ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы, что же, ещё не поужинали, однако? — подойдя к костру, удивился шаман. — Сидите с полупустыми мисками…. Небось, однако, анекдоты травили, как у русских и заведено? Ай-яй-яй…. А лошадки чувствуют себя хорошо, однако. Я только что мимо проходил. И, однако, судя по характерным звукам, у моего Темира намечается жаркий роман с Темене…. Что это вы, путники, так требовательно и вопросительно уставились на меня, однако? А?

Естественно, что после этого на зайсана обрушился целый град каверзных вопросов.

— Ничего не понимаю, однако, — состроил честно-удивлённую гримасу Костька. — Какие ещё сиреневые моря, туристические корабли, летающие замки и гигантские «кукурузники»? Что за огромные воины, однако, убивающие друг друга прямо на небе? Поведайте всё толком, однако. Я же не в курсе. С ээзи, однако, общался…

Супруги Писаревы, увлечённо дополняя и перебивая друг друга, подробно рассказали о недавних оптических «картинках».

— Бывает, однако, ва-у-у, — невозмутимо зевнул шаман. — На Катунском хребте — всякое и разное случается. Очень сильная, однако, эта…. Как там, Палыч?

— Очень сильная аномальная зона. Сейчас продемонстрирую, — профессор достал из брезентового вещмешка две деревянные ручки, на которых были закреплены куски медной проволоки, и пояснил: — Это — биолокационная рамка. То бишь, простейшее приспособление, позволяющее определить наличие геопатогенных зон…. Зажимаем ручки в ладонях и приступаем к эксперименту…. Что наблюдаем?

— Проволочки начали активно раскручиваться, — доложила Айлу. — Причём, в противоположных направлениях. Всё быстрее и быстрее. Быстрее и быстрее.

— Первый признак наличия сильнейшей аномальной зоны.

— Во-во, однако, — усмехнулся Костька. — Так что, ничего странного. Совсем…. Ребятки, однако, вам спать пора. Завтра рано встаём, на рассвете…. Кашу доедайте. Чай добивайте, однако. И отправляйтесь по палаткам. Отдыхайте. А я у костра, однако, подежурю. Часа через два с половиной Палыча разбужу. Он потом Сергея, однако…

Через некоторое время Мисти остался у походного костра один. Сидел на гранитном валуне, подбрасывал в огонь дровишки, задумчиво щурился на малиново-оранжевые угли, уплетал — без особого аппетита — кашу с тушёнкой, ну, и размышлял — о всяком и разном. В частности, о том, что в его «лазерно-световом шоу» присутствовали и вороны, и всадники, и слоны с погонщиками, а, вот, никакой кровопролитной битвы там и в помине не было…

Прошло полчаса.

— Мяу, — раздалось рядом.

Артём развернулся на звук и, приветливо глядя на большого чёрно-белого котяру, сидевшего на берёзовой коряге, вежливо поздоровался:

— Доброй ночи, Паслей. Хорошо выглядишь…. Значит, зайсан где-то рядом?

— Мяу-у-у, — важно приглаживая лапой пышные усы, подтвердил кот.

— Тогда веди, бродяга…

Это попахивало откровенным и махровым сюрреализмом: возле крохотного уютного костерка, расположившегося примерно в километре от безымянного ручья, сидели два пожилых алтайских шамана и вели неторопливую беседу. Один старик был одет в нарядный тёмно-бордовый малахай, а другой — в видавшую виды тёмно-зелёную геологическую штормовку. А, вот, лица у шаманов были практически одинаковые — очень тёмные, изборождённые глубокими морщинами. И лица, и глаза, и волосы, и стать. А ещё на нижней ветке разлапистой берёзы, растущей в десяти метрах от костра, сидел, мечтательно щуря ярко-зелёные глазища на светло-жёлтую бокастую Луну, огромный бело-чёрный котяра. Я же и говорю, мол, сюрреализм махровый…

— Значит, параллельно с нами следуют сразу две неизвестные группы? — недоверчиво покачал головой Мисти. — Только с разных сторон? Странность странная…. А откуда, зайсан, вы узнали про это?

— Друзья шепнули, однако, — мрачно усмехнулся Костька. — Знающие. Не сомневайся.

— Хорошо, не сомневаюсь…. Но что им надо? Ну, этим, идущим параллельно? А, зайсан?

— Не знаю, мальчик, однако. Я в ваших современных делах не разбираюсь. Совсем. Думай, однако, сам. Решай.

Через пару-тройку минут Артём достал из внутреннего кармана штормовки маленький металлический кругляшок и, задумчиво глядя на него, произнёс:

— Сделаем, пожалуй, так…

Глава тринадцатая. Путь — как путь

Он проснулся сам, так и не дождавшись, когда это сделает профессор Лазаренко.

«Странно, птичий щебет слышится», — вылезая из спального мешка, подумал Сергей. — «Рассвет? Очень похоже на то. Ага, вон и старина Палыч дрыхнет без задних ног, похрапывая на все лады…. Где же Ворон? Что-то случилось?».

Он, не утруждая себя наматыванием портянок, засунул ступни ног в кирзовые сапоги, набросил на плечи штормовку и, осторожно раздвинув ладонями створки брезентового полога палатки, выбрался наружу.

Там, действительно, безраздельно царствовал ласковый летний рассвет: на востоке по небу вовсю разливалась жёлто-розовая заря, крохотные лесные пичуги буквально-таки сходили с ума от радости, а со стороны соседней поляны доносилось бодрое ржание беспокойного Боронгота.

«Летний ли?», — торопливо проведя по сонному лицу ладонью, засомневался Писарев. — «Скорее уж — летне-переходный. Вон — на склонах ближайших сопок — красные и жёлтые пятна полыхают в полный рост. Это здешние лиственные деревья уже готовятся к приходу осени…. Да и туман чересчур активно клубится по лощинкам и долинкам. А ещё и роса избыточно, на мой взгляд, обильна. Ощущается приближение осени, чётко ощущается…. Говорят, что во второй половине августа в алтайских горах и первые заморозки случаются. Как бы чёрные помидоры морозом не прихватило…. Я, что же, верю в чудодейственную силу этих «волшебных» растений? Получается, что да…. А как тут не поверить? После всех этих «летающих» тарелок, акул в горных речках, змей с «шишками» на хвостах, огромных сиреневых самолётов и «небесных рубок»? Ничего не попишешь: сильнейшая аномальная зона, как выражается наш Иван Павлович. В этих заповедных местах, судя по всему, всё и всякое возможно. Или же очень многое…. Опять же, уважаемый Ворон говорил, что обязательно верить надо, мол, иначе чёрные помидоры «не сработают». Хочешь, не хочешь, а приходится — верить…».

Костёр печально и задумчиво догорал. Вернее, дотлевал: тоненькие струйки ленивого белёсого дыма, уходившие в небо, низенький конус серого пепла и тихое монотонное шипенье — это крохотные капельки росы, выпадая из утреннего туманного воздуха, встречались с одиночными светло-оранжевыми угольками.

Зайсан Костька, плотно прикрыв глаза и опираясь правой рукой на массивный чёрный посох, сидел возле костра — на округлом гранитном валуне.

«Спит, никак?», — нерешительно остановился в десяти метрах от костра Сергей. — «Неудобно как-то — будить старика…. Что же тогда делать? И откуда у него, интересно, взялся этот чёрный приметный посох? Вчера его точно не было…».

— Нет, путник, не сплю, однако, — открыв глаза, басовито пророкотал шаман. — Думаю, планирую, рассуждаю, спорю сам с собой. Полезное, однако, дело. Очень рекомендую…. Почему Палыча ночью не разбудил? Задумался, однако. Задумался. Теперь я долго задумчивым буду. И, однако, не таким разговорчивым, как раньше…. О чём — задумался? О многом, однако. После вчерашнего разговора с ээзи…. Посох? А это я вчера на него своё ружьё обменял…

— Как это? У кого?

— Я же тебе говорю, однако. На скале с ээзи встречался. Потом туда, однако, мой старинный и давний друг подошёл. С ним и обменялись. Нам же вскоре предстоит через ледник перебираться, однако. Как я — через ледник — без посоха? То-то же…. А про чёрные помидоры, парень, ты напрасно, однако, беспокоишься. Заморозки в этом году только в сентябре месяце придут. Не раньше, однако.

— Это вам ээзи вчера поведали — там, на скале? — махнув рукой в сторону, не удержался от вопроса Писарев. — Ну, про то, что я беспокоюсь о чёрных помидорах?

— Нет, не ээзи, однако, — равнодушно поморщился Костька. — У них и других неотложных дел хватает. Более, однако, важных. Просто ты вышел из палатки и подумал: про приближающуюся осень, жёлтые и красные листья, туман с росой, заморозки и чёрные помидоры…. Было такое, однако?

31
{"b":"254842","o":1}