ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как там дела? – спросил Лоэ.

– За весь день не вышли из дома, теперь я уверен, что там враги. – Вампир взглянул на небо. – Солнце садится. Тревожно, Лоэ.

– Может быть, поищем убежище?

– Здесь его нет. Остров гладкий снаружи и без полостей внутри.

Смит прислушался, тело на мгновение хищно напряглось. Лоэ догадывался, как страшат вампира грядущая беспомощность: унизительная и смертельно опасная плата за совершенство – но чем он способен помочь? Нет рядом воина, что мог обеспечить спящему реальную защиту. Есть никчёмный человек, более чем когда‑либо ощутивший себя бесполезным.

Смит слабел. Лоэ посмотрел на него и увидел, как мрачный закон его природы сковывал волю и сознание. Вампир отчаянно боролся с надвигающимся оцепенением, но чувства и мысли отказывали ему. Ясные глаза замутились, он хотел что‑то сказать и не смог, мягко осел на землю. Тело вытянулось и замерло. Вампир уснул. Лоран машинально поправил на нем сбившуюся куртку. Затем очередной приступ голода напал из‑за угла, пришлось его мучительно переждать. Лоран вылез из кустарника. Снова перед глазами расстелилась морская синь. Остров лежал как на ладони. Лоран улёгся в траву и занялся наблюдением.

Вначале ничего не происходило. Дом выглядел таким же пустым, как утром, только теперь солнце золотило стёкла, опускаясь за море. Интересно знать, почему фанатики отказались от попытки захватить вампира днём? Конечно, они поняли, что солнечный свет для него не слишком опасен, но неужели надеются, что ночью захват пройдёт легче? Или опять примутся стрелять из пулемётов? Когда дело происходит на земле, можно ли рассчитывать на результат? В книжках сказано, что вампиры не боятся пуль, напротив, именно огнестрельное оружие для них безвредно. Разве что, пули серебряные. Надо спросить у Смита. Лоэ выбрал самую аппетитную травинку из тех, что росли прямо перед носом, и попробовал жевать, но необдуманное действие спровоцировало острые спазмы в пустом желудке. Лоэ поспешил выплюнуть стебелёк и судорожно сглотнул горькую, вязкую слюну.

В душе зрел протест. Лоэ по натуре был добродушен, но эти люди перешли некую грань, и поставили себя вне прощения. Лоран, пожалуй, затруднился бы чётко формулировать, в чём именно усмотрел предел, он доверился инстинктам. Наверное, можно охотиться на вампиров, пожалуй, вампиры – зло, но даже зло нельзя уничтожать с радостью в сердце, даже упырю нужно дать способ себя защитить: в суде или в единоборстве. Короче говоря, и в нечеловеческой ситуации надлежит оставаться человеком, и тогда, может быть, вместо ненависти в сердце прорастёт любовь, из милосердия родится понимание. Если бы в плену путешественники начали делить мир на людей, вампиров и пришельцев, даже праха бы от них не осталось и, тем более, доброй памяти. Трудно переступить через внутренние барьеры, зная, что вампир – зло, а пришелец – вовсе неизвестная величина, но они смогли. Нашли хорошее друг в друге и в бывших врагах, и потому выжили.

Между тем в доме начались перемены. Дверь отворилась, появились обитатели. Лоэ встрепенулся. Деревья сада мешали рассмотреть происходящее. Какую очередную пакость задумали фанатики? От нетерпеливого желания узнать Лоэ приподнялся, рискуя себя обнаружить. Вот они выстроились в две шеренги и двинулись к берегу. Шестеро здоровых мужиков. Когда вышли из тени деревьев, Лоэ понял причину странного способа передвижения. Люди несли большую лодку.

Остатки благодушной успокоенности слетели разом. Лоэ метнулся, было, обратно к кустарнику, но там застыл в сакральном забытье вампир. Небо горело закатом. Смит бессилен был помочь себе и ему. Лоран остался совсем один.

Шестеро крепких бойцов скоро прибудут на остров, управятся за пятнадцать минут, а солнце ещё в небе, и слишком долго ждать благословенной ночи. Лоэ вернулся на наблюдательный пункт, припал к привычной, родной земле. Враги спустились к воде, и лодка закачалась на волнах. Люди торопливо садились в неё, спешили. Даже на значительном расстоянии Лоэ увидел, что все они вооружены.

В сердце прокрался холод, зазнобило. Лоран с лишней отчётливостью вспомнил, как пули рвали в клочья сиденье пилота, брызгами разлетались стёкла, как мучительно погибал летательный аппарат.

Лоэ с отчаянием взглянул на солнце. Как медленно дневное светило нисходило в синюю зыбь воды! Он снова повернулся к врагам. Лодка отчалила от берега. Четверо мужчин недружно гребли, двое сидели на корме. Оружие держали на коленях, озабоченно глядя по сторонам.

Побоялись воспользоваться флаером, даже лодочный мотор не включили, должно быть, напугал этих героев устроенный ночью шум, осторожничают, подкрадываясь неслышно. Адептам известно, что вампир спит и беспомощен, всего только трудов прикончить измученного, смертельно напуганного человека. Неужели ему суждено встретить смерть на забытом Богом и людьми клочке суши, на планете, куда абсолютно незачем было лететь? Страшно умирать, но что противопоставить шестёрке убийц? На что способен затравленный, безоружный человек?

Лоэ стиснул зубы, пытаясь унять нервную дрожь. А так ли он беспомощен? Однажды, великолепная команда людей пришельцев и вампиров выбралась из жуткой камеры смерти потому, что не сочла себя побеждённой, и он, Лоран Лоэ, опять в команде. Конечно, шансы малы, но Лоран твёрдо решил испробовать их все. Оружие? Нет. Он плохо разбирается в оружии. Лодка. Обычная. Старенькая. Пластмассовая. Пластик заметно выцвел от солнца и воды. Слишком далеко, видно плохо, помочь некому, Клейна и Смита нет рядом, но страх мобилизовал и он увидел лодку подробно, в деталях, словно находился в ней.

И разглядел слабину. Когда‑то судно вступило в слишком тесный контакт с жёсткими местными скалами. Днище устояло, лишь одна из полос обшивки утратила изначальную прочность. Всю волю, энергию, страх и ненависть Лоран Лоэ вложил в посланный импульс. Голова закружилась, ясно видимая картина померкла. Он с трудом преодолел дурноту, организм содрогнулся от бесплодного приступа тошноты. Немного придя в себя, Лоэ посмотрел в море и едва поверил своим глазам. Лодка тонула. Должно быть, в ней выломался порядочный кусок днища, потому что погружалась она быстро. Один из гребцов резко вскочил, качнулся и довершил катастрофу. Лодка, хлебнувшая воды и ставшая валкой, опрокинулась, и мореплаватели очутились в воде.

Лоэ упал носом в землю, кулаки замолотили неподатливый грунт, из горла толчками рвался смех. Лорана переполнили радость и восторг. Он сумел! Сделал! Обломал проклятых уродов, и сейчас враги барахтаются в воде потому, что он, Лоран Лоэ, их этим обеспечил. Он бросил ещё один осторожный взгляд в море. Увиденное значительно усилило его ликование.

Двое повели себя квалифицировано: уверенно держались на поверхности, подняв оружие над головой, но четверо совсем утратили благоразумие. Трое просто тонули, один способен был кое‑как плыть. Лоэ с удовлетворением наблюдал за тем, как доблестная команда бултыхалась в тёплой воде. Немало помучившись, потеряв и лодку, и почти всё оружие, адепты выбрались на свой остров, что находился существенно ближе. Лоэ полагал, что карательная экспедиция на этом закончится, но ошибся. Двое пловцов, бросив на берегу незадачливых коллег, вошли в воду, намереваясь, по‑видимому, добираться своими силами. С тревогой и вновь проснувшимся страхом Лоэ увидел, как мощно и уверенно люди рассекали волны. Лоран оглянулся, и в душе затрепетала надежда, ведь сияющий диск солнца почти коснулся воды. Вскоре после заката, вампир очнётся от сна. Что случится раньше: его пробуждение или прибытие неумолимых убийц? Лоэ сделал всё, что мог, на время задержал врагов. Прежде, они успевали наверняка, сейчас у каждой из сторон появился шанс. Лоэ огляделся, ладонь уверенно отыскала подходящий камень, пальцы сжали его крепко. Человек исполнился решимости сражаться до последнего.

Пловцы, между тем, приближались. Одежда стесняла движения, хотя незначительно. Наращивая темп, адепты рвались к острову. Оглянувшись в очередной раз, Лоэ увидел, что солнце тонет в море, крошечный кусочек ещё сиял над волнами, но вот канул и он. Сердце дрогнуло. Сумерки сгущались. Наступала ночь. Пловцы были почти рядом. Узкая полоска воды отделяла их от берега, вот и она позади. Враги вышли на мелководье, поспешно выбрались на сушу. Лоэ отступил ближе к кустам, скрывающим друга, сжимая камень изрядно вспотевшей горсти.

51
{"b":"254823","o":1}