ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Слушай, а каким образом ты вышел на связь с уважаемым зайсаном Костькой? — лёжа в супружеской «гражданской» постели, поинтересовалась Кристина.

— Обыкновенным, вау-у-у, — умиротворённо зевнул Мисти. — По телефону. Вау-у-у…

— То есть, он сейчас в Катанде?

— Нет, конечно же. Кочует где-то по Катунскому хребту. Как же иначе? Лето, ведь, на дворе.

— Ничего не понимаю. В пределах Катунского хребта мобильная связь не работает. Сама неоднократно проверяла.

— Ага, не работает. Даже «прямая спутниковая». Ни у кого. Даже у вояк и «эмчээсников». Только телефон Ворона всегда пашет исправно…. Почему так происходит? Не знаю, честно говоря. Наверное, потому, что он — шаман. Настоящий шаман, без дураков, я имею в виду. Вау-у-у…

Глава восьмая. Алтай гостеприимный

Старенький «Boeing 767», слегка подрагивая, прошёл через двухминутную «болтанку» низких светло-серых облаков и, решительно вырвавшись из их вязких объятий, успешно приземлился.

— Кха-кха…. Уважаемые дамы и господа, командир и экипаж нашего воздушного судна поздравляет вас с прибытием в аэропорт славного города Горно-Алтайска, — болезненно откашлявшись, сообщил усталый мужской баритон. — Сейчас — десять часов двадцать две минуты по местному времени. Температура за бортом — плюс семнадцать градусов. До полной остановки лайнера прошу не отстёгивать ремни безопасности и не покидать кресел. Спасибо за понимание…

Ещё через пятнадцать минут пассажиры, спустившись по ржавым ступеням подъехавшего автотрапа, оказались на лётном поле.

Утро выдалось ветреным и пасмурным, но без дождя. На склонах ближайших невысоких сопок лениво и задумчиво клубилась вязкая бело-серая дымка.

— Придётся немного подождать, — сообщила молоденькая стюардесса. — Автобусы прибудут с минуты на минуту и отвезут вас к зданию аэропорта. Не волнуйтесь, пожалуйста…. Я понимаю, что наш самолёт прибыл из самой Москвы белокаменной, и все вы очень торопитесь по важным и неотложным делам. Понимаю. Но ничем, к сожалению, помочь не могу. Чес слово. Просто так сложилось. Ждём, уважаемые…

Автобусы запаздывали.

Зато вскоре рядом с самолётом остановились потрёпанные «Жигули» тёмно-бордового цвета, из которых выбралась молоденькая девица: стройная, невысокая, скуластая, смуглолицая, с угольно-чёрными волосами ниже плеч, заплетёнными во множество тонких косичек, в стареньких голубых джинсах и светло-зелёной футболке, поверх которой была небрежно наброшена суконная чёрная безрукавка, щедро расшитая разноцветным бисером.

— О, алтайские аборигены пожаловали! — обрадовался мордатый и слегка хмельной пассажир московского рейса, на лацкане пиджака которого красовался пафосный «депутатский» значок. — Вернее, аборигенши. Симпатичные такие. Шустрые…. Эй, скво! Не желаешь ли, симпатяшка черноволосая, познакомиться? А потом и пообщаться? Плотно-плотно-плотно?

Но «симпатяшка-скво» не желала: о чём-то наспех пошептавшись со стюардессой, она — буквально-таки вприпрыжку — поднялась по трапу и скрылась в салоне самолёта. А минут через семь-восемь появилась вновь: спустилась вниз по трапу, ловко просочилась через разномастную толпу пассажиров, уселась в бордовые «Жигули», завела мотор и укатила.

— Какая-то здешняя наркокурьерша, так её и растак, — мстительно прокомментировал мордатый депутат. — Приняла некий тайный груз, минуя официальные службы аэропорта, и была, шалава, такова. Надо будет в местную Прокуратуру соответствующую бумагу накатать. В обязательном порядке…

Подкатили автобусы (два обшарпанных ПАЗ-ика), и отвезли пассажиров московского рейса к зданию аэропорта.

Через некоторое время, получив скромный багаж, супруги Писаревы покинули «зал прилётов». Впрочем, по документам они были — «Ивановыми», жителями провинциального Пскова. Да и одеты — как среднестатистические небогатые отечественные туристы, даже и не подозревающие о существовании модных бутиков. Ничего не попишешь, безопасность (по мнению Михаила Абрамовича Михельсона), она превыше всего. А подлые и коварные конкуренты по высокодоходному строительному бизнесу, как известно, не дремлют. Никогда. Как, впрочем, и все прочие меркантильные злодеи, беспрестанно вынашивающие свои жестокосердные планы…

— Хороший здесь воздух, — поставив кожаный дорожный баул на стандартную тёмно-синюю скамью, поделилась своими ощущениями Анна. — Просто замечательный. Очень чистый и свежий. И слегка сладковатый. Так, наверное, пахнет дикий лесной мёд…. Милый, а почему нас никто не встречает?

— Не знаю, — Сергей пристроил тяжёлый брезентовый рюкзак рядом с баулом. — Палыч обещал прислать надёжного и знающего человека. Да и деньги на аренду вертолёта я ещё две недели тому назад перевёл…. В крайнем случае — обратимся к местным полицейским начальникам: мне генерал-лейтенант Костин пару визиток презентовал.

— Побеспокоил, всё же, Николая Семёновича?

— Так, вот, получилось…. Михельсон ко мне всё вязался и вязался, мол, в отпуске обязательно нужна охрана. Обязательно, и всё тут. Ну, я его, липучку белобрысую, и послал — далеко и надолго…. Почему — послал? Потому как вязался. Привычка у меня такая, замешанная на природном упрямстве…. Послал, а после этого задумался. А надумав, позвонил генералу…. Как тебе, кстати, здешние природные пейзажи? Рассмотрела при посадке через иллюминатор?

— Ага, — по-доброму улыбнулась женщина. — Знакомые. Напоминают юг Кольского полуострова, где я родилась: покатые сопки, покрытые смешанным лесом, многочисленные реки, ручьи и озёра. Да и бывала я уже на Алтае. Только западнее… Деревья здесь, конечно, повыше и посолидней. Смотри, — указала рукой, — какая шикарная и разлапистая ель с ярко-изумрудной густой хвоёй. А рядом с ней, как я понимаю, растёт высоченный кедр…

— В бытовом и повседневном понимании это, действительно, сибирский кедр, — раздался мелодичный голосок.

Писарев обеспокоенно обернулся, но тут же успокоился: в нескольких метрах от скамьи стояла черноволосая девица с косичками — та самая, что совсем недавно разъезжала в тёмно-бордовых «Жигулях» по лётному полю аэродрома.

Приветливо улыбнувшись, девушка непринуждённо продолжила:

— Но официальное название этого дерева — «сосна сибирская». Настоящие же кедры относятся совсем к другому ботаническому роду и достаточно широко распространены в южных и восточных горных районах Средиземноморья, а также в западных районах Гималаев. Семена настоящих (официальных), кедров совершенно несъедобны. Они содержат такое огромное количество пахучих смол, что их не едят даже всеядные мыши…. Здравствуйте, Сергей Васильевич. Доброго вам дня, Анна Петровна. Меня попросили вас встретить и проводить.

— И вам, красавица, не хворать, — коротко кивнул головой Писарев. — А кто вас попросил? Иван Павлович?

— И профессор Лазаренко тоже…. Я — Айлу Челпанова, внучатая племянница Ворона живородящего. Только, так сказать, названная. На Алтае и так бывает.

— Очень приятно познакомиться…. А куда — проводить?

— Для начала — до вертолёта. Потом — до базы. То есть, до летнего лагеря-улуса зайсана Костьки, расположенного в урочище Кангай…. Пойдёмте. У меня машина за углом. А в полёте поговорим уже более подробно и вдумчиво. Тем более что и погода улучшается прямо на глазах: облачный фронт постепенно смещается на северо-запад, даже солнышко уверенно проглядывает сквозь прорехи. Значит, и обзор из иллюминаторов будет отличным.

— Одну секунду…. Для чего, Айлу, вы забирались в наш самолёт? Ну, там, на лётном поле, после посадки? Если, конечно, не секрет.

— Какие ещё секреты? — задорно встряхнула косичками девица. — К жениху заскакивала — в щёку чмокнуть. Он, как раз, у меня на этом самолёте штурманом летает. Шагаем, господа и дамы. Шагаем…

«Жигули», сделав двухкилометровый крюк, въехали на территорию частного аэродрома, предназначенного для воздушных судов «малой авиации», и остановились в семидесяти-восьмидесяти метрах от красавца-вертолёта, на пятнистом боку которого наличествовала ярко-алая надпись: — «Aerospatiale Gazelle — 2A».

18
{"b":"254842","o":1}