.

     Вацлав засмеялся. С тех пор, как они зашли на территорию Трехречья, у него еще ни разу не было так легко на сердце. Впрочем, они уже не в Трехречье, хотя и в пределах общих границ страны. Граница с Арчидинскими Степями все-таки более условная штука, чем с Гуцулией, или с Полесьем. По крайней мере, она не восьмимерная. И, слава Богу! А то фиг бы они смылись от воспреемника!

     Янош перевел вопросительный взгляд на Стаса. Стас с готовностью принялся отвечать:

     — Вы правы, господа. Я догадываюсь.

     — Куда идти, или у кого спросить? — немедленно уточнил Милан.

     — Сразу об обоих пунктах программы, — рассмеялся Стас. Он провел уже не один день в компании князя и его немногочисленной челяди, как он мысленно окрестил всю эту компанию. Но сегодня впервые он воспринимал их по-другому. Вацлав сегодня был не князем, а блестящим ученым, каким он знал его в Медвенке, Милан — подающим большие надежды молодым дарованием, а Янош — студентом, взирающим на старших товарищей с почтительным восхищением. Можно было подумать, что он изучал их труды в своем университете, а теперь с удивлением обнаружил, что они тоже живые люди. И радуется. И в таком виде компания неожиданно понравилась Стасу. По примеру Вацлава, он мысленно стряхнул с себя десяток лет и наслаждался завтраком.

     — Я слышал о двух городах здесь, в Степях.

     — Да здесь больше и не поместится. Страна-то маленькая, — вставил Милан.

     — Ну отчего же, можно ведь и потесниться, — возразил Вацлав.

     — Можно-то можно, но зачем? — глубокомысленно поинтересовался секретарь.

     — Да, действительно, — сдался маг и бросил взгляд на Стаса. — Прости, что перебил.

     — Ничего, я, кажется, переживу этот момент, — легкомысленно отозвался тот, скорее в тоне беседы Вацлава со своим секретарем, чем его же извинения, обращенного к нему лично. Впрочем, Вацлав не возразил.

     — Так вот, господа, — продолжил Стас, — один из городов мы уже нашли. Точнее, Милан нашел. Это Разгуляевка. Если верить тому, что я слышал, здесь центр местной казацкой вольницы. Вы знаете, что такое казачество? Нет, что вы знаете это, Вацлав, я не сомневаюсь. Я имею в виду молодых людей.

     — Я не знаю, — признался Янош.

     — Когда-то давно это было сословие. Довольно своеобразная штука. Во-первых, это было военное сословие, а во-вторых, за службу действительную и потенциальную они были пожалованы землей и вольностями. Но и воевать они должны были своим оружием на своих лошадях и по первому требованию. Народ был вольный и зажиточный. Как я понял, налогов деньгами они не платили. Только службой. А сейчас, от всего вышеперечисленного осталось только название и манера ходить, обвешавшись старинными саблями. Ну и вольности. Такие, например, как то, что местного градоначальника кличут атаманом.

     — А должны были бы городским головой, — вставил Милан.

     Стас с уважением посмотрел на молодого человека. Потом вспомнил.

     — Да, Вацлав же упоминал когда-то, что у вас магистерская степень по философии. Конечно, вы правы. Но они-то этого не знают. Но дело не в этом. Говорят, что добрая половина наших беглецов оседает в этой вольнице на Разгуляе.

     — Чем не ученая забава, — серьезно заметил Милан.

     — Не скажите, — возразил Стас. — В науку идти никто не насилует. Не хочешь — займись чем-нибудь другим. А с университетской скамьи идти сельское хозяйство поднимать на другом конце континента, это уж как-то чересчур заумно на мой вкус.

     — Тоже верно, — хмыкнул Вацлав. Он уже закончил завтрак и сейчас с интересом слушал Стаса, прихлебывая горячий чай. Собственно говоря, сегодня он, наконец, узнал того Стаса, которого знал несколько лет назад. Вацлав никогда не был с ним особенно дружен, но относился к нему не плохо. Сейчас он вспомнил почему.

     — А какой второй город? — спросил Янош.

     — Второй называют Кап. Яр. Точнее, Капустин Яр.

     — О, еще один, — обрадовался Милан.

     — А где другой? — заинтересовался Янош.

     — В Верхней Волыни. Постой, Вацлав, это не про него ты рассказывал поучительную историю?

     — Про женскую руку?

     — Да, со скалкой.

     — Нет, Милан, то Светлый Яр.

     — А что за история?

     — Если попросишь Вацлава, он тебе расскажет. У него на редкость хорошо это получается. Пикантные подробности лучше всего слушать излагаемые в лекторской манере.

     Вацлав засмеялся.

     — Потом расскажу. Так что в Кап. Яре, Стас?

     — Не знаю, можно ли этому верить, Вацлав, но я слышал, что наши эмигранты основали там университет.

     — Час от часу не легче. То казачество, то университеты! Что за нелепость?

     — Не знаю, Вацлав. И даже не очень хотел узнать, не смотря на все произнесенные мною обеты. Да вы же и сами знаете, я пробирался домой. Я слышал, что в этом самом Кап. Яре когда-то до войны был космодром. Ну, знаете, для запуска искусственных спутников на круговую орбиту в пределах магнитосферы земли. Говорят, с помощью этих спутников пытались предсказывать погоду и прочие природные катаклизмы.

     — И как, успешно? — с любопытством спросил Янош.

69
{"b":"254822","o":1}