ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дэн вывел её из комы к концу четвертого дня, переругавшись уже несколько раз с Даниэлем, у которого уже не было сил смотреть на практически бездыханное тело жены.

В себя Стеф пришла не сразу. Пока она была в коме, ей виделись удивительные по красоте сады, разбитые на правильные секции, огороженные металлическими резными решётками, которые обвивали неземной красоты вьющиеся растения. Гуляя по этой местности одна, никого не встречая, ни людей, ни животных, вообще никого, Стефания даже не помнила, кто она, пыталась несколько раз напрячь память, но у неё ничего не получалось. Однако, здесь ей нравилось: красиво, уютно, спокойно. Вокруг только тишина и журчание воды в роднике, так хотелось бы, остаться тут навсегда, но какая-то сила влекла её к выходу. И чем ближе она к нему подходила, тем беднее была растительность, встречались высохшие и пожухшие цветы, вместо плодородной и теплой земли, под ногами уже был горячий и сухой песок. Вот и ворота, они тоже нереальной красоты, все ажурные, белые, только лианы цветов на них висят все иссохшие, растительность пропала практически вся, рядом колодец, она берет сосуд и пытается набрать воды, но вместо неё сыпется на землю, лишь мелкий белый поток песка. Воздух так раскалён, что больно дышать, он обжигает ей легкие, вся грудь болит.

- Стеф, Стеф. Ну, где же ты? Возвращайся, - она слышит, как кто-то зовет её, голос знакомый, но трудно вспомнить чей, приоткрывая с большим трудом глаза, она смутно видит рядом чью-то фигуру, но память никак не хочет отвечать ей: Кто он? Зачем здесь? Кто она?

- Стеф, Боже, наконец-то, - этот кто-то берёт её за руку и целует, потом начинает звать кого-то:

- Дэн, она проснулась, Дэн…

Спустя время входит другой, она его знала, да, но … тоже забыла, он начинает осматривать её, потом, что-то делает у неё в изголовье и говорить тому - первому:

- Она пока нас не узнает, пусть спит, мозг восстанавливается, но медленно.

Стеф закрывает глаза, спать, так хочется спать, она опять засыпает.

Утро, да, утро - свет мягко падает ей на лицо, она открывает глаза, окно открыто, хочется пить, попытавшись встать, она с трудом опускает ноги на пол. Прохлада медленно от ступней поднимается вверх по её измученному болью телу. Но встать не получается, нет сил.

- Так, куда вскочила?! – перед ней появляется… да Дэн, Господи, она вспомнила:

- Дэн, где я? - она пытается сопротивляться, но он силой укладывает женщину обратно в постель, - лежи, иначе не сносить мне головы, если опять, что с тобой приключиться. Чуть не умер тут из-за тебя. Сейчас Даниэль придет, вот тогда будешь носиться тут, под его ответственность, а сейчас, давай, рассказывай…

- Что рассказывать? - она удивляется и, не понимая, чего он хочет от неё, пытается вспомнить, что же произошло.

- Как самочувствие, где болит, как болит, что болит, и вообще, всё.

- Да ничего не болит, пить хочется, дай воды или чего-нибудь, - она жалобно посмотрела на стража.

- Сейчас принесу, ты главное лежи, - Дэн исчезает за дверью.

Не прошло и нескольких минут, как дверь открылась, и вбежал Даниэль:

- Ну, Слава Богу, как ты нас всех перепугала, теперь надо тебе себя беречь, сколько времени без тебя… думал, с ума сойду, - он присел прямо на постель и обнял Стеф.

- Как ты? Боль есть, где? Дэн сказал не меньше месяца на реабилитацию. Удар ты получила сильный, причем с близкого расстояния, мало кто из ваших выжил бы. Странно, но органы не пострадали, может вакцина помогла? - он взял жену в охапку вместе с одеялом и посадил к себе на колени, - ну никак тебя одну нельзя больше оставлять, такая доверчивость, разве можно так? Война, а ты двери кому ни попади, открываешь.

- Но он, же был на диске, раньше в команде, я его знаю, - Стеф попыталась возразить, - правда, пропал потом куда-то…

- Пропал, вот именно, пропал, он - к серым переметнулся, там ему больше понравилось, чем у нас, но это моя вина. Не сразу я в нём эту черту заметил - гордость, высокомерие, и тебя не предупредил, не хотел информацией такой разбрасываться, вот результат. Ругаю я себя за это очень, думал, если что с тобой… как мне без тебя? – он прижал Стеф к себе, как маленького ребенка, прикоснувшись рукой к её волосам.

Наконец-то, вернулся Дэн со стаканом воды:

- Держи и наслаждайся, кроме неё тебе пока ничего нельзя, и так не знаешь чем тебя на ноги ставить, ты у меня теперь как первый подопытный образец, состоящий одновременно из двух энергетических потенциалов, - он схватился за голову и, посмотрев на Стефанию, улыбнулся, - правильно говорят - рыжеволосые на корабле - к большим проблемам.

Стефания хихикнула, но силы вновь начинали покидать её:

- Я прилягу, что-то устала, - она сползла с коленей Даниэля на постель, и едва голова коснулась подушки, уснула.

- Пускай, спит, значит, дело пошло на поправку, - Дэн похлопал по плечу друга и добавил, - самое страшное уже позади.

****

Стеф выздоравливала медленно, швы почти исчезли, только белые полоски остались на их месте. Правда быстро ходить и бегать она пока не могла, было больно и тяжело дышать.

Спустя полгода, они с мужем, по совету Дэна возвратились на Землю, там, в родном для неё климате процесс выздоровления ускорился. Практически целые дни она проводила на берегу океана, он словно лечил женщину, какой-то своей необыкновенной силой, энергией, мощью. Даниэль лишь удивлялся:

- У вас с ним, похоже, незримая связь, одна энергетика, я много подобное видел, но чтобы так природа воздействовала на человека – первый раз.

- Да, я чувствую его мощь и силу, каждая капелька воды, как эликсир, наполняет меня живительной силой, надо было нам пораньше сюда вернуться, сейчас уже бы выздоровела, - Стефания действительно ощущала прилив энергии, дышать было уже не больно, и она потихоньку начинала заплывать всё дальше и дальше, проверяя себя на выносливость.

Даниэль старался не оставлять её одну, в доме постоянно дежурили стражи. Первый месяц пребывания на Земле, он сам, практически везде и всюду находился рядом с ней. Это было самое счастливо время в жизни Стеф. Она и представить себе не могла, что так можно привыкнуть к кому-либо, как она привыкла к мужу. Порой ей начинало казаться, что так было всегда.

Они настолько были близки, что не могли обходиться друг без друга и несколько минут. Души их сливались, казалось в единое целое, как и тела. Прикосновения и ласки доставляли немыслимое наслаждение. Стефания жила окутанная нежностью Даниэля, словно в пушистом облаке благодати, где нет ни боли, ни страданий, ни тоски, он предупреждал её любое малейшее желание, она в замен платила ему трепетной нежностью и фантастическим ласками любви.

Единственным неприятным моментом, за все это время пребывания на Земле был визит Микаэля. Предлог он выбрал самый банальный - самочувствие Стефании. Причем заявился, как раз в тот момент, когда Даниэль отсутствовал. Зачем-то настоял на разговоре именно в доме, чем вызвал раздражение со стороны Стеф, ведь погода была прекрасная, и ей совсем не хотелось идти туда. Беседа носила абсолютно неопределенный, нелогичный, и даже сумбурный характер.

- Я так рад видеть тебя живой и здоровой. Ну, ты же сама прекрасно знаешь мою нежную привязанность к тебе Стеф? – начало разговора уже сильно не понравилась ей.

- Мы столько времени вместе, и знаем, друг друга, и это дарит мне незабываемые впечатления, надеюсь, эта наша связь продлиться и дальше? – не успела Стефания и рта открыть, чтобы охладить его пыл, как он продолжил:

- Я чуть с ума не сошёл, узнав, сколько времени, ты провела на грани…, но сама понимаешь, там был твой муж, и мое прибытие скомпрометировало бы тебя, что совсем не надо нам обоим, я не хочу ссориться с Даниэлем, да и тебе проблемы в семье не нужны.

Стеф, не выдержала:

- Микаэль, ты знаешь, как я к тебе отношусь, но послушай…

- Да я знаю, дорогая, поверь, я не меньше тебя люблю, просто так получилось, что ты стала не моей женой, а его, но это же ничего не меняет в наших отношениях друг к другу. Ты понимаешь, о чём я?

37
{"b":"254843","o":1}