ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Коллективная безопасность

Американское общество сегодня поглощено проблемой безопасности, и тому есть веские основания. Террористическая угроза реальна, и возможность попадания химического, биологического и даже ядерного оружия в руки террористов нельзя сбрасывать со счетов.

Правильный подход к решению этой проблемы – создание системы коллективной безопасности. Поставить преграду на пути распространения ядерного оружия и международного терроризма невозможно без международного сотрудничества. Мы просто обязаны, как господствующая держава, взять руководство на себя. Терроризм и оружие массового уничтожения превратились в угрозу нашей национальной безопасности именно в силу нашего доминирующего положения. Единственно правильный ответ на угрозу – укрепление структуры коллективной безопасности. Наше определение коллективной безопасности должно быть достаточно широким, чтобы включать в себя все виды конструктивных, позитивных действий, упомянутых выше. Мир ждет от нас именно такого руководства. Когда-то мы его уже осуществляли, и одна из главных причин возникновения антиамериканских настроений в сегодняшнем мире видится как раз в том, что мы устранились от него.

Хотя укреплять структуру коллективной безопасности действительно необходимо, вряд ли стоит думать о полной замене системы национальной безопасности на международную. Такая идея нереальна по двум соображениям. Прежде всего, американская общественность ни за что не поддержит ее. В общественном сознании укоренилось глубокое недоверие к международным договорам и организациям. Конечно, нынешнее негативное отношение – это крайность. Оно взлелеяно сторонниками идеи американского превосходства, которые очень умело воздействовали на общественное мнение. Новое руководство вполне может изменить ситуацию. Но есть еще одно соображение, которое говорит о том, что опасно заходить слишком далеко в подчинении интересов национальной безопасности международным институтам.

В международных соглашениях участвуют суверенные государства, действующие исходя из собственных интересов. Можем ли мы доверить им свою безопасность? Из постулата неотъемлемой ошибочности следует, что ни одно международное соглашение не является абсолютно надежным. Всегда есть вероятность того, что один из участников не выполнит его положения, и тогда нам придется полагаться лишь на собственные силы. Опасность обмана усугубляется тем, что другие участники менее демократичны и не так открыты, как мы. Перед лицом подобной опасности мы также вынуждены идти на обман. Фактически мы располагаем намного большим потенциалом по созданию химического и биологического оружия, чем любая другая страна.

Было бы ошибкой противопоставлять некритическую многосторонность оголтелой односторонности администрации Буша. Подобный подход не только проиграл бы в конкурсе красоты, именуемом выборами, но и не позволил бы обеспечить нашу национальную безопасность. После распада советской империи и в еще большей мере после террористической атаки 11 сентября угрозы, нависшие над нами, приобрели совершенно иной характер. Нам угрожает не обычное оружие какого-либо государства или союза государств. Мы, как единственная оставшаяся сверхдержава, обладаем здесь бесспорным превосходством и можем сохранять его даже при значительно более низких расходах, чем нынешние. В настоящее время мы вкладываем в оборону почти столько же, сколько тратят все остальные страны вместе взятые. Мы намного опережаем их в технологиях. Они, естественно, изо всех сил пытаются угнаться за нами, поэтому мы не можем позволить себе ослабить усилия в сфере технологий. Эту гонку неравных как раз и могло бы замедлить соответствующее международное соглашение. Можно было бы создать систему жесткого контроля соблюдения его положений и возобновлять гонку при малейших признаках злоупотребления. Мы вправе диктовать условия, которые удовлетворили бы нас. Сделать это не позволяет лишь наша собственная позиция: нас не может удовлетворить ничто, поскольку под властью экстремистов мы не приемлем сам процесс.

Глава 11

Мыльный пузырь американского превосходства

Заключительные замечания в предыдущей главе могут навести на мысль, что я окончательно свихнулся в своих политических взглядах. Да, это довольно необычно для меня. Я никогда не принадлежал ни к одной из двух основных партий, прекрасно понимая достоинства и недостатки каждой из них, хотя чуточку больше и симпатизировал демократам. Даже сегодня я сохраняю беспристрастность и вижу немало моментов, за которые можно покритиковать руководство Демократической партии. Раньше я не считал вопрос победы той или иной партии на выборах вопросом жизни или смерти. Теперь считаю.

Столь резкая перемена обусловлена вовсе не странностями моего характера, а качественным изменением той роли, которую Соединенные Штаты играют в мире. Я считаю, что мы прошли равновесную точку и оказались в зоне, далекой от равновесия.

Чтобы пояснить смысл сказанного, я воспользуюсь одной из моих теорий функционирования фондового рынка. На мой взгляд, в том, что происходит сейчас в связи с проведением администрацией Буша политики достижения американского превосходства, есть определенное сходство с развитием ситуации по сценарию «бум-крах», или «мыльный пузырь». Понятно, что сравнение нынешней ситуации с «мыльным пузырем» на фондовом рынке не более чем фантазия, многообещающее заблуждение, однако им грех не воспользоваться, поскольку оно позволяет взглянуть по-новому на затруднительную ситуацию, в которой мы оказались. Мы увязли в Ираке. Как такое могло случиться? Использование сценария «бум-крах» помогает объяснить это.

Особенностью «мыльных пузырей» на фондовом рынке является то, что они не возникают на пустом месте. В реальности у них всегда есть прочная основа, однако реальность искажается в умах участников в результате ошибочных представлений. В Приложении, приведенном в конце книги, продемонстрирована неизбежность расхождения между тем, что думают люди, и реальным положением дел. Обычно процесс самокорректирования не дает этому расхождению выйти за определенные границы: люди замечают, что результаты не соответствуют ожиданиям, и изменяют свои ожидания соответствующим образом. Именно это я называю ситуацией, близкой к равновесию. Бывают, однако, случаи, когда тенденция, существующая в реальности, усиливается предубеждениями или ошибочными представлениями, господствующими на рынке, или наоборот. При развитии событий по сценарию «бум-крах» преобладающее восприятие и сама реальность выходят далеко за пределы зоны равновесия.

В конечном итоге разрыв между реальностью и ее ложным восприятием становится таким, что мыльный пузырь лопается. Именно это произошло в сфере информационных технологий. Технологические достижения были вполне реальными, но их значимость слишком раздули. Поначалу преувеличение ускоряло появление инноваций, однако в конце концов самоуглубляющийся процесс потерял устойчивость. В этом случае бум продолжался дольше, а поворот тенденции наступил позже, чем я и многие другие так называемые эксперты ожидали. Соответственно потрясение оказалось более сильным.

Точно определить тот момент, когда процесс выходит за нормальные рамки и вступает в зону, далекую от равновесия, можно лишь задним числом. На фазе самоуглубления участников рынка ослепляет господствующая предвзятость, и они не замечают растущего разрыва между представлениями и реальностью. Ошибочные представления могут тестироваться, но если тенденция подтверждается, то заблуждение усиливается. Это увеличивает разрыв и закладывает основу для грядущего поворота. Несмотря на то что подобный ход событий кажется жестко детерминированным, развитие ситуации по сценарию «бум-крах» можно прервать на любом этапе и таким образом уменьшить или вовсе устранить его неблагоприятное воздействие. Не так уж часто «мыльный пузырь» раздувается до такого состояния, как во время информационно-технологического бума, окончившегося в 2000 году. Чем раньше прервется этот процесс, тем лучше.

29
{"b":"25484","o":1}