ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выражение признательности

Эта книга появилась на свет очень быстро, поскольку вопросы, которые она поднимает, требуют безотлагательного решения. Я хотел бы поблагодарить редакторов Atlantic Monthly, оценивших важность книги и сразу же согласившихся опубликовать выдержки из нее.

Многие читали рукопись в процессе ее превращения в книгу и участвовали в горячих спорах, которые значительно обогатили сделанные в ней выводы. Особая благодарность Бенджамину Барберу, Эмме Бонино, Роберту Борстину, Леону Ботштейну, Йехуде Элкана, Морту Халперину, Карин Лиссакерс, Уильяму Мейнзу, Биллу Мойерсу, Виктору Осиатински, Полу Соросу, Майклу Вашону, Байрону Вину и Фариду Закария. Помощь в исследованиях мне оказывал Дейвид Стивене. Ивонна Шир помимо того, что печатала и перепечатывала рукопись бесчисленное количество раз, вела исследовательскую работу и координировала проект в целом. В издательстве Public Affairs Питер Оснос, Роберт Кимзи, Клайв Приддл, Мелани Пирсон Джонстоун, Дженни Доссен и Патриция Бойд приложили немало сил, чтобы книга вышла в свет и своевременно публиковались отрывки из нее. Мне было очень приятно встретиться с этой командой еще раз.

Я искренне благодарен всем, кто участвовал в этом проекте.

Джордж Сорос

Октябрь 2003 года

Часть I

Критический взгляд

Глава 1

Доктрина Буша

Принято считать, что события 11 сентября 2001 года изменили ход истории, однако мы обязаны спросить себя, так ли это. Может ли отдельно взятое событие, даже если оно привело к гибели трех тысяч человек, иметь столь далеко идущие последствия? Ответ кроется не столько в самом событии, сколько в реакции на него со стороны Соединенных Штатов, возглавляемых президентом Джорджем У. Бушем.

Конечно, атака террористов сама по себе – исторически значимое событие. Идея захвата пассажирских самолетов и использования их в качестве бомбы отличалась невероятной дерзостью, и ее реализация не могла не быть эффектной. Уничтожение башен-близнецов, в которых располагался Всемирный торговый центр, стало символическим заявлением, моментально облетевшим весь мир, а телевидение, позволившее людям наблюдать за трагедией, придало событию такое эмоциональное воздействие, какого не было ни у одного предыдущего террористического акта.

Цель терроризма, по определению, – устрашение, и атака 11 сентября достигла ее. Большинство американских граждан были потрясены до глубины души. Потрясение ощущалось как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. До этого момента мысль о том, что кто-то может угрожать Соединенным Штатам на их же собственной территории и что жертвами могут быть американские граждане, американцам даже в голову не приходила. Атака лишила людей чувства защищенности. На смену ощущению мирной, спокойной жизни пришло ощущение чрезвычайной ситуации.

Но даже если это и так, то события 11 сентября 2001 года никогда бы не изменили ход истории настолько, не реагируй президент Буш на них так, как он это сделал. Он объявил войну терроризму и под этим прикрытием протащил радикальный внешнеполитический курс, который был сформулирован еще до трагедии 11 сентября.

Основополагающие принципы этого курса выглядят так: международные отношения строятся на основе силы, а не закона; сила доминирует, а закон признает то, что доминирует. Соединенные Штаты, безусловно, доминирующая держава в мире после холодной войны, следовательно, у них есть право навязывать свои взгляды, интересы и ценности миру. Принятие американских ценностей должно пойти миру на пользу, поскольку американская модель доказала свое превосходство. В прошлом Соединенные Штаты не использовали в полной мере свою мощь. Такое положение необходимо изменить. Соединенные Штаты должны заявить о своем главенстве в мире.

Подобный взгляд на внешнюю политику является составной частью комплексной идеологии, которую обычно называют неоконсерватизмом, однако я считаю ее примитивной формой социального дарвинизма. Примитивной, потому что она игнорирует роль сотрудничества в процессе отбора наиболее приспособленных и все сводит лишь к конкуренции. В сфере экономики конкуренцию ведут фирмы, в сфере международных отношений – государства. В экономической сфере социальный дарвинизм приобретает форму рыночного фундаментализма, в международной – оборачивается погоней за американским превосходством.

Не все члены администрации Буша являются приверженцами этой идеологии, однако неоконсерваторы имеют очень большой вес в исполнительном крыле власти, и их влияние значительно выросло после событий 11 сентября. Их идеи были сжато изложены в 1997 году в заявлении о миссии так называемого Проекта «Новый американский век» – мозгового центра неоконсерватизма. Похожий меморандум был подготовлен Министерством обороны еще в 1992 году во время правления администрации Буша-старшего, однако он оказался настолько спорным, что от него пришлось отказаться. Заявление о миссии 1997 года и фамилии тех, кто подписал его, стоит привести полностью.[4]

Заявление о принципах

Американская политика в сфере иностранных дел и обороны потеряла стержень. Консерваторы резко критиковали непоследовательные действия администрации Клинтона. Они также противостояли проявлениям изоляционизма в собственных рядах. Однако у них не было четкого стратегического видения роли Америки в мире. Не было и основополагающих принципов американской внешней политики. Они позволили разногласиям по вопросам тактики помешать достижению согласия по стратегическим целям. Они не настояли на таком оборонном бюджете, который бы обеспечил безопасность Америки и позволил отстаивать ее интересы в новом столетии.

Мы намерены изменить ситуацию. Мы намерены создать прецедент и развернуть движение в поддержку глобального лидерства Америки.

К концу XX столетия Соединенные Штаты прочно заняли позицию сильнейшей державы. Перед Америкой, которая привела Запад к победе в холодной войне, открылись новые возможности и встали новые задачи. Но есть ли у нее видение перспективы, опирающееся на достижения последних десятилетий? Есть ли решимость, чтобы сделать новое столетие благоприятным для американских принципов и интересов?

Мы рискуем упустить возможности и оказаться неспособными решить задачи. Мы проживаем капитал (военные и внешнеполитические достижения), накопленный в прошлые времена. Повороты в международной политике и сокращение оборонных расходов, недостаточная государственная мудрость и неровный стиль руководства все более осложняют поддержание американского влияния на мир. Перспективы быстрой коммерческой выгоды вот-вот возьмут верх над стратегическими соображениями. Все это подрывает способность нации отвечать на существующие угрозы и справляться с грядущими потенциально более серьезными проблемами.

Похоже, мы забыли об основных элементах, ставших залогом успеха администрации Рейгана: вооруженные силы, крепкие и готовые к решению существующих и будущих проблем; внешняя политика, прямо и решительно насаждающая американские принципы за рубежом; руководство страны, понимающее глобальную ответственность Соединенных Штатов.

Конечно, Соединенные Штаты должны проявлять осмотрительность в применении силы. Однако мы не можем уклоняться от ответственности и издержек, связанных с глобальным лидерством. Америка играет ключевую роль в обеспечении мира и безопасности в Европе, Азии и на Ближнем Востоке. Увиливание от этой ответственности поставит под угрозу наши фундаментальные интересы. История XX столетия ясно показывает нам, насколько важно взять ситуацию под контроль до того, как разразится кризис, и ответить на угрозу, пока она не стала роковой. Она учит нас поддерживать идею американского лидерства.

Наша цель – напомнить американцам об этих уроках и объяснить, какие выводы из них следует делать сегодня.

Вот они:

• мы должны значительно увеличить расходы на оборону, если хотим выполнить наши глобальные обязательства и модернизировать свои вооруженные силы в будущем;

• мы должны укрепить наши связи с демократическими союзниками и бросить вызов режимам, которые не принимают наших интересов и ценностей;

• мы должны поддерживать движение за политическую и экономическую свободу за рубежом;

• мы должны взять на себя ответственность за особую роль Америки в сохранении и распространении международного порядка, благоприятного для нашей безопасности, нашего процветания и наших принципов.

Подобная политика в рейгановском духе, опирающаяся на военную мощь и ясность устремлений, может быть не слишком популярной сегодня. Однако она необходима, если Соединенные Штаты намерены воспользоваться плодами успехов, достигнутых в этом столетии, и обеспечить свою безопасность и величие в следующем.

Эллиотт Абраме Стив Форбз Дэн Куэил

Гари Бауэр Аарон Фридберг Питер У. Родман

Уильям Дж. Беннетт Фрэнсис Фукуяма Стивен П. Розен

Джеб Буш Фрэнк Гаффни Хенри С. Роуэн

Дик Чейни Фред С. Икле Дональд Рамсфелд

Элиот А. Коуэн Дональд Каган Вин Вебер

Мидж Дектер Залмай Халилзад Джордж Вайгель

Пола Добрянски И. Льюис Либби Пол Вулфовиц Норман Подгорец

вернуться

4

Project for the New American Century, Statement of Principles, June 3,1997, Project for the New American Ceutury Web site, http://www uewamerican-centnry org.

2
{"b":"25484","o":1}