ЛитМир - Электронная Библиотека

     Милан посмотрел на своего начальника. На его губах застыла грустная улыбка.

     — Интересно, в запасах Стаса найдется достаточное количество водки, чтобы утопить твою печаль?

     — Какая водка, мой мальчик? На улице не меньше десяти градусов тепла. Так что считай — свои тридцать семь да десять наружных, это пятьдесят.

     — Грубо говоря, да.

     — Значит, нам можно выпить не более, чем крепленое двадцатиградусное вино, или такую же настойку.

     — Это мне можно выпить, Вацлав. Тебе, пожалуй, даже этого не надо. Разве что рубашку подушить.

     Вацлав расхохотался.

     — Что, дури у меня уже через край?

     — Можно подумать, что для тебя это новость!

Глава 36

Подвох номер пять

     Через несколько минут Вацлав и Милан присоединились к ожидающим их Яношу и Стасу.

     — Стас, у тебя не найдется что-нибудь выпить? — спросил Милан, — А то душа горит.

     — Водку будешь?

     — Да, только пусть Вацлав отвернется.

     Милан глотнул прямо из горлышка и протянул бутылку Вацлаву.

     — Возьми, тебе просто необходимо подушиться.

     — Надеюсь, ты понимаешь, что...

     — Конечно, понимаю. О начальстве такие вещи не говорят.

     Вацлав засмеялся и тоже глотнул из горлышка.

     — Что там случилось? — поинтересовался Стас. — Мне показалось, что сначала вы гнались за чем-то восьмимерным, а потом оно за вами.

     — Ну, надо же, какие страсти, — ужаснулся Милан.

     Стас внимательно оглядел Милана, потом Вацлава.

     — С вами все ясно, господа. И не надо напускать на себя таинственность. И так понятно, что вы просто хотели поговорить без помех. Кстати, в следующий раз можете отправить погулять нас с Яношем.

     — А нам что, уже и ноги размять нельзя? — возмутился Милан.

     — Можно, — подумав, разрешил Стас. — Что будем делать, господа?

     — Ждать. Ехать в объезд слишком далеко, а здесь скоро все наладится.

     — Вы уверены, что вам безопасно будет переходить границу именно здесь?

     — Границу переходить опасно в любом месте, Стас, и это тоже не новость.

     Вацлав забрался в экипаж на свое обычное место, и предложил перекусить. Янош стал раздавать бутерброды и чай, а Милан разлил по стаканчикам водку.

     — Выпьем по капельке? — предложил он. — А то что-то скучно.

     — Ну, если скучно, — пожал плечами Вацлав.

     — Стас, следующий раз бери с собой больше вина. Ты же знаешь, что Вацлав не любит водку.

     Милан сел рядом с магом и принялся рассматривать границу. Дорога, исчезающая в восьмом измерении, постепенно проявлялась, вот стало возможно разглядеть очертания КПП. Потом границу на миг окутал туман, а когда он рассеялся, она приняла обычные очертания. Более того, на обычном месте стояли пограничники.

     — Можно ехать, — сообщил Милан.

     Вацлав кивнул.

     — Да, можно ехать. Садись на козлы, Стас.

     Через два часа они продолжили ужин в роскошном номере Вацлава в граничной гостинице. К этому времени верхневолынцы уже успели узнать, куда именно они выехали и теперь определялись с дальнейшим маршрутом.

     — Знаете, я отчего-то думал, что мы должны были выехать ближе к Трехречью, — говорил Вацлав. — Я даже предполагал проехать по границе. А здесь до границы с Трехречьем пилить и пилить. Километров триста, не меньше.

     — Так нас, пожалуй, и не пропустят, —  проговорил Милан.

     — Скорее всего, — согласился маг. — Так что придется ехать через Полесье.

     — Интересно, какие там дороги? Ты говорил, что по Полесью нужно будет проехать около тысячи километров. При хорошей дороге — это дней двадцать, при плохой — даже трудно сказать, сколько это будет по плохой дороге. Кстати, Вацлав, ты, как-то говорил, что мы поддерживаем какие-никакие отношения с Полесьем. Ты не знаешь, что там за обычаи?

     — Никогда не слышал ничего экзотического, — пожал плечами маг, — Люди, как люди. Довольно трудолюбивые, очень основательные. Знаешь, из тех, что прочно стоят на земле. Этим, пожалуй, они и отличаются от верхневолынцев. У нас как-то больше легкомыслия.

     — Думаю, это связан с климатом. Чем суровей климат, тем суровей люди, которые вынуждены им довольствоваться. Причем, моя теория находит множество подтверждений. Вспомни историю — раньше, еще до войны, самые легкомысленные люди жили в Африке. Они даже обходились без верхней одежды. А все почему? Климат.

     — А причем тут верхняя одежда? — не понял Вацлав.

     — Ну как причем. Когда шьешь что-либо из ткани, самое главное определиться с фасоном. Если ты — человек основательный, то ты и фасончик себе соответствующий придумаешь. А если нет, то повесишь на себя гирлянду из цветов. Во-первых, красиво, а во-вторых костюмчики можно каждый день менять.

     — Сразу видно — парень собрался жениться и впервые задумался во что ему обойдутся наряды для жены, — хмыкнул Вацлав.

     Милан помрачнел.

     — Вообще-то ты прав. Тем более, что у меня ведь даже постоянной работы нет.

     — Пока что ты при работе? — холодно спросил Вацлав.

     — Пока да.

     — Так что оставь свои высказывания до того дня, когда они приобретут мало-мальскую актуальность. Нет, тебя послушать, так ты дождаться не можешь того заранее благословенного дня, когда ты подашь мне заявление об уходе!

     — Я вовсе ни о чем таком не мечтаю.

     — Вот и славненько, — все так же холодно подвел черту Вацлав.

     — А что там в Полесье? Тоже княжество? — поинтересовался Стас.

     — Насколько я знаю, да. И Полесье, и Поморье княжества. Я читал, нет, кажется, это рассказывал Димочка, что Полесье, Поморье и Великое княжество Московское сначала хотели было объединиться. Это после войны. Тогда границы только устанавливались, и между ними границ еще не было. А потом они разругались на извечную тему, кто в доме хозяин. Кажется, они в самый разгар установления границ даже затеяли войну. И тогда границу провели буквально по живому. А названия — княжество — остались. Изначально предполагалось, что это будут три княжества в границах одного королевства. Но вот — не получилось.

     Вацлав выглянул в коридор и позвал обслугу.

     — Уберите со стола, пожалуйста, и подайте еще фруктов.

     Коридорный поклонился и принялся собирать посуду.

     Стас решил, что это намек на то, что Вацлав хочет остаться один и встал. Янош тоже встал, глядя на него. Милан сидел в кресле, задумчиво глядя на официанта. Стас вопросительно тронул его за плечо. Милан обернулся, кивнул и встал.

     — Вацлав, я должен извиниться.

     — Ты ничего не должен, — возразил маг. — Собственно говоря, ты прав, мой мальчик. С твоей работой надо будет что-то решать. Это не специальность для серьезного человека. Тем более что с этой работой, я имею в виду ту, которой ты занимался в Медвенках, ты не справлялся.

     Милан аж поперхнулся от возмущения.

     — Как это не справлялся?! Какие ты давал мне поручения?

     — Знаешь, друг мой, это как раз и была самая сложная работа — сохранять умный вид двадцать четыре часа в сутки без малейших на то оснований, — усмехнулся маг. — А ты вечно выискивал какие-то занятия. Повышал культурный уровень, занимался самообразованием. Я правильно говорю? Вот так. И даже пил без размаха. Да поставь подходящего человека на это место, я бы через три месяца свой дом вообще бы не узнал!

     — Я не знал, что ты этого хочешь, — робко извинился Милан.

     — Я и не хотел. Но речь не об этом. Ладно, замнем для ясности этот разговор до Верхней Волыни. Хотелось бы продолжить его в более подходящей обстановке. В любом случае, я тебе давно сказал, что на прежнюю работу ты не вернешься и привел для этого более чем достаточное количество доводов. Но увольнять я тебя не собираюсь, и не надейся. Ишь, захотел легко отделаться!

90
{"b":"254822","o":1}