ЛитМир - Электронная Библиотека

     — Постойте, Милодар, может быть, вы все же расскажете мне все толком? — не выдержал Вацлав. — Раньше у вас получались подобные вещи. Хотелось бы думать, что вы не совсем потеряли квалификацию.

     — О чем мне рассказывать, господин Вацлав?

     — Только без господина, — поморщился маг. — Рассказывайте с начала. Как получилось, что вы оказались здесь, и почему вы решили продолжить карьеру в этом учреждении?

     Милодар повертел в руках чашку с чаем и вздохнул.

     — Пейте чай, господа. Поверьте, мы с Родомиром принимаем вас от всего сердца. Знаете, Вацлав, я даже не знаю с чего начать. Как вы знаете, девять лет назад я ушел в Трехречье. Я шел через Светлогорию, приключений особых не было, пришел в Трехречье, там тоже все было нормально. Благодаря вам, я путешествовал в экипаже, так что милые обычаи Трехречья не слишком задели меня. Родомир обходился без экипажа, так ему пришлось куда как туже, но вас же не интересуют пешеходные прогулки по Трехречью. Вы ездите в экипаже.

     — Если удается словить попутку, — хмыкнул Милан.

     — Как — попутку? — возмутился Милодар. — Вам не к лицу заниматься подобными вещами, господин Венцеслав.

     — Вацлав, — устало поправил тот.

     — Извините. Простите и за мои слова тоже. Вам лучше знать, как себя вести и мне не по чину вам указывать. У вас всегда были задатки блестящего ученого. Видно, за то время, что я вас не видел, они раскрылись в полную силу.

     Вацлав чуть заметно поморщился. Милан ободряюще сжал его руку и маг улыбнулся.

     — Я побывал в сердце Трехречья, повидался с воспреемником души Трехречья и даже с самим Душой.

     — Как он выглядел? — поинтересовался Милан.

     — Кто?

     — Душа.

     — Это был человек среднего роста, стройный подтянутый, с карими глазами.

     — Какими?

     — Примерно, как у вас. Только в них, в отличие от ваших, была мудрость столетий.

     — Да уж, в моих глазах такого не водится, — подтвердил Милан. Вацлав ехидно улыбнулся.

     — Темные глаза таят мудрость, а Милан?

     — Не худо бы и светлым что-нибудь прятать. Эмоции, например, — поддакнул молодой человек.

     Милодар с удивление прислушивался к этому бредовому диалогу, потом вдруг спросил:

     — Простите, а кто вы, молодой человек?

     — Я не представил своих спутников, — извинился Вацлав. — Милан, мой доверенный секретарь, Янош, офицер службы безопасности. Станислава вы знаете — ученый, производственник.

     Милодар мысленно взвесил звания гостей и удивленно спросил:

     — А вы что же, господа, не встречались с Душой Трехречья?

     — Встречались, — холодно возразил Милан. — Просто я хотел сопоставить наши впечатления.

     — Понятно. Душа показался мне очень интересным человеком. Вацлав привел трехреченскую поговорку про темные глаза. Но Душа таит мудрость не только в глазах. Он вообще мне показался неразговорчивым. Он не пожелал долго разговаривать о Трехречье, только вскользь упомянул об Арчидинских Степях, но так, что я загорелся любопытством. Не знаю, специально он этого добивался по уговору с местными властями, или же сделал это нечаянно, но именно после разговора с ним я решился сюда поехать. И попал в ловушку.

     — Как так? — спокойно поинтересовался Венцеслав.

     — Все просто. Родомир говорил, что вы еще не пробовали выехать отсюда. Поэтому вы не знаете. За транзитный проезд через страну цена десять тысяч рек.

     — Десять тысяч? Ого. А на границе Трехречья меняют именно эту сумму. То есть даже если ты богат, как золотая россыпь, то у тебя с гарантией не будет нужной суммы, — прокомментировал Милан.

     — Поэтому все мы осели здесь заработать на выездную визу, — объяснил Милодар. — Кстати, это не так просто, как кажется. Платят здесь неплохо, но много откладывать нет ни малейшей возможности. Возьмите меня, например. Я прожил здесь уже восемь лет, и у меня ровно столько же тысяч рек. Хорошо еще, что мне не надо собирать на дорожные расходы. На границе я смогу обналичить кредитку. А некоторые влипли еще крепче, чем я. У меня еще неплохая зарплата. Часть наших, от невозможности заработать в городе занялись сельским хозяйством. А для этого надо кончать не магическую, а сельскохозяйственную академию. Поэтому, некоторые стали промышлять грабежами. Вы, может быть, слышали, о казацкой вольнице — так это вежливое название лихих набегов наших ребятишек. Кстати, некоторые из них уже успели уехать из страны. Я думал, вы об этом знаете.

     — Знаю. Только они не рассказывали мне о подробностях. Собственно, наслушавшись их туманных рассказов, я и потащился в Трехречье, и сюда, разумеется.

     — Конечно, теперь мы отправим за свой счет вас и ваших спутников, — продолжил Милодар. — А сами, что ж, поработаем еще во славу степной науки. Зато здесь, с гарантией, больше не появятся наши соотечественники. Да и вас, конечно, мы должны вернуть домой, чего бы это нам не стоило.

     — Вы сказали науки? — переспросил Милан.

     — Да, здесь даже основан магический университет. Там работают те наши, которые считают распространение знаний через границы благим, или, по крайней мере, нейтральным делом.

     Вацлав встал и прошелся по комнате.

     — И что ты на это скажешь, Димочка? Да плюнь ты на границы, покажись, ужасно надоело разговаривать с воздухом!

     Милодар с тревогой посмотрел на Вацлава, потом оглядел Милана, Яноша и Стаса и успокоился. Уж слишком невозмутимый вид имели спутники Венцеслава, чтобы это было обыкновенным припадком сумасшествия.

     — Ты забыл, Славочка, я дал слово, — донесся из воздуха голос воспреемника.

     Милодар и Родомир вздрогнули и переглянулись. Голос Володимира через столько-то лет они, естественно, не узнали, но на подобные подвиги кроме него не был способен никто. Даже про Душу Трехречья подобных страстей не рассказывали.

     — Ладно, бог с тобой. Но объясни мне в таком случае, зачем ты загнал в Арчидинские Степи моих соотечественников?

     — А почему бы и нет? Степи плакались, что им недостает свежей крови. Видишь ли, в какой-то старинной книжке они откопали слово инбридинг.

     — Что за чушь! Инбридинг невозможен, если речь идет о браках внутри страны с населением в несколько миллионов человек.

     — Тем не менее, они захотели свежих генов. Твоим людям дали все возможности поселиться в Степях. Некоторые так и сделали. А некоторые зарабатывают на выездную визу и ходят по любовницам. Те, кстати, получают неплохие бабки, если им удается забеременеть от иностранных ученых. Кстати, эта информация секретная. Уж позаботься о том, чтобы она не просочилась. А то за одного ребенка каждая дама получает ровно столько, что папаше аккурат хватило бы оплатить обратный билет.

     — Какие же мы все дураки! — с чувством проговорил Милодар.

     — Ну, уж нет. Наоборот, на основании твоей информации, Димочка, я открою Службу Спасения. Сокращенно СС. Помнишь, Вторую Мировую?

     — Да уж, помню. Но исключительно по книгам, Славочка. Так же, как и ты. Правда, я больше их прочитал на эту тему.

     — И не только на эту, Димочка. Ну да ладно. Ты можешь договориться с властями, чтобы всех желающих выпустили отсюда?

     — Очень нужно!

     — Конечно очень.

     — Это твои дела, Славочка. Я в них не вмешиваюсь. Я ведь предлагал тебе пожить у меня до лета.

     — Ладно, Димочка, дело твое. Придется мне организовывать мужской бордель.

     — Побойся бога, Славочка!

     — Чего-чего?

     — Ну так подумай о чести рода. Что ты говоришь?

     — Считай сам. Наживаться на доверчивых местных дамах, матерях-одиночках нельзя. Но уж поиметь по тысяче от каждой можно. А уж сотворить по десятку ребятишек — дело техники.

     — Ты можешь себе представить мужчину, берущего тысячу за сделанного ребеночка? — театрально возмутился Володимир.

     — У меня богатое воображение, Димочка. Так что, поможешь?

72
{"b":"254822","o":1}