ЛитМир - Электронная Библиотека

– Локатор утверждает, что все коридоры имеют выход на поверхность планеты.

– Тогда в чём затруднения? Бросьте монетку, в конце концов.

– Совет неверный! – тихо сказал Лорану Клейн. – У монетки две стороны, а варианта три!

– Бросьте трёхгранную монетку.

Шутка прошла мимо ушей. Товарищи Лоэ держались бодро и чётко различали окружающее. Что‑то встревожило их, хотя все трое пребывали в затруднении. Внезапно вампир резко втянул носом воздух. Обычно он производил шум лишь, когда разговаривал, и Лоран поглядел на него с изумлением.

– Пахнет! – сказал Смит сквозь зубы.

– Чем? Грядёт опасность?

– Странная смесь.

Клейн и Кретон беспокойно осмотрелись, поглядели друг на друга. Их ощущения носили смутный характер. Кретон покосился, на приборы, но успел уже убедиться, что толку от них меньше, чем от вампира. Смит продолжал насторожённо прислушиваться, потом медленно отступил, рука его машинально задвинула Лорана за спину. Поскольку этот жест в точности отвечал заветным желаниям самого Лорана, возражений не последовало. Протянулось несколько минут выжидательной тишины, потом Кретон и Клейн почти одновременно почувствовали то, что ещё раньше обнаружил вампир. Оба повернулись к самому дальнему ходу, а потом повторили движение Смита, отодвинувшись в сторону. Лоран последним ощутил чужой запах. Затем донёсся странный стёртый шорох, словно тяжёлый мешок тащили по грубой поверхности. Почти сразу из дыры показалось нечто, и Лоран понял, что оно большое.

Три образования, похожие на змеиные головы ощупывали пространство перед собой, а следом сегмент за сегментом тянулось тело, слишком обширное для узкого тоннеля. Туловищу помогали щупальца, с усилием проталкивающие плоть сквозь узости норы.

Четверым исследователям сделалось не по себе, но к чести их держались они спокойно. Новооткрытый обитатель планеты Эолы наткнулся на чужеродные объекты внезапно. Одна из голов коснулась Кретона, оказавшегося ближе всех. Капитан, как и положено берену, не отступил ни на шаг. Лоран подумал, что демонстрация несокрушимой силы духа при данных обстоятельствах выглядит слегка неуместной, но озвучить своё мнение постеснялся, точнее занят был другим. Он рефлекторно зажмурился, опасаясь, что подобное поведение чужака может показаться местному жителю грубым, но контакт развивался мирно, и любопытство пересилило страх. Лоран снова открыл глаза, чтобы наблюдать продолжение. Неведомое существо застыло, словно в раздумье, замешательство продлилось едва минуту, затем тело втянулось в оставленный путешественниками коридор, и скоро исчез последний его сегмент. Обошлось, и человек ощутил что‑то вроде лёгкого разочарования. Потом сообразил, как повезло всем четверым, что узкий тоннель остался позади. В тесноте животное просто раздавило бы их, даже и не питая враждебности или познавательного интереса.

– Вовремя мы оттуда убрались! – прошептал Лоран.

– Верно, – так же тихо согласился Клейн. – Опасно торчать на дороге у столь габаритного исследователя. Интересно, почему он проигнорировал нашу команду?

– Осязал скафандры, и принял за часть пейзажа, – догадался Лоэ. – Теперь один из коридоров отпадает. Я боюсь очутиться в логове такого большого зверя. Вдруг их много? Вряд ли разумно проверять эту гипотезу.

– Почему же? – возразил Клейн. – Любопытно взглянуть, откуда взялось непонятное существо. Как вы думаете, Смит, это хищник?

– Густав, вы видите здесь что‑либо, всё равно движущееся или нет, чем могла бы питаться такая крупная особь? Вот и я не вижу. Если подумать, странно.

– Зверюга отказалась питаться нами, и это само по себе хорошо, – сказал Лоран. – Пора решать, по какой дороге пойдём. Можно устроить голосование. Поскольку коридоров три, а нас четверо, один из путей однозначно получит большее число голосов.

Лоран говорил легкомысленным тоном, хотя уверенность его таяла. Размеры обитателя подземелий произвели сильное впечатление. Лоран ощутил настоятельную потребность как можно быстрее исчезнуть из пещер, ему казалось безосновательным сомневаться в том, что остальные рассуждают аналогично. Лоран забыл принять во внимание различие между собой и спутниками. Неожиданно заговорил Смит.

– Вы ошиблись, Лоэ. Здесь четыре дороги, а не три.

– Да, но четвёртый путь означает возвращение, и обещает больше всего неприятностей, разве мы прибыли сюда затем, чтобы на них нарываться?

– А разве нет? – возразил вампир. – Трудно сказать, что собой представляет животное и каков его метаболизм, а также пищевые предпочтения, но тревожно, что вопрос остался открытым. У меня, как у хищника, свой взгляд на предмет. Размеры организма превышают допустимые пределы. Он не может существовать. Если существует, значит, тому должно быть разумное объяснение.

Клейн и Кретон с любопытством наблюдали за спором, сейчас они очень походили друг на друга.

– В том, что говорит Смит, бесспорно, есть резон, – заявил Клейн. – Вот только найдётся ли время на эксперименты?

То ли Кретон заразился авантюризмом новых товарищей, то ли стыдно было выглядеть трусом в глазах извечного соперника, но капитан почти не колебался.

– Рискнём, – сказал он и первым углубился в только что оставленный коридор.

За ним устремился Клейн, потом Смит, и, наконец, с тяжёлым вздохом и такими же предчувствиями – Лоэ.

Идти вниз оказалось легче, и передвигались довольно быстро, даже Лоран почти успевал за остальными. Казалось, что после проползшего монстра должна была остаться слизь, а то и что‑либо более неприятное, но стены выглядели чистыми, даже запах практически стёрся. Иногда Лоран начинал думать, что чудовище ему просто померещилось. Впрочем, товарищи держались уверенно, и азартная погоня продолжалась.

Друзья спешили, но нагнать обитателя этих мест не смогли, и когда достигли так недавно оставленной пещеры, события предстали в самом разгаре. Невозможно было теперь определить, кто напал первым и почему, поэтому, внезапно оказавшись на поле боя, все четверо приостановились, пытаясь сходу решить трудную задачу собственного места в наблюдаемых событиях.

Эолийцы атаковали сверху, и в немалом количестве, а гигантский пещерный червяк держал оборону. Он и в узком коридоре произвёл впечатление шустрого существа, а на просторе показал себя как успешный боец. Все три отростка энергично поворачивались и выплёвывали в нападавших сгустки какого‑то вещества. Эолийцы довольно успешно увёртывались, а снаряды, падая в воду, заставляли её яростно кипеть.

В руках у Кретона и Клейна как по волшебству появилось оружие, и, несмотря на серьёзность момента, Лоран мысленно усмехнулся: он догадывался, что тогда на берегу озера демонстративно оставлено далеко не последнее.

Сражение продолжалось. Пришельцев из иных миров игнорировали обе стороны, и они получили великолепную возможность вообще оставить в покое чужую, отвергаемую сердцем и разумом войну. Это был не их бой, и самым разумным казалось развернуться и уйти, но команда осталась на месте. Теперь предстояло сделать следующий выбор. Все четверо колебались. Рассудок молчал. Ещё меньше помогали эмоции. Даже пострадавший от эолийцев Кретон медлил вновь рассматривать их как врагов. Впрочем, дружить тоже пока не спешил.

Вампир по какой‑то причине ближе всех принял к сердцу развернувшиеся события. Лоэ увидел, что Смит взволнован. Глаза мерцали ярче обычного, ноздри раздувались, втягивая стылый пещерный воздух. Вампир или переживал драматизм минуты, или почуял в атмосфере нечто задевающее лично его.

Конечно, Лоэ попытался бы расспросить, потому что неуёмная любознательность лежала в основе его характера, но тут один из плевков червя достиг‑таки цели. Подбитого эолийца отбросило в сторону, и всем четверым чужакам показалось, что они услышали крик. Корчась в муках, эолиец начал падать в кипящую воду, и тогда Смит первым принял сторону одной из сторон. Моментально освободившись от защитной одежды, он выбросил тело в воздух. Крылья взметнули ветер, вампир преодолел невеликое расстояние, руки его подхватили падающего эолийца у самой воды. Он успел в последнее мгновение. Вообще всё мероприятие выглядело на редкость рискованным. Тяжело, почти на грани возможного Смит набрал высоту. Вампир явно стремился выйти за пределы боевого пространства и спасение раненого считал единственной задачей. Несвоевременный гуманизм его подвёл. Когда вампир со своей ношей повернул к берегу, один из снарядов червяка достал и его.

32
{"b":"254823","o":1}