ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вечером позвоню. Ты уж извини, но папой я тебя не могу пока называть, мне привыкнуть надо и переварить это все. Да и на вид ты почти ровесник Лены, может чуть постарше, – сказал Василий, подмигнул Сергею и скрылся за дверью.

«Как ей сказать?» - размышлял Вася, пока ехал к своему дому. – «Уж не снится ли мне самому все это?»

Вася открыл дверь и по шуму понял, что мать находится на кухне. Наталья варила суп и попутно смотрела небольшой телевизор.

– К Лене ездил? – спросила она, бросив мельком взгляд сына.

– Да, мам, - ответил Вася с какими-то напряженными нотками в голосе.

– Что-то случилось? – забеспокоилась Наталья. – С Полиной или Леной?

– Нет… я даже и не знаю как сказать… там у нее сидит тот, которого мы выставили за дверь месяц назад. Ты ведь помнишь того типа, который к нам приходил?

– Что?! Этот псих добрался до Лены?! – перепугалась мать. – Что ему надо опять? Ты его выгнал?

– Нет, он и сейчас там сидит.

– Ты с ума сошел! Срочно надо вызвать полицию! Почему он терроризирует нашу семью?

– Я хотел ему морду набить, но тут оказалось такое, что даже и не знаю, как тебе сказать… Оставь пока суп в сторону, сядь и слушай.

Наталья выключила плиту и села на стул и со страхом уставилась на сына.

– Не псих он вовсе, не знаю еще, как к этому относиться, но выдает он себя за нашего отца. Причем не просто выдает, а такое ощущение будто он всю жизнь прожил рядом с нами. Я думал жулик, но оказалось нет… он наш отец в другом образе… Да, он наш отец, но с другим лицом м телом.

– Сынок! Ты что такое говоришь? Мой муж в больнице, а это скорей всего какой-то проходимец.

– Да, мам, я поначалу также рассуждал, решил его проверить. Так он ответил на все вопросы связанные с нашей семьей.

Тут Вася во всех подробностях описал допрос, который он устроил Сергею. Чем больше он рассказывал, тем сильнее недоверие к рассказу появлялось на лице Натальи.

– Сынок, вы с Леной, наверное, пытаетесь меня разыграть. Ты сам подумай – как наш отец мог попасть в другого человека? Это только в сказках бывает.

– Он сам не знает, как это получилось. Мам, давай я его привезу сюда, и ты с ним поговоришь.

– Нет! Я его боюсь!

– Чего боишься? Он обычный человек, только молодой как я и Ленка.

– Вот именно, что молодой человек, а не мой Сергей. Он может вообще из другого мира. А Лена, что? Она поверила в это?

– Лена уже давно поверила, она ждет твоего звонка. Я поначалу разозлился на нее и обозвал доверчивой дурой. Мам, ты его лучше знаешь, чем мы вдвоем. Давай я его привезу сюда, и если он окажется не нашим отцом, то я его выгоню, и больше мы никогда его не увидим. Тем более он сам утверждает, что может исчезнуть.

– Исчезнуть? Куда?

– Откуда я знаю.

– Подожди, сынок, мне надо как-то придти в себя, расскажи еще раз, что он говорил и налей мне стакан воды, пожалуйста… - попросила Наталья.

«Неужели чудеса бывают? Кто этот молодой человек – действительно мой муж или жулик? А может вообще – демон из преисподней», - размышляла Наташа и уже сама не могла понять чего ей больше хочется, чтоб это оказалось правдой или вымыслом.

Вечером в квартире Лены без конца трезвонил телефон. Звонила Наташа и беседовала с Леной, бесконечно выспрашивая новые подробности, и никак не могла поверить в происходящее. Телефонные разговоры продолжались до полуночи.

– Завтра, наверно, сдастся, – сообщила дочь. – Сегодня боится.

– Чего боится?

– Тебя боится. Новость о твоем появлении ее как обухом по голове ударила. Ты у меня ночевать останешься?

– Конечно, если не прогонишь. Мне некуда идти.

– Никто тебя не выгоняет. Матрас надувной с антресоли пока достань.

Подошло время ложиться спать, а они все не могли наговориться. Пока его не было здесь, в жизни дочери произошли большие перемены. Пищекомбинат, на котором работала Лена, разорился: старые методы управления и изношенное оборудование не позволили создать конкуренцию небольшим, но современным фирмам. Все работники разбежались кто куда. Тогда Лена решила осуществить свою заветную мечту – стать автомехаником.

– Все-таки сделала по-своему… – вздохнул отец.

– Зато на меня никто не давил! Ни муж, ни ты, а маме не до меня тогда было. Я обошла все автосервисы и не по одному разу. Везде мне говорили: «Пожалуйста, мадам, у нас есть работа по покраске, по шитью чехлов и восстановлению стекол». Только мне хотелось именно ремонтировать! Столько насмешек пришлось выслушать. В одном из сервисов начальником оказался знакомый парень по школе. Он согласился взять меня с испытательным сроком. Вот уже семь месяцев я там и никуда уходить не собираюсь. Ты не представляешь, как мне там нравится!

–Мда…хм…уф-ф… - продолжал сокрушенно вздыхать Сергей. – Представляю… женщина-автослесарь…

– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь.

– О чем еще думать? О тебе.

–Ты представляешь себе грязный гараж, заставленный машинами. Кругом дым коромыслом, полумрак, слесари с устоявшимся перегаром и трясущимися руками. И где-то между ними бродит твоя чумазая дочь и глупо хихикает от очередного крепкого шлепка по заднице замасленной пятерней...

– Ну не совсем так… но около…

– Нет! Я работаю в современном автосервисе. Сейчас 21 век, автомобили стали совсем другие. Мое рабочее место – это пункт электронной диагностики и мелкого ремонта. Автомобиль заезжает в бокс, к нему подключается разъем со сканером и таким образом определяется неисправность. Допустим, выяснится, что неисправен датчик холостого хода. Я беру инструменты, откручиваю его, иду на склад, получаю новый и ставлю на место. А предвзятое отношение ко мне изменилось после одного случая. В одном из автомобилей под приборной панелью надо было заменить микропереключатель. Возиться с панелью и снимать ее долго и сложно. Ни у кого из мужиков просунуть руку к переключателю не получилось. Кисти у них широкие. А я спокойно вытащила, подключила новый и вставила обратно. С тех пор начальник изменил свой взгляд на женщин в автосервисе. Он теперь считает, что мы работаем аккуратнее, чем мужики. Через полгода обещал послать меня на учебу – повышать квалификацию. Моя успешная работа вдохновила одну знакомую девушку устроиться к нам. Ее взяли, но пока присматриваются. Жаль, что она в другую смену, но мы все равно с ней уже подружились, хоть и раньше почти не общались. Вот так! Оглядываясь на бесцельно потраченные годы, я жалею только об одном…

– О чем?

– О том, что не сбежала от вас после окончания школы! Почему родители должны решать, как мне жить?

– Молодые люди не имеют жизненного опыта и часто налетают на подводные камни, а потом, набив шишек, испытывают глубокое разочарование от неправильно выбранного пути. Мы с мамой хотели, чтобы ты была счастлива и желали только добра.

– Благими намерениями вымощена дорога в ад! Ваши головы забиты стереотипами, которые делают несчастными не только вас самих, но и других. Не так давно на семейном совете мы решили купить автомобиль на те деньги, что ты откладывал. И мама единолично решила, что хозяином будет Вася. А у меня тоже есть водительские права и почему бы мне не отдать этот автомобиль? Я бы также могла свозить ее в больницу или на дачу. А Васе до работы добираться – две трамвайные остановки, но машина все равно должна быть его. Все только потому, что у него что-то между ног болтается? Что молчишь – нечего сказать?

После их разговора Сергей еще долго размышлял над ее словами: «И в кого она уродилась такая, стремящаяся к независимости и самоутверждению? Хотя в Оксанке тоже есть подобные черты. А Василий, оказывается, на мои деньги машину купил, а я-то думал…».

– Вот когда темно, у меня нет сомнений, что я с отцом разговариваю, а при свете уже по-другому, – это были последние слова дочери перед тем, как сон сморил обоих.

В полчетвертого утра их разбудил телефонный звонок.

«Наташа», – догадался Сергей.

11
{"b":"254835","o":1}