ЛитМир - Электронная Библиотека

Собственно говоря, сгусток вещества задел вампира по касательной и совсем не сбил, но Смита развернуло в воздухе, и он начал терять с таким трудом набранную высоту. Вампир отчаянно взмахнул крыльями, пытаясь удержаться над озером. Второе попадание могло окончиться скверно, и всё же Смит цепко держал ношу.

Клейн решился. Выбор выбором, однако, оставлять товарища в беде – последнее дело. Вполне достаточно, что решение принял Смит. Густав вскинул оружие и выстрелил в червяка. Казалось, мощное изобретение могучей цивилизации размажет примитивное существо по окружающим скалам, и война закончится, едва начавшись, но действительность как всегда обманула надежды. Там, где энергетическая волна соприкоснулась с лоснящимися боками монстра, вспух гигантский волдырь, лопнул, и из поражённого сегмента вывалилось содержимое. Кретон выстрелил секундой позднее. Реакция у берена была не хуже, чем у верона, просто ему пришлось пережить на один шок больше: ведь он впервые увидел воочию метаморфозу вампира. Лопнул второй сегмент, огромное тело задёргалось в конвульсиях, но не сдохло, как следовало предположить. Из зияющих отверстий выпали серые куски плоти и начали двигаться, собираться в самостоятельные живые существа. Эти личинки мало походили на породившее их создание, но сутью обладали той же. В верхней части почти сразу выделились бьющие отростки, правда, по одному, но для дела этого оказалось достаточно. Личинки открыли прицельную стрельбу по обидчикам, то есть, по Клейну и Кретону.

Верон и берен имели боевой опыт. Без единого взгляда или слова, они моментально сплотились. Недавние враги обернулись единой ратью. Сражение продолжалось. Хотя действия новорожденных червяков поражали активностью, долго противостоять огневой мощи и профессиональным навыкам берена и верона они не могли. Малые размеры и проворство противника затруднили прицеливание, но на уничтожение каждой личинки хватало одного энергетического заряда.

Большой червяк начал проявлять заметное беспокойство. Ещё один сегмент тела задёргался и лопнул изнутри без всякого воздействия извне. Новая волна личинок целенаправленно хлынула на Клейна и Кретона. Оба бойца, впрочем, восприняли новое событие хладнокровно. Проворством они не уступали противникам, а защитная одежда уберегала от поражающей субстанции. Сражение вышло ожесточённым и скоротечным, затем сверху навалились эолийцы, и главный червяк спасовал. Изуродованное тело приняло в себя выживших бойцов, неуклюже втянулось в тесный коридор и исчезло, оставив на камнях куски подгорелой плоти. Преследовать монстра никто не рискнул.

Смит, в последний раз тяжело взмахнув крыльями, стал на осквернённый боем берег. Эолийцы почти сразу подхватили раненого и унесли прочь. Вампир мельком посмотрел им вслед, впрочем, его интерес к чужому горю почти угас. Смит подбежал к своим. Ладони сжали плечи человека, брови озабоченно нахмурились.

– С вами всё в порядке, Лоэ?

Только теперь Лоран Лоэ начал приходить в себя. Пока остальные активно участвовали в процессе, он стоял посреди схватки, застыв столбом. Его проигнорировали и свои, и чужие, он единственный оказался сторонним наблюдателем, и сейчас даже затруднялся объяснить, почему нашло оцепенение, лишь по счастливой случайности не оказавшееся роковым. Не то чтобы Лоран испугался или растерялся, всего лишь прирос к месту.

Наверное, трудно сделать выбор, ещё сложнее довериться чужому. Нравственный ступор понемногу отпускал. Мучительное ощущение растворилось.

– Всё хорошо, – сказал он Смиту.

Шлем закрыт, а как это произошло, Лоран не помнил, осталась уверенность, что событие вершилось без его участия. Следовательно, за предосторожность следует благодарить кого‑то другого, скорее всего, того же Смита.

– Спасибо! – сказал Лоэ вампиру и с беспокойством оглядел товарища, вспомнив, как достал его один из снарядов червя.

Смит понял тревогу и, успокаивая приятеля, улыбнулся.

– Странно, но меня субстанция не обожгла, хотя почти сбила, – сказал он.

Ещё несколько мгновений Смит вглядывался в лицо Лоэ. Повода для паники, как будто, не обнаружил. Успокоившись, он совершил метаморфозу. Схватка прошла для него бесследно. Вампир оглянулся и несколько мгновений разглядывал тёмную воду – местами водоём ещё кипел.

– Не хотел бы я упасть в озеро, хотя трудно сказать, почему. Странные ощущения возникают в непосредственной близости от воды.

К друзьям подошёл Клейн. Лоран обратил внимание на то, как легко, свободно и расковано он двигался. Верон выполнял привычную работу. Всегда комфортно заниматься тем, что умеешь делать хорошо. Ловко перезарядив оружие, Клейн сказал.

– Эолийцы опять смылись!

Человек и вампир посмотрели по сторонам. Воздушное пространство и береговой склон опустели. Капитан Кретон, методично отбиравший пробы обугленных останков, был не в счёт.

– Да, – легко согласился Смит.

Он подобрал скафандр и влез в него. Кретон завершил работу. Укладывая контейнеры в рюкзак, сказал, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Хотелось бы ещё понять, что здесь произошло.

Несмотря на откровенную размытость фразы трое друзей великолепно уяснили, что имел в виду капитан. Клейн шагнул вперёд и стал справа от Смита, Лоэ пристроился слева. Получалось, что спровоцировал огневой контакт вампир. Друзья приготовились отстоять его точку зрения, презрев отсутствие своей.

Сплочённость команды произвела неожиданное впечатление на капитана Кретона. Он не рассердился, а скорее заинтересовался. Амбиции временно отступили. Вместо того чтобы призвать к скорому возвращению, а то и отдать соответствующий приказ, капитан отошёл в сторону и сел на камень.

– Привал, – заявил берен, снимая и расстёгивая рюкзак. – Нужно прийти в себя, и я действительно хочу понять, что случилось. Меня тревожит справедливое замечание Смита о том, что такому большому существу здесь нечем питаться, кроме как эолийцами и нами.

Лорану мысль тоже показалась любопытной, да и предложение отдохнуть прозвучало заманчиво. Он первым решительно устроился против капитана. Густав снабдил Лоэ консервами и сам охотно присоединился к трапезе.

Смита подобные пустяки волновали меньше всех, странная дрожь волной прошла по его телу. Слабость настигла внезапно. Смит лёг у стены и затих. Трое остальных некоторое время, молча, жевали. Помалкивал даже Лоэ. Он внимательно вглядывался в тёмную воду, пытаясь понять, почему она беспокоила вампира.

Поскольку двое друзей продолжали хранить молчание, капитан Кретон заговорил первым:

– У вас, Лоэ, есть соображения о смысле действий, что мы здесь наблюдали?

Лоран отвлёкся от тёмного озера и с любопытством поглядел на берена. Вопрос, если его можно было так назвать, человека откровенно позабавил.

– Смит прав, – заявил он. – Животное такого размера не сможет прокормиться там, где и еды‑то нет. Рассматривать в качестве пищи эолийцев – несерьёзно, что же касается нас четверых, то мы проигнорированы как источник калорий, думаю, что бессмысленно возвращаться к этой теме.

Взгляд, которым надменный некогда берен окинул человека, следовало охарактеризовать как хмурый, но Лоэ привык. Сейчас чувствовал себя вполне уверенно: не он ведь в труппе новичок. Капитан Кретон продолжал:

– Тогда объясните, если понимаете, что здесь делает это животное.

– Мы выяснили, что оно ничего не может здесь делать, – ответил Лоран, сдерживая улыбку. – Мы даже установили, почему. Опасно упорствовать в заблуждении, пора приступить к поиску истины. Нужно мыслить смелее и проще. Если животное не может существовать в этих условиях, значит, его здесь нет, ну а поскольку мы его всё‑таки видели, вправе предположить, что это не животное.

Если у Клейна смутные догадки по поводу сделанных Лоэ выводов, пожалуй, имелись, то для капитана Кретона версия прозвучала внезапно. Берен был озадачен настолько, что эмоции проступили на лице сквозь скучное бесстрастие обычая. Лоран продолжил:

– Можно, конечно, предположить, что существо поедает камни на пути, но гипотеза представляется маловероятной. Всё что мы наблюдали, противоречит ей.

33
{"b":"254823","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Она – его собственность
Статистика и котики
Убежище
Город женщин
Лоренцо Великолепный
В рассветный час
Лабутены для Золушки
Лекс Раут. Чернокнижник
Влюбить за 90 секунд