ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
17 потерянных
Слишком красивая, слишком своя
Во имя любви
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Посею нежность – взойдет любовь
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
На струне
Конфедерат. Ветер с Юга
Содержание  
A
A

Разрыв преемственности

События 11 сентября нарушили традицию преемственности в американской внешней политике. Это привело к возникновению ощущения чрезвычайной ситуации, которое администрация Буша искусно использовала в своих целях. Отступления от американских норм поведения, которые в нормальных условиях были бы восприняты как предосудительные, показались соответствующими ситуации, а президент получил иммунитет к критике, поскольку критика в условиях войны нации против терроризма – это проявление непатриотизма. В противовес утверждениям из заявления о миссии Проекта «Новый американский век» наша политика не укрепляет связи с демократическими союзниками, а стоит на пути международного сотрудничества. Между Соединенными Штатами и «старушкой Европой», как ее называет Дональд Рамсфелд, произошел беспрецедентный раскол, когда первые потребовали от союзников беспрекословного подчинения. Одни, подобно президенту Франции Жаку Шираку, сопротивлялись до последнего, рискуя поставить под угрозу свои национальные интересы; другие, подобно британскому премьер-министру Тони Блэру, подстроились под нас в надежде скорректировать наше поведение, заняв неприемлемую с точки зрения электората позицию. Для такой демократической страны, как Великобритания, очень трудно поддерживать союзнические отношения со страной, вознамерившейся действовать в одностороннем порядке.

Разрыв преемственности произошел в результате того, что администрация Буша довела до крайности некоторые идеологические тенденции, которые существовали в Соединенных Штатах еще до того, как Буш занял пост президента. Со времени выдвижения кандидатом на пост президента сенатора Барри Голдуотера Республиканская партия находится под влиянием удивительного союза религиозных и рыночных фундаменталистов. Эти группы подпитывают друг друга – религиозный фундаментализм одновременно служит и противоядием против аморальности рынка, и его прикрытием. Рыночные и религиозные фундаменталисты представляют собой странную пару, вместе их держит успех: действуя совместно, они добились власти над Республиканской партией.

До недавнего времени естественным дополнением рыночного фундаментализма в сфере внешней политики был геополитический реализм, который исходит из того, что государства должны преследовать (и преследуют) свои национальные интересы. Политика достижения американского превосходства является безумной экстраполяцией этой идеи, отражением успеха Америки в превращении ее в единственную сверхдержаву. Неоконсерваторы добавляют толику рвения новообращенных, которой не хватает геополитическим реалистам. Неоконсерваторы считают американскую модель национального успеха высшим достижением и хотят, чтобы остальной мир приобщился к ней. Вот где истоки безумной идеи о том, что мы можем насадить демократию в стране, подобной Ираку, с помощью военной силы. Несмотря на свою влиятельность, поборники идеи американского превосходства не могли взять верх до атаки террористов 11 сентября. Именно тогда внешняя политика Америки оказалась на территории, которую я называю зоной, далекой от равновесия.

Государство сейчас находится во власти экстремистской идеологии, которая изменяет не только роль Америки в мире, но и сам характер страны. Я называю ее экстремистской, ибо, на мой взгляд, она не отвечает убеждениям и ценностям большинства американцев. Единообразные взгляды уже утвердились в исполнительной и законодательной ветвях власти, теперь президент Буш развертывает кампанию по внедрению их в судебную власть. Расхождение во мнениях не допускается. Управление страной стало более авторитарным и жестким, чем когда-либо. Умеренное ядро Республиканской партии постепенно лишается влияния.[7]

Критика, которая имеет принципиальное значение для открытого общества, зажимается и объявляется проявлением непатриотизма. Политика администрации Буша влияет не только на позицию Америки в мире, внутри страны она создает выгоды для богатых в ущерб среднему классу и бедным и укрепляет бессовестный альянс между государством и крупным бизнесом, который президент Эйзенхауэр в свое время обозначил одним термином – военно-промышленный комплекс.

Люди не подозревают, насколько существенны происшедшие изменения, отчасти из-за того, что эти изменения кажутся продолжением тенденций, зародившихся некоторое время назад, отчасти из-за того, что они воспринимаются как издержки войны против терроризма. Тем не менее события 11 сентября знаменуют момент, после которого аномальность, радикальность и крайность превратились в норму.

Глава 2

Война с терроризмом

Террористы представляют огромную угрозу нашей национальной и личной безопасности, и мы обязаны защитить себя и свою страну от них. Организаторы событий 11 сентября застали нас врасплох, но многие меры, которые были предприняты после того дня, однозначно необходимы и уместны. Возможно, еще не все сделано, чтобы не допустить таких атак в будущем. Однако войне администрации Буша против терроризма присущ фундаментальный порок. Она имеет весьма отдаленное отношение к прекращению терроризма и укреплению безопасности отечества, в ней терроризм служит предлогом для развязывания войны.

Говорят, что через 72 часа после террористической атаки в администрации Буша разгорелись горячие дебаты о том, как отвечать на нее. В конце концов возобладала военная терминология.[8]

Война – ложная и вводящая в заблуждение посылка в контексте борьбы с терроризмом. Более уместным был бы подход к атаке 11 сентября как к преступлению против человечности. Преступления требуют полицейских мер, а не военных акций. Для защиты от терроризма нужны меры предосторожности, осведомленность и сбор разведывательных данных, словом, все то, что в конечном счете зависит от поддержки населения, среди которого действуют террористы. Представим на мгновение, что к событиям 11 сентября мы подошли как к преступлению. Мы бы занимались поисками бен Ладена в Афганистане, но не вторглись бы в Ирак. Мы не заставили бы наших солдат выполнять полицейскую работу в ходе полномасштабных военных действий и погибать. Объявление войны против терроризма совпадает с целями администрации Буша, поскольку это предполагает применение военной силы. Однако такой подход к борьбе с терроризмом ошибочен.[9] Для военной акции необходима поддающаяся определению цель, желательно – государство. В результате военные действия направляются прежде всего против государств, предоставляющих убежище террористам. Терроризм же, по определению, явление негосударственное, даже если он финансируется государством. Охота на террористов, превращенная в войну, неизбежно приводит к невинным жертвам. Чем больше невинных жертв, тем сильнее негодование и выше вероятность превращения жертвы в преступника.

Превращение жертвы в преступника

Превращение жертвы в преступника – хорошо известный синдром, который проявляется как у отдельных людей, так и у целых групп.[10] Нередко он наблюдается у диктаторов. Так, Махатир Мухаммад в Малайзии и Роберт Мугабе в Зимбабве постоянно ссылаются на память о колониальных репрессиях, а сами занимаются в той или иной мере тем же.

Пожалуй, самым печальным и сложным примером является Израиль. Евреи были жертвами холокоста, который вполне можно рассматривать как часть процесса превращения жертвы в преступника: Гитлер пришел к власти на волне недовольства, вызванного мирным договором с обременительными условиями и безудержной инфляцией. Он сыграл на том, что немецкий народ чувствовал себя жертвой. Было ли это чувство надуманным или нет, но евреи, и здесь не может быть двух мнений, стали жертвами в буквальном смысле. Во времена холокоста многие евреи шли на смерть как наивные дети, послушно подчиняясь приказам, я видел это своими глазами в Будапеште, когда мне было тринадцать лет.[11]

вернуться

7

Когда два умеренных республиканца, сенаторы Олимпия Сноуи и Джордж Воинович, придерживающиеся консервативных взглядов на финансы, потребовали ограничить размер бюджетного дефицита, они подверглись жестким нападкам в пропагандистских роликах на телевидении, Сноуи выставили в неприличном свете.

вернуться

8

Bob Woodward, Bush at War (New York: Simon and Schuster, 2002), 42

вернуться

9

«Правомерное, или, вернее, неправомерное, использование термина «война» это не просто вопрос законности или семантики Оно имеет более глубокие и более опасные последствия. Объявление войны немедленно вызывает военный психоз, который может отдалить от желаемой цели, а не приблизить к ней. Он порождает ожидание, и даже потребность в эффектной военной акции против какого-нибудь явного врага, лучше всего, враждебного государства – акции, которая принесет очевидные результаты» (Michael Howard, «What's in a Name? How to Fight Terrorism», Foreign Affairs 81, no. 1 [January/February 2002], p. 9)

вернуться

10

Эту идею в общедоступной форме впервые изложил Эрих Фромм [Erich Fromm, The Anatomy of Human Destructiveness (New York Holt, Rinehart and Winston, 1973)]. Криминолог Лонни X. Атенс [Lonme H. Athens, The Creation of Dangerous Violent Criminals(New York, Routledge, 1989)], позднее проанализировал дела наиболее жестоких насильников в тюрьмах США и обнаружил повторяющийся шаблон, молодой человек, подвергшийся насилию, выбирал преступника в качестве модели для подражания; если ему Удавалось уйти от наказания, он доводил жестокость до крайней формы

вернуться

11

В то время я служил курьером в Совете еврейской общины в Будапеште. Мне велели доставить евреям-юристам повестки с предписанием явиться на следующий день в Раввинскую семинарию с запасом еды и сменой одежды. Когда я показал эти повестки своему отцу, который тоже был юристом, он попросил меня предупредить получателей, что это – депортация. В ответ на мое предупреждение один из них ответил: «Они не могут сделать этого со мной. Я всегда был законопослушным гражданином».

4
{"b":"25484","o":1}