ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Через двадцать пять минут из боковой лощины вернулись удачливые охотники: через левое плечо Костьки были переброшены две упитанные птичьи тушки, связанные за лапки, а кот — важно и горделиво — вышагивал рядом с хозяином.

— Алтайские улары? — обрадовался Лазаренко. — Знатная добыча! Однозначно и всенепременно — знатная и почётная. Поздравляю…. Крупные такие фазанчики, со взрослого серого гуся размером. Может, чуть-чуть помельче. И, конечно же, очень и очень красивые: пёстрые по окрасу — в благородных чёрно-бело-серых тонах…. А как, зайсан, вам удалось сразу двух птичек добыть?

— Просто, профессор. И без особых хлопот, однако. Улары, они же — по большому счёту — курицы. Поэтому, однако, летать совсем не любят. Всё больше на лапах передвигаются, чудаки и чудачки. Особенно — на излёте сытного алтайского лета, однако…. Значит, вышли мы с котом к круглой полянке. Глядь, а там, однако, большая стая уларов пасётся. То есть, ищут птички — усердно-усердно, позабыв обо всём на Свете, — в корнях травы и кустов всяких и разных жучков-червячков, однако. Мы, понятное дело, коварно залегли. И, однако, заняли — ползком — нужные позиции. Началась охота…. Раскрутил я пращу, однако. Метнул камень. И, однако, сразу же подбил первую птичку. Остальные, понятное дело, загомонили испуганно, мол: — «Гуль-гуль! Гуль-гуль-гуль…». И, переваливаясь с бока на бок, бросились прочь, однако. А из густых кустиков — им навстречу — Паслей выскочил. Зашипел, однако, спину крутой дугой выгнул. Страшилище, однако. Самый натуральный горный ээзи…. Ну, глупые улары, испугавшись, однако, обратно побежали. Тут-то я второго и «приголубил». Ничего хитрого, однако…. Можно было и третьего добыть. И четвёртого, наверное. Но, однако, зачем? Нам и двух на завтрак-обед вполне хватит. Да и метательные камушки у меня закончились, однако…. Айлу, займёшься птичками? Заранее, однако, спасибо…. Что ты говоришь? У питерских туристов вещички пропали, однако? Нехорошо это. Совсем даже некрасиво. Кто же мог, однако, это сделать? Паслей, ты не брал?

— Мяу-у-у! — возмутился кот.

— И я не брал, однако, — развёл руки в стороны шаман. — Ни к чему мне, честное слово. Будем считать, однако, что это наша аномальная зона свои аномальные шутки шутит. Бывает, чего уж там…. Ладно, хватит про ерунду, однако. Писаревы возвращаются. Сейчас будем, однако, запускать в строй наш обходной канальчик. А ты, племяшка внучатая, горных фазанов, не отвлекаясь, обрабатывай. Кушать очень хочется, однако…

Гидростроители-самоучки, аккуратно и слаженно работая кирками, вскрыли тоненькую перемычку, отделявшую горную реку от её нового русла. Водица, восторженно и нетерпеливо булькая, устремилась вниз по склону.

— Путь свободен, однако, — объявил через десять-двенадцать минут Костька. — Конечно, часть реки продолжает течь по прежнему маршруту. Но там уже, однако, мелко. Наши лошадки пройдут…. О, жареной курочкой пахнет, однако. Слюнки уже текут. Сейчас перекусим и, однако, дальше поедем. Как и полагается…

В шесть вечера впереди — сквозь скучное смешанное мелколесье — что-то призывно и многообещающе зазеленело.

— Ярко-ярко-изумрудное блюдечко, — поднеся ладонь к глазам, высказался Писарев. — Это, наверное, горное озеро?

— Цепочка круглых и овальных озёр, соединённых узкими протоками, — уточнила Айлу. — На тубаларском языке они называются очень длинно и совершенно неблагозвучно. Переводится же данная фраза как: — «Вода, к которой нельзя приближаться ни в коем случае, если, конечно, не жаждешь лютой и безвременной смерти…». Запретное место, «табу», короче говоря. Для древних жителей Горного Алтая, я имею в виду.

— А для нас? Не запретное?

— Не знаю, честно говоря. Но зайсан сказал, что другой дороги к нужному нам месту нет. Он сам, кстати, называет эти симпатичные водоёмы просто и непритязательно — «Зелёные озёра»…

Вскоре отряд остановился на пологом песчаном берегу, не доехав до кромки воды метров пятьдесят.

— Ой, красотища-то какая! — восторженно ойкнула Анна Петровна. — Такого и в глянцевых туристических буклетах не увидишь. Вода ярко-изумрудная и — одновременно с этим — прозрачная. Высоченные кедры растут вокруг. Воздух хрустальный. Видимость — просто потрясающая: на противоположном берегу каждую ягодку на высоких кустиках голубики можно разглядеть…. Почему так? Очередные местные оптические фокусы? Бывает, конечно…. А ещё здесь — просто замечательная тишина. Чуткая-чуткая такая. Дикая и первозданная…

— Тишина, однако, — согласился Костька. — Только обманчивая она. И, однако, совсем не добрая…. Короче говоря, не надо близко подходить к этому озеру. Нельзя. Здесь станем лагерем, однако. Воду же будем набирать вон в том узеньком ручье…. Лошадки? А они, однако, умные. И сами — ни за что — к озеру не подойдут, однако.

— Ргы-гы-гы! — резко крутнувшись на месте, подтвердил угольно-чёрный Темир. — Йо-хо-хо!

— Успокойся, красавчик, однако…. Хочешь держаться от Зелёных озёр подальше? Держись, однако, не вопрос. Одобряю…

— Совсем нельзя подходить? — уточнил Писарев.

— Чуть ближе можно, однако. Метров на двадцать пять. Но, однако, берегясь.

— А почему? Кого мы должны опасаться?

— Да, живут здесь всякие, однако, — слезая с коня, неопределённо ответил Ворон. — Злые и кровожадные? Мерзкие и отвязанные? Не сказал бы, однако, так. Просто — дикие. А ещё и очень-очень древние, однако…. Ладно, хватит болтать про пустое. Давайте-ка, родные сердца, будем лагерь обустраивать, однако…

«Всё просто, понятно, прозрачно и однозначно. Без моего конгениального Мисти — сто процентов из ста пятидесяти — здесь не обошлось», — мысленно усмехнулась Кристина. — «Наверняка, затейник доморощенный, засел на противоположном озёрном берегу и сейчас усердно настраивает свои хитрые «мистифицирующие» штуковины. Впрочем, оно и правильно: фигурантов надо в тонусе держать, чтобы не заскучали…».

Когда лошади были уже рассёдланы, палатки установлены, а над весёлым костром хозяйственный Иван Павлович подвесил котелок и чайник с ручьевой водой, со стороны озера донеслись громкие всплески.

— Как же так? — обернувшись, ошарашено пробормотала Анна Петровна. — Этого же не может быть…

Действительно, было от чего удивляться и поражаться: метрах в ста двадцати от берега из ярко-изумрудной воды — на фоне светло-малинового заката — высовывалась длинная шея, покрытая крупной серо-чёрной чешуёй. А на этой шее — в свою очередь — располагалась массивная голова-параллелепипед.

— Очень б-б-большая голова, — слегка заикаясь, прокомментировал Писарев. — Наверное, с м-мотоцикл. С м-м-мотоцикл с коляской, я имею в виду…. Глаза — как п-прожектора. Или — как фары маневрового т-тепловоза. Круглые и ядовито-жёлтые. Ядовито-ядовито. С чёрными вертикальными з-зрачками…. А из зубастой пасти — р-рыбина торчит. К-кажется, огромная щука…. Что это, з-зайсан? Вернее, к-кто?

— Их называют — «инги», однако, — невозмутимо пояснил шаман. — Что-то типа — «водяные ящеры». Очень древние, однако, как я уже говорил. В общем-то, они мирные. Но кушать любят, однако. Всех, кого поймают. Поэтому тубалары, однако, к Зелёным озёрам не ходят. Совсем. С незапамятных Времён…. Туристы, геологи и охотники? Нет, сюда им не добраться. Слабо, однако.

— Горные б-бараны не пропустят?

— Шире, путник, надо смотреть на этот Мир, однако. Бараны — слуги. Ээзи, однако, берегут эти тайные и заповедные места. Крепко и старательно берегут. Многие и многие, однако, тысячи лет подряд. Хотя, каждый волен понимать эти мои фразы — по-своему…. Вас сюда пропустили? Так это я ээзи попросил. Покорно и любезно, однако…

Над безмятежными водами озера зазвучали-полетели тоненькие «мяукающие» звуки.

— Паслей? — непонимающе завертела головой Айлу. — Это же он?

— Кот здесь не причём, — восхищённо прошептала Анна Петровна. — Это маленькие инги вынырнули…

Вокруг гигантской жёлтоглазой головы увлечённо плескались, издавая задорные «мяукающие» звуки, две головы маленькие — «закреплённые» на тоненьких бесчешуйчатых шейках.

34
{"b":"254842","o":1}