ЛитМир - Электронная Библиотека

– Начнём искать судно землян. Я запланировал такой вариант. Смотрите, Смит уже сориентировался.

Платформа грузового люка медленно пошла вниз и, когда остановилась, исчерпав ресурс, Лоэ и Клейну осталось перепрыгнуть на ближний край.

– Я прикину объём повреждений, – решил Клейн.

– Если позволите, отлучусь взглянуть на свой антиквариат, – сказал Смит.

– Так в том большом ящике, что с трудом погрузили на борт действительно гроб? Я думал, это фигура речи.

– Фигура, но не речи, – ответил вампир исчезая.

Лорана сохранность его багажа интересовала умеренно, и он пошёл с Клейном. Через полчаса все трое опять собрались у подъёмника.

– Конечно хуже, чем хотелось бы, но лучше чем могло быть! – заявил Клейн. – Пожалуй, пора звать пилотов.

Лоэ забеспокоился:

– Мы все пойдём? А кто останется охранять корабль?

Клейн посмотрел на него с нескрываемым любопытством. Человеческая логика часто ставила верона в тупик.

– Зачем? Он никуда не денется.

– Я догадываюсь, – пробормотал Лоран, – но страшно оставлять без присмотра. Вдруг кто‑нибудь придёт и возьмёт.

– Тогда унесём с собой, – предложил Смит, первым спрыгивая с платформы.

– Верное решение! – оценил Лоэ. – Умеете вы вернуть на землю, Смит!

– Если это не каламбур, то, увы! Комплимент напрасен!

Лоран засмеялся. Он радовался любому доброму слову, хорошее настроение постепенно овладело всем его существом. Лоран увидел, что и товарищи заметно приободрились: глаза Смита засияли ярче, а спина Клейна ещё больше выпрямилась. Пришла реальная надежда вернуться домой или хотя бы продолжить путь на Землю.

Замечание Клейна о плачевном состоянии судна встревожило Лоэ, но вновь затронуть тему он остерёгся. Всё равно в ближайшее время истина выяснится естественным образом, зачем терзаться попусту? Лоран решил пока радоваться победе. Он оглядывался по дороге, опасаясь забыть обратный путь, на губах многоопытных друзей появлялись улыбки.

Добрая весть пришлась кстати. Валдис Марев выразил готовность тотчас отправиться на свидание с кораблём. Смит, счёл, что прежде капитан Кретон должен получить уведомление о находке, также следовало посвятить берена в дальнейшие планы бывших пленников. Клейн в этом вопросе целиком положился на вампира. Кроме соблюдения этикета Смит имел в виду укрепление дружеских связей (если прилично так назвать) с отдельным представителем местного населения.

Лоран предполагал, что капитан Кретон одобрит их планы заочно, чтобы получить возможность временно забыть о неудобном знакомстве, но берен явился сам. Лоран разглядывал его с растущим любопытством. Надменные берены в нетривиальной ситуации оказывались беспомощны как дети. Капитан Кретон плохо представлял, как себя вести. Наверняка он хотел ближе познакомиться со Смитом и, может быть, Лоэ, но алгоритмы подобных действий в его базе данных отсутствовали. Пристегнуть это дерзкое намерение к кастовой спеси не удавалось. До крамольной мысли: а ну его это высокомерие, если приходится пропускать столько интересного – он ещё не дошёл, хотя кто знает? Вампир Смит тоже вряд ли собирался близко сходиться с чужими людьми, да ещё взваливать на плечи их беды. Обстоятельства бывают сильнее нас, хотя собственные принципы тоже.

Капитан Кретон в гостях не задержался. Выслушав с отсутствующим видом рассказ Смита, берен произвёл на свет ряд скупых одобрительных жестов и ещё меньше слов, после чего поспешил уйти. Лоэ заподозрил: потому, что хотел остаться.

Время сборов удалось значительно сократить, когда твёрдо решили оставить всё, кроме той одежды, которой успели воспользоваться. Клейн сообщил, что корабль остался неразграбленым. Имея опыт подробного исследования земного судна, берены не удосужились повторяться. Впрочем, личные вещи и предметы обихода теперь сочли бы пустячной утратой. Пережитые приключения изменили взгляд на цену мелочей.

Поскольку только трое друзей знали путь к кораблю, им и выпало идти первыми. Путь был безопасен, иначе Клейн пошёл бы замыкающим, а, может быть, у него нашлись другие соображения. Лоэ от расспросов воздержался, близость с привычными спутниками и собеседниками вполне его устраивала. Спеша воспользоваться удачей, Лоран сказал:

– А у капитана Кретона живой огонь начал появляться в глазах!

– Вы полагаете, Лоэ, что наша компания возбудила некомильфотный интерес? – спросил Смит.

– Скорее наш друг Лоран стремится прояснить основополагающий для себя вопрос: можно ли в принципе из аристократа сделать человека! – сказал Клейн.

Лоэ испугался, что Смита резковатое заявление шокирует, но вампир неожиданно засмеялся.

– Проблема глобальная, и многие незаурядные умы пытались её осилить. Боюсь, что в мире ещё остаются вещи, суть которых трудно постижима разумом.

– А вам интересно? – осмелев, полюбопытствовал Лоэ.

– Наверное, нет, – ответил Смит. – Ко мне проблема не поворачивалась лицом, и я сумел избегнуть её удручающего присутствия.

– Ещё бы! Вы ведь принадлежите к касте, что Лоэ так справедливо поругивает, – сказал Клейн.

– Вы правы, и это освобождает от необходимости делать то же, что и наш друг.

Лоэ посмотрел на одного, на другого.

– Вы ведь надо мной смеётесь! – воскликнул он.

– А нельзя? – серьёзно поинтересовался Клейн.

Лоран покраснел от удовольствия. Так подшучивают над своими, и новые приметы признания обрадовали, а не обидели. Лоэ сказал:

– Наверное, я слишком большое значение придаю иным вещам, но без нас, дураков, мир обеднеет. Мне ли переживать по данному поводу?

Последнее заявление развеселило Смита ещё сильнее. Друзья впервые видели вампира таким оживлённым, и настроение поднялось у всех, даже у озабоченных Маревых.

На судне капитан и его жена немедленно занялись выяснением размеров причинённого ущерба. Лоэ вызвался отнести Ольгу в игровую комнату, потом заглянул в собственную каюту. Внутри уцелел порядок, и Лоран с глубокой нежностью осмотрел привычные вещи, создающие иллюзию безопасности. В гостиную, где Клейн назначил общий сбор, он явился заметно разнеженным. Вскоре к ним присоединились остальные попутчики, кроме Марии, ушедшей к дочери. Капитан Марев выглядел озабоченным.

– Положение тяжёлое, но шанс есть, – приступил к делу капитан. – Нам повезло, что судно – бывший военный корабль. Корабли строят по иному принципу, чем мирные суда. Обходится дороже, но резко увеличивает возможность ремонта в полевых условиях. Когда я покупал эсминец, на борту остался резервный комплект оборудования, и я решил сохранить его, хотя сомневался, что пригодится. Груз в первом рейсе был невелик, а блоки заняли мало места. Кроме того, дома пришлось бы вносить арендную плату за складское помещение.

– Ваша запасливость теперь сослужит хорошую службу, – сказал Клейн. – Чем мы сможем помочь?

– Мы разделимся на две группы. Мария займётся подключением и адаптацией заменяемых блоков в рубке, а я установкой их в ходовом отсеке. Мне нужны два помощника, и я хочу видеть в этой роли господина Смита и господина Лоэ. Господин Клейн и господин Косинов помогут в рубке: вместе или по очереди. Понадобятся ещё свободные руки для приготовления еды и прочего.

– Хороший план, – одобрил Клейн. – Приступим безотложно

Капитану энтузиазм пришёлся по душе, хотя прежде решил прояснить ещё один момент, и спросил у пассажиров, все ли их вещи целы. Марева обрадовало, что ответы последовали сплошь утвердительные. От вторжения чужаков убереглись даже драгоценности, имеющиеся у Косинова и Смита.

Таким образом, одна забота, пусть самая малая упала с капитанских плеч, и пришла пора вплотную приступить к остальным.

Начинать любое дело трудно. Первые дни экипажу и пассажирам пришлось работать вместе и очень тяжело. Потребовалось демонтировать пострадавшие при атаке участки двигательной системы. Подсобного оборудования в их распоряжении не было, всё делали вручную. Здесь особенно пригодилась незаурядная физическая сила Смита и Клейна. Два нечеловека легко заменили отсутствующие механизмы.

14
{"b":"254823","o":1}