ЛитМир - Электронная Библиотека

Лоэ охватило чувство близкое к ярости. Происходящее отдавало нарочитой нелепостью. Живущий в Лоэ артистизм был оскорблён. Лоран схватил ближайший стул и двинул по скользким каменным плитам. Ребро сиденья ударило Бердета в подколенки, с ног, конечно, не сбило, но на мгновение человек отвлёкся. Смит, обогнув стол с другой стороны, оказался за спиной Лоэ.

– Прошу прощения, – нахально сказал Лоран. – Я нечаянно. Поскользнулся. Полы тут скользкие, прямо лёд. Надеюсь, я не сильно вас ушиб?

Он пошёл прочь следом за Смитом. Всё пошло скверно с самого утра, а может быть, со вчерашнего дня. Уже тогда зародились неясные сомнения, и Лоэ решил серьёзно поговорить с вампиром. Дорожка поднялась на красивые скалы, привела в уединённое, тихое место, люди остались где‑то далеко. Лоэ догнал Смита, пошёл рядом.

– Что случилось? – спросил он.

Смит помедлили с ответом, Лоэ на мгновение показалось, что совсем промолчит, но всё же они оставались друзьями. Смит повернулся к Лорану и снял тёмные очки.

Лоэ точно ударили. Вмиг заледенели виски, а уши, наоборот, охватило жаром. Во рту пересохло, и Лоран торопливо облизал губы.

– Что случилось? Сегодня, здесь? Нет, нет. Ещё вчера мне стало не по себе, но я думал – мерещится. Полагал, что у вас плохое настроение, впрочем, вздор! У аристократов не случается плохого настроения – дрессированы с детства. Простите, Смит.

– Так заметно? – безразлично спросил Смит.

– Нет! – честно ответил Лоэ. – Не заметно, просто я хорошо вас знаю, и ваше благополучие мне дорого.

Лоран говорил правду. Посторонний ничего не прочёл бы на этом лице, кроме неизменного высокомерия, и только Лоэ увидел, что в самой глубине глаз появилась странная, почти неосознанная боль. Вампиры не испытывали боли, и, следовательно, в глазах Смита поселилось нечто иное и куда более пугающее: страх.

– Нам следует поговорить, – сказал Смит. – Вернёмся домой.

Обратный путь показался бесконечным. Красоты природы надоели, качка раздражала, солнце светило слишком ярко, от духоты не избавил даже свежий встречный ветер. Лоэ всё время хотел оглянуться, и упорно боролся с этим навязчивым желанием. Смит надел чёрные очки, и вид его опять приобрёл оттенок безупречности – принц, существующий над суетной вселенной. Лоэ восхищался его выдержкой, но теперь понимал, что и Смит: вампир, аристократ, супермен – тоже уязвим, и сейчас самое время оказать ему поддержку, хотя бы частично вернув тем неоплатный долг.

Дом ждал. Ничто не потревожило охранную систему за время отсутствия, хотя Лоран в глубине души этого опасался. Дом сохранил иллюзию безопасности. В обширном холле застоялся тоскливый полумрак, друзья поднялись в гостиную на втором этаже. Смит задёрнул лёгкую штору и снял очки.

– Садитесь, Лоэ. Устраивайтесь удобнее. Разговор пойдёт серьёзный. Я хочу, чтобы вы отнеслись внимательно к моим словам, даже если они покажутся нелепыми.

– Я всегда отношусь серьёзно к тому, что вы говорите, Смит, – ответил Лоэ.

Вампир, против обыкновения, не остался на ногах, а сел напротив.

– Вы умный человек, Лоэ, что не комплимент, а простая констатация факта. У вас наверняка возникает множество вопросов обо всём, что связано с моей подлинной сущностью, но вы сдерживаете любопытство. Поверьте, я ценю вашу деликатность.

Лоэ смутился, словно услышал не похвалу, а порицание. Он не привык к высокой оценке своих заслуг. Смит продолжал:

– Среди множества праздных вопросов, вас наверняка интересовал и самый интригующий из них, а именно: можно ли убить вампира, и как это следует делать.

– Если нельзя убить, думаю, вампиров существовало бы значительно больше, – пробормотал Лоэ, стараясь справиться с эмоциями.

– Вы, конечно, правы, – продолжал Смит. – Прекратить бытие вампира трудно, хотя реально, вот только, руководствуясь методикой, описанной в романах, вы вряд ли добьётесь успеха.

– В самом деле? – заинтересовался Лоэ. – Я так и думал, что чеснок вряд ли поможет. А осиновый кол? Простите, Смит.

– Осиновый кол бесполезен, как и пуля и честный стальной клинок.

– Тогда, остаётся серебро.

Повисла пауза. Лоэ опять мысленно обругал себя за несдержанность.

– Да. Серебро и, как выяснилось, некоторые другие металлы. Здесь тоже не всё просто. Вы наверняка видели, что я касаюсь серебряных вещей и дерзость эта остаётся без последствий.

– Я понял, – тихо сказал Лоэ. – Вы хотите подвести меня к некой мысли, и я, кажется, догадываюсь какой. Вампира уничтожить можно, но труднее, чем принято думать. Это серьёзная работа. Заниматься ей должны профессионалы.

Смит посмотрел на Лоэ, слегка кивнул.

– Да, уничтожением вампиров должны заниматься профессионалы, и прежде они существовали. Эти люди называли себя Адептами Света. Думаю, результатом именно их усилий является тот факт, что вампиров на Земле больше нет.

– А их нет?

Мысленно Лоран часто задавал себе нескромный вопрос, но невольно покраснел, произнеся его вслух. Показалось, что думать о запретных вещах нечестно по отношению к Смиту.

Смит медленно покачал головой.

– Я проверял. Есть способы. Мы умеем искать друг друга. Вампиров на Земле нет, причём, давно. Я уцелел чудом. В результате стечения почти невероятных обстоятельств.

– Не обнаружив на Земле вампиров, вы решили, что и противники их сошли со сцены? – быстро спросил Лоран.

– Я полагал, что мало найдётся охотников тратить жизнь на борьбу с ничем.

– Люди вечно занимаются этим, – возразил Лоэ. – Вы недооцениваете наш идиотизм, хотя немногие из тех, кто сражается с ветряными мельницами, честно принимает их за великанов. Вы полагаете, что Бердет и есть борец со злом во всех проявлениях?

Смит задумался. Литературное отступление от темы он привычно пропустил мимо ушей. Лорану показалось, что вампир ещё раз мысленно оценивал ситуацию, пытаясь дать на свои вопросы другие, менее страшные ответы. Должно быть, не получилось, и он вяло заговорил:

– Уже несколько дней за нами следят, за нами обоими. Осторожничают, но от вампира невозможно скрыть слежку. Вначале, я думал, что развлекается земная контрразведка, они присматривали первое время. Их внимание было оправдано, поскольку на планете мы появились с некоторой помпой. Впрочем, наши эскапады слабо задели интересы Земли, и нас оставили в покое. Сегодня появился господин Бердет.

– Бердет не из той почтенной организации, что первой предъявила на нас права? Вы уверены?

Смит улыбнулся.

– Все спецслужбы до умиления одинаковы. Трогательно берегут любимые методики, и против их постоянства бессилен даже технический прогресс. Люди Бердета ведут себя иначе.

– Чего он добивается?

Смит посмотрел прямо в глаза, и у Лоэ, как обычно, слегка закружилась голова.

– В первую очередь он хочет убедиться, что я вампир.

– Так значит, ещё проверяет? – оживился Лоран.

– Вы же видели, как он старался приблизиться ко мне в людном месте, какой лихорадочный проявлял интерес. Я, было, подумал, что это очередной искатель протекции, их всегда привлекают представители моего сословия, но нет. Те пахнут иначе, да и манеры исповедуют другие.

Лоран кивнул, хотя лишь отчасти понял, о чём шла речь, он сказал:

– Ну да, воспитан он плохо, а почему рассыпал соль? Она тоже средство от вампиров?

– Нет. Думаю, ловкий ход, чтобы отвлечь внимание, – Смит помолчал. – Я почти уверен, что у этого человека находится один из сакральных предметов Ордена. Почувствовал беспощадное зло вещи, заряженной древней магией. Так это называли в прежние времена.

– Он хотел подобраться вплотную и проверить вашу суть с помощью этой штуки? Это опасно?

– Да. Против каждого железа находится свой магнит. Примерно так древние предметы действуют на нас, вампиров. Больно, и теряется способность к сопротивлению, да и на коже остаётся ожог. Теперь, когда верх одержал технический прогресс, вероятно, можно сформулировать происходящее как физический закон. Впрочем, суть дела выше терминов. Спасибо вашей находчивости, Лоэ, а то парень, возможно, добился бы своего.

44
{"b":"254823","o":1}