ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ясно, почему обстановка в Убежище нервозная, – задумчиво сказал Клейн.

– Их можно понять, – пробормотал Смит. Глаза замерцали, и он быстро отпрянул. – Берегись!

Клейн рефлекторно принял боевую стойку. Смысла в этом не было, но что ещё он мог сделать в данной ситуации? Лоэ благоразумно остался за спиной Смита. Масса на полу зашевелилась, потекла к порогу, и тут из внутренних помещений выбежал Кретон с оружием в руках. Грохнул выстрел, энергетическая волна пронеслась между друзьями, обдав горячим ветром, и ушла прочь.

– Не попал! – бестактно сказал Лоэ, выглядывая из‑за плеча Смита. За этим крепким плечом он чувствовал себя в относительной безопасности.

Существо исчезло, берен устремился в погоню, друзья следом. Даже Лоэ забыл страх, захваченный общим азартным настроением. Кретон попытался отделаться от непрошеных спутников, но куда там! Смит безошибочно указывал направление. Никого не встретили по дороге, лишь у огромных дверей парадного зала лежал берен. Мёртвый, видно с первого взгляда.

– Оно здесь, – сказал Смит, указывая на дверь.

Зал поражал расточительной огромностью. Стены его украшали гигантские панорамы звездного неба, а в пространстве реяли яркие шары разных размеров.

– Макеты планет! – сказал Лоэ шёпотом. – Вы посмотрите, какая красота! Да ещё и пол зеркальный!

Кретон пропустил восторги Лорана мимо ушей.

– Существо точно здесь, Смит? – спросил он, насторожённо озираясь.

Берен пренебрег тем обстоятельством, что, прибегая к помощи Смита, узаконил сотрудничество с чужаками. Вероятно, гибель соплеменника взбудоражила его, и сознание перешло на новый уровень.

– Без сомнения. Беда в том, что оно умеет летать, а спрятаться в зале есть где.

Кретон поднял оружие и медленно двинулся вперёд. Он вёл себя отважно через край, хотя Лоэ на его месте постарался бы прежде подумать. Берен шёл к середине зала. Над ним неслышно вращались сияющие миры. Клейн огляделся с заметным сомнением.

– Смит, вы можете сказать, где прячется существо?

– Нет. Сферы излучают. И потом, зеркала. Может быть, красиво, как говорит Лоэ, но сложно ориентироваться.

Клейн тихо продолжал:

– Лучше вызвать помощь, но Кретон упрям как все представители его вида. Бессмысленно заговаривать о содействии. А у нас вообще оружия нет.

– Одного его тоже бросать нельзя, существо опаснее, чем можно судить на первый взгляд.

– Идём к нему, – согласился Клейн. – Лоэ, подождёте нас в коридоре?

Он едва успел договорить. Всё произошло стремительно. Кретон вскинул оружие, энергетическая волна разнесла вдребезги огромный зелёно‑голубой шар, но блестящие осколки ещё разлетались, потусторонне звеня, когда существо, появившееся неведомо откуда, схватило берена и взмыло с ним вверх, под высоченный купол зала.

Клейн в два прыжка добрался до оброненного оружия, подхватить и вскинуть было дело мгновения. Поздно! Возможность стрелять он упустил, здесь не помогла бы и снайперская винтовка. Существо металось под куполом, издавая тот же пронзительный визг, как ножом по стеклу, а капитан Кретон болтался в его щупальцах или лапах безвольной куклой. Скорее всего, берен потерял сознание.

– Убьёт же! – в ужасе закричал Лоэ. – Клейн!

– Что я могу сделать? – откликнулся верон. – Конус поражения на таком расстоянии обязательно накроет обоих.

Он держал оружие в готовности, но наверху крутилась карусель из чужого и своего.

– Клейн! – взмолился Лоран.

– Оружие не бьёт точечно! – резко ответил Густав. – Слишком далеко! Когда два тела слились почти в одно, стрелять можно лишь в упор!

Прозвучало как призыв к действию или прямой приказ – Смит презрел детали. Он начал действовать. Ноги, точно пружины, взбросили тело вверх, а превращение произошло уже в воздухе. Первый взмах широких крыльев так энергично тряхнул атмосферу, что Лоэ пошатнуло воздушной волной. Смит по широкой спирали взлетел под купол. Его пронзительный крик, почти такой же неприятный как у существа, прорезал пространство. Смит заложил последний вираж и полетел в угон. Казалось, что существо уклонится от битвы, но оба вдруг неуловимо сместились и сошлись среди всей этой беренской красоты.

Клейн и Лоэ, запрокинув головы, смотрели снизу, ошеломлённые первобытной свирепостью единоборства. Сплетясь, противники яростно закружились вверху. Истошный визг терзал уши, уходя куда‑то за пределы слышимого диапазона. Воздух пропитался страхом. Один из шаров звонко лопнул, накрытый резонансом или ужасом.

А потом существо отпустило Кретона, и беспомощный берен по крутой траектории полетел навстречу твёрдому каменному полу. Ситуация теперь потребовала совсем иных действий.

Клейн бросил оружие и устремился навстречу. Вначале казалось, что он опоздает: ноги скользили по зеркальной поверхности, да и падать всегда быстрее, чем бежать, но Густав успел. Он поймал капитана в прыжке и сделал всё, что было в его силах, чтобы смягчить падение, хотя удар вышел так силён, что на время совершенно вывел верона из строя.

Лоэ вдруг понял, что остался один. Он растерянно огляделся. Кретон в обмороке или мёртвый лежал на полу, рядом боролся с болью явно живой и даже в сознании, но совсем беспомощный Клейн. В воздухе метался визжащий клубок сплетённых тел, и никому не пригодившееся оружие валялось у самых ног Лоэ.

На мгновение Лоран почувствовал себя брошенным и беззащитным. Что он способен сделать один – хлипкий человечишко? Бежать за подмогой? Ступни приросли к полу. Лоран сообразил, что не страх причина его ступора. Здесь друзья, и он не бросит их, даже если на выбор предложены всего две вещи: умереть быстро или в долгих мучениях.

Тут Смит яростным, может быть, последним усилием, увлёк противника в падение, и оба рухнули на пол зала, вцепившись друг в друга, продолжая сражаться.

Плохо понимая, что делает, но точно зная, что предпринять что‑то нужно, Лоэ нагнулся. Оружие охотно улеглось в ладони, онемевшие ноги как‑то принесли к дерущимся, отчаянный вопль укрепил боевой дух. Лоран приставил истекатель к тому, что выглядело зелёным, а не чёрным, и палец автономно от потрясённого сознания потянул спусковой крючок.

Разумеется, Лоэ держал оружие неправильно, мощность на выходе не скорректировал (если честно, Лоран ничего не знал о существовании подобных мудрёных вещей), поэтому отдача вломила крепко. Лоэ подбросило в воздух, и он едва понял, как опустило на пол. Он покачнулся, но устоял. Смит бессильно повалился на спину. Лоран ещё не мог понять, цел вампир или нет, а вот его противник перешёл рубеж притворства. Отчаянные беспомощные конвульсии выталкивали наружу скрытые прежде детали. Чужак умирал. Лоэ увидел полупрозрачные внутренности. Он хотел отвести взгляд, но не успел. Вид развороченного, местами обугленного нутра произвёл своё роковое действие. Оружие выпало из ослабевших пальцев, Лоэ пошатнулся и рухнул на многострадальный пол парадного зала.

У Клейна болевой шок почти прошёл, Густав с трудом перевернулся на живот, ещё через мгновение ему удалось приподняться. С тревогой он оглядел поле битвы. Смит оттолкнулся от поверженного существа, отполз прочь. Ему здорово досталось в схватке. Помятый и измученный он с трудом смог вернуться в человеческий облик.

– Как вы, Смит? – быстро спросил Клейн.

– Всё хорошо, – ответил Смит.

– Что с Лоэ?

Смит оскалил зубы в усталой усмешке.

– Ничего страшного. Просто обморок. Артистическая натура. Развитое воображение.

– Это опасно?

– Нет.

Смит сел, потом медленно, без обычной грациозной лёгкости поднялся на ноги. Клейну тоже удалось встать. Он оглянулся на приходящего в себя Кретона. Предложить помощь – значит обидеть. Берен сам разберётся со своими трудностями.

– Существо убито, – сказал Смит, отвечая на висящий в воздухе вопрос.

Останки пробудили у обоих любопытство. Вампир внимательно разглядывал поверженного противника. Клейн стал рядом, испытывая удивительное ощущение единения. Друзья прошли проверку боем, по жилам ещё бегали последние сполохи догоравшего азарта. На Кретона оба старались смотреть реже, давая возможность берену собраться с разумом вне посторонних глаз.

17
{"b":"254823","o":1}