ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ирина… не знаю, как вам сказать…

Сердце похолодело – неужели сейчас произнесет что-то страшное?

– Он проснулся.

«Значит жив… а остальное поправимо…» – она облегченно вдохнула.

– И как он?

– Нужно приехать.

– Меня сейчас не отпустят. Я после обеда заканчиваю работу и сразу приеду. Еле отработав положенный срок, Ирина наспех собралась и вылетела на улицу к своей машине. Но едва успела открыть дверцу, как опять в сумочке заверещал телефон. На этот раз звонил лечащий врач Куприянов.

– Ирина Берестова?

– Да.

– Ваш Игорь не появлялся?

– Где?!

– Видите ли, он три часа назад самовольно покинул стены медучреждения, мы его нигде не можем найти. Он ушел, не взяв свои вещи, словно сбежал.

Пришлось Ирине ехать домой, но там Игоря не было. Прождав его два часа впустую, она поехала в лечебницу.

– Как вы так допустили, что у вас сбежал пациент? – накинулась Ирина на врача.

– Женщина! У нас не режимная спецлечебница, а обычная больница. В этом корпусе нет охраны. Здесь все лечатся добровольно. Случаи ухода больных нередки, но они всегда возвращались либо сами, либо с помощью родственников, – отбивался врач.

Врач прав – здесь силой никого не удерживают. Захотел – ушел, захотел – пришел.

«Может, его к родителям понесло?» – мысленно предположила Ирина и набрала номер родителей.

У мамы, как выяснилось, он тоже не появлялся. «Только Марью Андреевну расстроила», – подумала Ира.

– Меня одно беспокоит… – врач замялся. – Дело в том, что когда он проснулся… то…

– Ну что «то»? Говорите!

– Он никого не узнавал, даже своего соседа по палате. А ведь они за последнее время хорошо подружились. К тому же, он заявил, что его зовут Сергей Александрович Ларин. Налицо раздвоение личности. Точно установить диагноз можно будет, когда Берестов снова вернется сюда.

– Сериал закончился, – произнесла Ирина странную фразу.

– Какой сериал? – удивленно вскинул брови Куприянов.

– Ему постоянно снились странные сны. Вернее не странные, а одни и те же люди, но словно из чужой жизни. Он помнил имена всех, кто был там, но не знал своего имени. Я предположила, что если он узнает свое имя, то сны закончатся. Вот и все – герой его снов оказался Сережей.

– Хм… знаете, Ирина… вещи, порой очень загадочные и мистические, находят самое обычное объяснение. Не знаю, что там за «сериал» он в голове смотрел, но больной с именем Сергей Александрович Ларин есть у нас в учреждении. Я просмотрел списки. Общаться этот Ларин ни с кем не способен – его разум на уровне рефлексов. Ваш муж, возможно, где-то видел эту фамилию случайно. Может, на стенде в коридоре, может, в больничном листе. Вот и взял ее подсознательно как первую попавшуюся. Меня больше всего беспокоит тот факт, что больные с подобным диагнозом как бы полностью переключаются на другую личность и не помнят, что с ними происходило до этого момента. Могло получиться так, что, когда ваш муж выходил из больницы, он не помнил свой адрес.

– О, боже! Этого еще не хватало. Так надо ехать туда, где проживает этот Ларин! Проверить на всякий случай, – воскликнула Ира.

– Да, это первое, что мне пришло в голову. Ездил наш санитар Коля Илюшин туда два раза и у дома караулил. Жена Ларина сказала, что к ним врывался какой-то тип: то ли наркоман, то ли сумасшедший, но это происходило давно. А сегодня никто к ним не приходил. Она пообещала, что даст нам знать, если он вдруг придет. В городе есть еще три полных тезки Ларина. Мы решили проверить и их, на случай, если болезнь Берестова не связана с пациентом нашей больницы. Но результат тот же – ни по одному из адресов он не появлялся. Полдня прошло, а звонков не поступало. Видимо, он ушел в другом направлении. Это лишний раз доказывает, что фамилию он присвоил себе чисто случайно.

– А когда он, как вы говорите, «переключится» обратно?

– Вопрос риторический. Таким больным, как правило, достаточно даже самого незначительного стресса, чтобы прийти в себя. Придуманный образ быстро вступает в противоречие с реальным миром, и человек начинает нервничать, метаться.

– Однажды его не было почти сутки. Он вернулся, но ничего не помнил и не смог сказать, где был.

– Вот видите… надо немного подождать.

– Доктор, но все равно вы меня расстроили. Как искать его, если все пойдет не так?

– Если через три дня не объявится, идите в полицию и пишите заявление на розыск. Там такие правила.

Ирина заплакала. Куприянов спохватился и налил ей в стакан воды из графина.

– Ну вы сразу не кидайтесь в отчаяние, авось все обойдется. Поверьте мне, я давно здесь работаю, и еще не было случая, чтобы люди пропадали навсегда.

За дверями кабинета врача Иру встретил Дмитрий Иванович.

– Ирина, что врач вам сказал?

– Сказал – обострение.

– Я тоже так подумал. Обычно он просыпался с утра и долго смотрел в потолок, не говоря ни слова. Тогда я спрашивал: «Что тебе сегодня, Игорек, снилось?». А он мне в ответ рассказывал сны про мою молодость.

– Про вашу?!

– Нет, про то время, когда я был молод. Слушайте дальше. Раз он повернулся ко мне и говорит: «Я вам не Игорь, а Сергей Александрович Ларин». Медсестра таблетки принесла, а он отказался их глотать. Мы же как их принимаем – в рот положим, запьем и потом язык покажем. Нагрубил ей, мол, это Берестову таблетки, а ему на фиг не надо. Она побежала за санитаром, а Игорь тем временем надел сандалии и ушел. Даже сотовый не прихватил с собой.

«Телефон не взял, значит, ниточек никаких не осталось совсем», – подумала Ира.

Прошло три дня, а Игорь так и не нашелся. Берестовы обратились в полицию, на телевидение, к участию в розыске подключились друзья. Прочесали весь город, но он как в воду канул. Поиски ни к чему не привели, время уходило, но никто из родственников не хотел верить в гибель Игоря. Ира терзала себя за то, что никогда не слушала рассказы о его снах. А ведь в этом могла быть разгадка его исчезновения. Обмолвился же он как-то про сестру того мальчика. Оксана как будто. А где ее искать? Всех Оксан в городе не проверишь. В отличие от врача, Ирина в своей версии нисколько не сомневалась. Если случается беда, то куда спешит первым делом человек? К самым родным и близким.

А по ночам Ирине снилось как жалкий, грязный и голодный Игорь роется в мусорных бачках, ища себе пропитание.

Часть 5

Сергей проснулся от легкой головной боли и сразу осознал, что лежит в больничной палате. «Не надо было так долго купаться, вот воспаление легких и схватил», – первым делом подумал он. Мужчина с благообразной внешностью, лежащий на соседней койке в той же палате, заметив, что Сергей открыл глаза, пожелал ему доброго утра и обратился с вопросом: «Что тебе сегодня, Игорек, снилось?».

– Ни черта мне не снилось, чернота и все. Слишком крепко спал. Вы, наверно, что-то напутали: я вам не Игорь, а Сергей Александрович Ларин. Будем знакомы.

Сергей протянул руку, а мужчина пожал ее с нескрываемым недоумением на лице.

– Таблеточки, таблеточки, – вопя, словно базарная торговка, в палату вплыла медсестра с тележкой лекарств.

Благообразный мужчина послушно проглотил таблетки и показал медсестре язык. Сергей громко фыркнул.

– Что смешного, Берестов? Рот открывайте! – повернулась медсестра к Сергею.

– Таблетки для Берестова, вы ему и отдайте, а мне не надо, я здоров.

– Берестов, не хулиганьте, а то санитара позову, – рассердилась медсестра.

– Зовите.

Медсестра исчезла за дверью, а Сергей надел сандалии и пробурчал:

– Рот ей открой, язык покажи, дурдом какой-то тут устроили, вы согласны?

– Ну да… – тихо промямлил мужчина и в знак солидарности с ним покивал головой.

Когда медсестра с санитаром вернулись в палату, Сергей уже был за воротами больничной территории. Несколько секунд назад пробегая по вестибюлю, он увидел себя в зеркало. «Вот черт, я действительно стал другим», – промелькнула мысль.

8
{"b":"254835","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Таинственная история Билли Миллигана
Дом на краю ночи
Forever Young. История Троя Сивана
Соблазн двойной, без сахара
Дружу с телом. Как похудеть навсегда, или СТОП ЗАЖОРЫ
Лев Яшин. Вратарь моей мечты
Китайские притчи
Последнее семейство в Англии
Диктаторы и террористы. Хроники мирового зла