ЛитМир - Электронная Библиотека

     — Ну, далеко до города? — нетерпеливо спросил Аввакум.

     — Нашим ходом часа два. Зато там вполне прилично. Я нашел там гостиницу и снял номера на всех. Вот только одноместных номеров нашлось всего два. Ну да ничего. Один я зарезервировал для господина Вацлава, а другой — для нашего раненого.

     — Хорошо, едем, — одобрил Аввакум. — Выпейте вина, господа, гостиница еще не скоро.

     Вацлав вопросительно посмотрел на Милана. Тот покачал головой.

     — Не хочу вина. Надоело. Доедем до гостиницы, водки выпьем. Кстати, Янош, не возражаешь на этот раз ночевать со мной?

     Вацлав удивленно поднял светлую бровь.

     — Плохо себя чувствуешь? Может мне ночевать с тобой?

     — Не беспокойся, — тихо возразил молодой человек. — Просто, мне кажется, что Яношу тоже надо отдохнуть. Мы с тобой обычно хорошо проводим время вдвоем, а Янош, бедолага, вынужден развлекать Стаса. А Стас хоть парень неплохой, но все ж таки вдвое старше Яноша.

     Вацлав кивнул. Милан был прав. Янош тоже нуждался в передышке. Мальчику приятнее будет провести время с Миланом, который был почти что его ровесник. А отношения обоих молодых людей всегда были очень даже дружеские.

     Стас согласно кивнул.

     — Милан прав, Вацлав. Вчера и сегодня со мной Янош весь день носился. Ему нужно отдохнуть. Вот только с Миланом... — Стас пожал плечами, — Боюсь, с ним он скорее намается.

     Милан несколько смутился. Он совсем не хотел обидеть Стаса. Но Стас не обиделся.

     — Соседство с магом плохое соседство, Милан. Ты прав.

     — Да я не об этом, Стас. Просто, честное слово, раз в кой-то веки мне совестно. Я же виноват во всей этой заварухе. Это из-за моей неосторожности вы все так суетитесь.

     — У тебя, кажется, мания величия, Милан, — озабоченно проговорил Стас. — Вацлав, разве бывают такие осложнения от обычных стреловых ранений?

     — Как видишь, — пожал плечами маг.

     Тем не менее, в гостинице разместились так, как предложил Милан. Вацлав, правда, сомневался, что Янош сможет отдохнуть. За Милана он опасался и предпочел бы ночевать с ним сам. Но его смутили слова Милана.

     — Знаешь, — тихонько, чтобы его никто, кроме Вацлава не расслышал, говорил молодой человек, — парню легче со мной, чем с кем-либо из вас. Ты для него господин, или, по крайней мере, высокий начальник. Называй себя, как хочешь, но ведь судьба его, и правда, в твоих руках. Стас вдвое старше и как он ни старается быть душкой, особенно в последнее время, но интересы у него все равно не те, что у молоденького мальчика. А я... Думаю, меня он все же считает ниже себя по положению в обществе. В конце концов, я у тебя работаю за жалование. Никто из нас и не думает скрывать, что я на него живу. А он богат. А значит свободен. В отличие от меня. Да и от тебя, если уж на то пошло. Как всякий высокопоставленный чиновник, ты не принадлежишь себе по определению.

     Вацлаву это не понравилось. Безусловно, в словах Милана была святая и чистая правда. Янош имел возможность стать богатым бездельником, живущим на проценты с весьма солидного капитала. Но все-таки... Все-таки Янош должен понимать, что ни один, даже самый богатый бездельник, не сравнится с честным тружеником. А если не понимает, то он, Вацлав, постарается ему это втолковать. Пока у него есть такая возможность. Поэтому, устроившись в гостинице и быстренько приняв душ, Вацлав тихонько прошел в номер, занимаемый молодыми людьми. В комнатах никого не было. Зато из ванной доносились веселые голоса.

     — Сейчас я подолью тебе вина, Милан, — говорил Янош, — Слушай дальше. Глава третья. Называется «Поиски за златовласой красавицей».

     — Подожди, Янчи. Ты мне так и не сказал где ты взял «Тристана и Изольду». В холле гостиницы, что ли?

     — Я рассказывал тебе, — возразил Янош. — Я купил ее в Московии. Тристана, Эпиктета, Гомера, Вергилия. Я увидел эти книги и решил, что их почитать будет более, чем любопытно. Я спросил у Вацлава, есть ли они у него в библиотеке, а если нет, то можно ли мне их купить. Он сказал, что можно.

     — Янчи, в обширной библиотеке Вацлава есть и эти книги, и многие, многие другие.

     — Ох, Милан, не может быть. Как же он сказал... А может он меня не понял?

     — А вот это очень даже может быть. В Московии Вацлав занимался совсем другими проблемами.

     — Да, но как же... Я даже не знаю, как ему это сказать. Он решит, что я... Милан, ты не заступишься за меня? Вацлав тебя очень уважает.

     — Да что ты переживаешь? — удивился Милан, — В конце концов, отдашь ему деньги и все.

     — А где я их возьму? — возмутился молодой человек. — Пока я еще начну где-нибудь работать и получать какое-нибудь жалование. А деньги я потратил сейчас. Милан, ну почему я вовремя не спросил тебя?

     — Постой, Янчи, что ты переживаешь? Да у тебя камушков чуть не на миллион.

     — У меня? Неужели ты думаешь, что я посмею взять хоть один?

     — А почему нет? — не выдержал Вацлав. Он решил, что достаточно подслушал за дверью, теперь самое время войти и послушать, что скажут так.

     Янош подскочил на табуретке. Вацлав обвел взглядом обширную ванную. Милан лежал в пенной ванне с бокалом темно-красного вина в руке, Янош сидел с книжкой на коленях и обеспечивал другу культурный досуг.

     — Так почему нет? — повторил Вацлав. — Я случайно слышал ваши последние слова, — пояснил он.

     Янош смущенно встал.

     — Милан сказал, что я вас не правильно понял, и что у вас в библиотеке такая книга есть. А я купил вам еще один экземпляр.

     — Оставь ее себе, — пожал плечами маг. — Милан прав, у меня есть роман о Тристане и Изольде. Я, конечно, не большой любитель любовных романов, но этот ценю за древность. Приятно знать, что предки были такими же, как мы. Это навевает мысль, что слова, которые произносят об эволюции, не более чем пустой звук. На самом же деле имеет место не эволюция, а накапливание знаний. Вот в двенадцатом веке, когда эта книга была создана, ее даже не напечатали, и не потому, что хотели, а потому, что не умели. А в двадцатом — напечатали, причем не для того, чтобы читать — ведь это произведение за восемь веков несколько утратило свою актуальность, а для того, чтобы продемонстрировать торжество науки, ума и высшую справедливость.

     — Но я купил не только ее, — смущенно возразил Янош.

     — Да, помнится, ты называл несколько авторов. Но я решил, что для тебя будет более познавательным чтение Вергилия, чем твоего излюбленного Семейного журнала.

     Янош с облегчением вздохнул. И в самом деле, если вспомнить, сколько денег они переводили на покупку бульварного чтива на границе, то покупка каких-то десяти книг обошлась не так уж и дорого.

     — Но я спрашивал тебя не о книгах, — продолжил Вацлав. — Ты говорил о камушках, когда я к вам зашел.

     — Господа, вы не могли бы продолжить в комнате, — попросил Милан. — Я хочу домыться и вылезти.

     Вацлав кивнул и вышел.

     — Подожди, Милан, я принесу тебе халат.

     — У меня нет халата, Янош. Поэтому иди и не беспокойся.

     Янош вышел. Вацлав видел, что сделал это молодой человек крайне неохотно. Он с удивлением посмотрел на него.

     — Вацлав, — неуверенно проговорил Янош, — может быть, поговорим об этом в Верхней Волыни? Вы любите откладывать неприятные разговоры до дома. Может, и этот отложим?..

     Вацлав пожал плечами.

     — Если хочешь, мой мальчик. Но лучше бы тебе подумать, и совсем его больше не затевать.

     Янош пожал плечами.

     — Ты уже принял душ?

     — Пока нет. Милан хотел расслабиться в ванне, а я взялся его развлечь. Вы поужинаете с нами?

     — Да, мой мальчик. Думаю, нам надо бы позвать и Стаса. Ему грустно будет остаться в одиночестве.

     В этот момент из ванной вышел Милан.

     — Иди, мойся, Янчи, а я закажу ужин. Если будешь принимать ванну, могу принести тебе ужин прямо туда.

99
{"b":"254822","o":1}