ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даниэль приветливо ей улыбнулся и кивнул головой, однако, не смотря на всю простоту ситуации, Стеф прекрасно видела, как он напряжен, словно готовится к решающему шагу, поступку. Она улыбнулась ему в ответ и также кивнула головой в знак согласия.

Даниэль с отцом ушли, оставшись одна, Стефания принялась рассматривать диковинные растения, уходя все дальше в глубину холла. Стеф увидела тот цветок, пыльцу которого в качестве завтрака ей предложил муж сегодня утром, не удержавшись от искушения, она нагнулась и кончиком языка попробовала её на вкус прямо с цветка. Да, да - это была именно та самая пыльца.

Разнообразие видов поражало, были растения с неестественно яркой окраской, встречались, словно сделанные из облаков, пушистые и влажные на ощупь, и даже почти прозрачные. Находившись и просмотрев почти все, что там росло, Стеф почувствовала, что устала. Сказывались волнения перелета, да и вообще… поискав глазами, где бы присесть она увидела изящную скамейку недалеко от причудливо выгнувшегося дерева с неестественно оранжевой листвой и черным как смоль стволом. Присев, она попыталась максимально расслабиться и дать своему телу хоть немножко отдохнуть.

На мгновение ей показалось, что она слышит голоса, да именно… вот голос Даниэля, а это говорит его отец. Судя по тональности разговор, был напряженным. Почувствовав, что речь идет именно о ней, она пошла в ту строну, откуда они раздавались. Вот они стали яснее, Стефания даже расслышала несколько слов сказанных Даниэлем. Наконец-то она поняла, откуда они исходят: прямо перед ней - стеклянные двери, а за ними говорят или вернее спорят, стражи. Стеф тихо подошла, благо за кустарниками её не было видно, и стала слушать.

-…ты губишь свою сущность, становишься, все более проникаем для зла, - это был голос отца Даниэля.

- А о ней ты подумал? Ведь и её душу - ты тоже губишь. Она смертна, а вскрыть код бессмертия …. Одумайся, таких прав нет даже у тебя. Нарушая закон Творца, ты тем самым обрекаешь себя и эту женщину на Вселенский суд, подумай об этом сын?

- Я люблю её. Любовь, если она есть в сердцах, ну ты же сам прекрасно знаешь… что за неё прощается многое. Пойми, отец, это не соблазн, не похоть, не желание обладать её телом, нет, я её - Люблю, я растворяюсь в ней, чувствую ей, я живу ей.

- Но она не любит тебя, о каком прощении ты говоришь? Я вижу это - сердце Стеф пусто, там нет тебя. Если я это вижу, то ты тем более … Сын, объясни мне, как ты рассчитываешь получить любовь Стефании? За подарки, за тайны, которые ей выдашь, своим вниманием, чем? Любовь - Дар Божий, он дается или нет, это - искра Создателя, и её в этой женщине нет.

- Пока, нет, - Даниэль повысил голос, что так не свойственно было для него.

- Поверь, я сумею зажечь в ней эту искру, моей любви хватит на двоих. У Стеф чистая душа, я вижу это, и я смогу разбудить в ней это светлое чувство. А бессмертие, так всё поправимо, когда нет видимого выхода, наверняка есть запасной вариант. Стефания услышала, как Даниэль рассмеялся.

- Я пойду, отец, мы устали, она ждет меня, волнуется, нам надо отдохнуть. Я могу пойти к себе?- тон стража стал мягче.

- Да, конечно, я позабочусь о напитках и еде. Стеф услышала, как их шаги стали удаляться от неё в противоположную сторону.

Она повернулась и чуть не бегом направилась к выходу из холла, и едва успела добежать, как тут же столкнулась с Даниэлем и, сдерживая сбивающееся дыхание, через силу рассмеялась и обняла его.

- Я здесь совсем заскучала, одна как в лесу, прекрасном лесу, но одна. Даниэль, видимо занятый своими мыслями, не обратил внимания на столь необычное поведение жены, а ей это было как раз на руку.

- Пойдем, я покажу тебе дом, - он, перехватив жену из её объятий в свои, и повел Стефанию по уже знакомому ей коридору.

- Я так устала, правда, буквально валюсь с ног, - Стеф заглянула мужу в глаза, - Давай в другой раз, мне бы отдохнуть.

- Хорошо, пойдем, - Даниэль был трепетно ласков и нежен с ней, и Стеф чувствовала себя предателем по отношению к нему. Ведь она подслушала разговор стражей, мало того, что это не красиво, ещё ко всему прочему у неё не хватало сил признаться в этом мужу.

Они поднялись на второй этаж, и оказались в довольно большой зале, одна из стен которой была полностью прозрачной, через нее открывался шикарный вид: светало, из-за горизонта поднимался оранжевый диск, и вокруг по небосводу не торопясь плыли нереально красивые бирюзовые облака, словно в неведомом сказочном мире.

Стеф подошла поближе. Да панорама впечатляла. По небу плыли бирюзово-лиловые фантастической формы облака. Оранжевые лучи просыпающегося светила, обволакивая их, обрамляли по краям ярко фиолетовым, местами даже коричневым оттенком, преображая вид и цвет небосклона совершенно экзотическим образом. По воздуху носились летательные аппараты, в основном напоминающие их пассажирские корабли. Город просыпаясь, с его причудливыми зданиями, каналами, воздушными садами и напоминал Стеф, иллюстрации к сказкам, которые в детстве ей читал отец.

Даниэль куда-то ушел, по всей видимости, чтобы принести пищу. Стеф осмотрелась, зала была также как коридор, украшена золотой лепниной, правда по сравнению с узорами в коридоре, здесь они были намного мельче, тоньше и проходили только по бордюру, а не поднимались как там, в виде колон до самого потолка.

Даниэль вернулся, держа в руке резную коробку, очень искусно сплетенную из металла, напоминающим серебро. Там стояли сосуды с напитками, лежали ломтики чего - то белого, по своему виду напоминающего хлеб.

- Это наш с тобой обед и ужин, и завтрак сразу, - он улыбнулся.

- День получился напряженный, завтра - будет проще.

Они ели, сидя на кровати. Даниэль, быстро перекусил, и теперь полулежа на постели, смотрел с улыбкой на то, как Стефания с осторожностью откусывала маленькие белые ломтики. Это действительно был хлеб, в том его широком понимании, только запах у него был ароматнее земного и вкус намного тоньше.

- Ну, и как, вкусно? – он коснулся затылка жены, распустив волосы. Опустился рукой по спине вниз, лаская.

- Да, - Стеф допивала напиток, судя по вкусу напоминающего нектар, - я такого никогда не пробовала, почему у нас на Земле хлеб грубее и вкус у него другой?

И не дождавшись ответа мужа, Стеф неожиданно спросила его:

- А что такое грех?

Даниэль перевернулся и положил голову на колени жене

- Грех… ну как сказать? Грех… у вас на Земле все как бы подпорчено этим пороком, - грехопадением. Люди преступили закон Бога, за это на них обрушился кармический грех - отсутствие совершенства во всем: пище, воде, растениях, даже ваш организм претерпел очень серьезные изменения, вы стали смертными. Угасание и недолговечность, к сожалению, этой кармой покрыта вся Земля.

- Это навсегда? - Стеф прикоснулась рукой к его волосам, - наверное, есть возможность отработать его, отмолить? Создатель ведь милостив, так говорят.

- Судный день. Все разрешиться именно в эту дату, но когда она наступит даже мы, стражи - не знаем.

Даниэль приподнялся на локте, заглянул Стеф в глаза, и потихоньку опустил жену на постель рядом с собой. Его губы скользнули по её рукам, шее, прикоснулись к волосам, жар дыхания обжог ей губы. Она снова ощутила то чувство, которое дарил ей его поцелуй. Под его ласками она снова растворялась в небытии, а душа улетала в безбрежные миры Вселенной…

****

Утром просунувшись, первое, что увидела Стеф - это Даниэля, он сидел и смотрел на неё.

- Ты прекрасна во сне, - муж нагнулся и поцеловал Стефанию в губы, - я ухожу. Мне надо разобраться с одним очень важным моментом, здесь, а потом, и у вас на Земле. Очень не хочется оставлять тебя, я так скучаю, мы слишком мало бываем вместе, но я обещаю, ты потерпи немного, все изменится, и тридцать шесть часов ваших земных суток я буду полностью в твоем распоряжении, - он улыбнулся и снова поцеловал жену.

18
{"b":"254843","o":1}